БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №39 > Суккот
В номере №39

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+3
Интересно, хорошо написано

Суккот
Пинхас Полонский

Праздники, заповеданные нам в Торе, делятся на два вида: «космического цикла» и «национального цикла»...

Праздники «космического цикла» и «национального цикла»

Праздники, заповеданные нам в Торе, делятся на два вида: «космического цикла» — Рош hа-Шана и Йом Кипур (на иврите — «Ямим Нораим» — «дни трепета») и «национального цикла» — Песах, Шавуот и Суккот (на иврите — «Шалош Регалим» — «три праздника паломничества» в Храм). Праздники «космического цикла» связаны с Сотворением Мира и с сотворением Человека — событиями, равно важными для всех людей, независимо от национальности; праздники же «национального цикла» связаны сугубо с еврейской историей — Исходом из Египта, Дарованием Торы, хождением по пустыне.

И здесь важно отметить, что Суккот является завершением двух циклов одновременно: цикла осенних праздников — Рош hа-Шана — Йом Кипур — Суккот — и цикла Песах — Шавуот — Суккот.

Общечеловеческое может быть правильно реализовано лишь через национальное

Рош hа-Шана, Йом Кипур и Суккот, как единый большой праздник конца одного года и начала следующего, начинается с общечеловеческого праздника — Рош hа-Шана, и завершается национальным праздником — Суккотом. Происходит развитие от космического цикла к национальному. И идея здесь не в том, что национальное выше, чем общечеловеческое. Напротив, иудаизм, конечно же, считает общечеловеческое более существенным, коренным, базисным, чем еврейско-национальное. Дело же здесь в том, что общечеловеческое может быть правильно реализовано лишь через национальное. Общечеловеческое приходит через реализацию национального, а не через отказ от него.

У нас получается следующая картина: Суккот завершает две линии и соединяет в себе и историческую, то есть национальную компоненту, и общечеловеческую компоненту. Поэтому в Суккот все эти вещи переплетаются. В частности, национально-историческая компонента Суккота — это шалаши, как память хождения по пустыне. А общечеловеческая составляющая Суккота — например, то, что в Суккот приносили 70 жертв за все народы мира, а в другие праздники такого не было. Недавно возникший обычай — проводить в Суккот Иерусалимское шествие, всемирный съезд неевреев-сионистов, когда они приезжают в Израиль и проходят здесь торжественным шествием по улицам Иерусалима, — установлен специально в память о том, что когда-то в Суккот в Иерусалимском Храме приносили жертвы за народы мира. И сказано у пророка Захарии, что именно в Суккот следует приходить посланникам от всех народов в Иерусалимский Храм, чтобы были принесены жертвы за их благополучие.

Возлияние воды на жертвенник. «Цитрусовые» в Храме

Много лет назад, еще в эпоху нашей ранней сионистской молодости в городе Москва, когда подпольно привезенная из Израиля литература не залеживалась на полках, а переходила из рук в руки и зачитывалась до дыр, попалась мне как-то книжка рава Адина Штейнзальца «Контуры Талмуда». И там я прочитал следующее: «Талмуд рассказывает, что отношения между поздними хасмонейскими царями, клонившимися к саддукейству и признававшими только Письменную Тору, и простым народом, придерживавшимся фарисейской линии и хранившим устную традицию, были весьма напряженными; и это напряжение иногда выливалось даже в кровавые столкновения. Однажды в праздник Суккот, когда царь Александр Янай (2-й век до н.э.), совмещавший, как и другие цари хасмонейской (маккавейской) династии, пост царя и пост первосвященника, во время праздничного служения в Храме не захотел совершать предписываемый устной традицией обряд возлияния воды на жертвенник и вылил воду себе под ноги. Тогда возмущенный народ, находившийся в Храме, стал забрасывать царя апельсинами и лимонами. В ответ на это царь вызвал свою наемную (чужеземную) гвардию, и много народа было убито. (Кстати: ничего себе были взаимоотношения между евреями в независимом еврейском государстве древности! Посмотрев на историческую перспективу и сравнив ее со всеми нашими конфликтами сегодня в Израиле, сразу понимаешь, насколько длинный путь прошел в своем развитии еврейский народ за последние два тысячелетия.) Книга рава Штейнзальца была весьма интересной, только одного я понять не мог: откуда у народа, молившегося в Храме, взялись апельсины и лимоны? Да и вообще — апельсин, вроде бы, привезли из Китая в Европу в значительно более позднее время?

Лишь через несколько лет я понял, что причина моего былого непонимания — в ошибке переводчика. (Да, в семидесятые годы в интеллигентной русско-еврейской среде почти не было людей, знакомых с еврейской традицией — так что прогресс за последние 20 лет более чем значителен.) В праздник Суккот евреи на молитву в синагогу, а в древности — в Храм, приносят «четыре вида растений»: этрог, лулав (пальмовую ветвь), мирт и иву. Переводчик же книги рава Штейнзальца не только не был элементарно знаком с этой традицией, но и переводил с английского перевода, а не с ивритского оригинала. А по-английски «этрог» переводят как «цитрон». Переводчику показалось неуместным написать «народ забросал царя-первосвященника цитрусовыми», поэтому он и решил заменить их на апельсины и лимоны.

Нельзя ограничиться философским познанием Торы, необходимо ее «простонародное» принятие

Дни праздника Суккот были единственными днями в году, когда на Храмовый жертвенник, кроме обычного вина, возливали также и воду. Вино — воплощение тонкостей, глубины и тайны; вода — воплощение живительной простоты. Вино, возливаемое на жертвенник, символизировало «сод» — тайный, мистический уровень Торы; в то время как вода символизировала «пшат» — прямое, непосредственное восприятие Учения и Заповедей. Саддукеи, к которым принадлежал и царь, не признавали обычая возлияния воды на жертвенник не только потому, что его нет в Письменной Торе, но и потому, что им казалось, что непосредственное, прямое, простодушное понимание Торы подходит только для простонародья, но никак не для современного эллинистически образованного человека, и в знак презрения к «простонародному восприятию Торы» Александр Янай вылил воду не на жертвенник, а себе под ноги.

В ответ на это люди, принесшие для молитвы в Храм четыре вида растений, стали забрасывать царя-первосвященника этрогами. И хотя, конечно, выбор этрога в качестве оружия народа имел и чисто прозаическую причину — тяжелый и удобно кидать, не то что пальмовые ветки, — в этом выборе, как нам кажется, был и «философский аспект». (Так уж все устроено на этой святой Земле: почти всякое столкновение в конце концов имеет под собой религиозно-философские корни.) Как известно, четыре вида растений, благословляемых в праздник Суккот, отождествляются с четырьмя типами евреев. Ива, не имеющая ни вкуса, ни запаха, символизирует простых евреев, не обладающих ни познаниями в Торе, ни добрыми делами; мирт, с запахом, но без вкуса — это евреи, совершающие добрые дела, но не обладающие мудростью; лулав (финик), со вкусом, но без запаха — это мудрецы, не совершающие достаточно добрых дел; и лишь этрог, у которого в достатке и вкус, и запах — это те, кто смог соединить глубину познания и широту помощи ближним. Бросая в сноба-первосвященника этроги, народ утверждал, что даже обладающий и мудростью, и добрыми делами не может ограничиться только философским познанием Торы. Без принятия Торы и ее реализации прежде всего в самой простой и наивной форме еврейский народ не может осуществить ни своего царства, ни своего священства.

«В шалашах живите семь дней». Почему — шалаши, а не прочные дома?

Сразу после Йом Кипура евреи приступают к строительству «суккот» — шалашей, и с вечера 15 Тишрея начинается праздник Суккот, когда мы должны неделю жить в них. Тора формулирует суть праздника следующим образом: «В шалашах живите семь дней, чтобы знали потомки ваши, что в шалашах поселил Я сынов Израилевых, когда вывел Я их из Египта» (Ваикра, 23:43). Евреи вышли из Египта неподготовленные — без запасов еды, без шатров. Они вышли в пустыню, надеясь на Б-жественную поддержку, и Б-г сделал им шалаши для проживания и кормил манной с неба. Это не были настоящие дома: крыша их не была прочной, через нее проникало солнце и капал дождь. И манна, которую евреи получали с неба, не была пищей, которую можно запасти на будущее, — она быстро портилась, и ее нельзя было оставить даже на следующий день. Б-г дал евреям шалаши и манну, но почему Он не мог сделать большего: дать настоящие прочные дома и запас нормальной еды? Ведь для Него не сложно совершить любое чудо!

Цель чуда — не только помочь, но и воспитать

Дело в том, что Б-жественное чудо является всегда строго отмеренным; его цель — не только в том, чтобы помочь евреям, но и в том, чтобы воспитать их. Дырявая крыша шалаша напоминает человеку, что он находится в Б-жественной власти. Манна напоминает о непрочности земных богатств и невозможности существовать без постоянной Б-жественной поддержки.

Евреям было заповедано праздновать Суккот в середине осеннего месяца Тишрей, когда в Израиле завершается сельскохозяйственный год, земледелец собирает урожай и закрома его полны. Это момент, когда человеку легче всего почувствовать свою материальную силу и ошибиться, возгордиться и сказать себе: «Силой руки своей приобрел я все это богатство. Мои закрома надежны и полны, и я совершенно независим». Именно в этот момент Тора говорит ему: «Выходи из своего прочного дома, и иди в шалаш, в котором ты плохо защищен от солнца, ветра и дождя, и понимай и помни, что крыша над твоей головой всегда дырявая».

Праздник Суккот называется в Торе «временем нашего веселья», потому что прочный дом, достаток и прочие богатства приносят радость лишь тогда, когда человек понимает, что они в жизни — не основное, а лишь инструмент для выполнения его человеческой задачи; и они становятся источником несчастья, если человек порабощается ими. Дырявая крыша шалаша учит еврея чувствовать свою связь с Б-гом и не порабощаться материальными потребностями; и это — источник радости.

Источник: Маханаим


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №39 > Суккот
  Замечания/предложения
по работе сайта


2020-07-05 08:08:17
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Всемирный клуб одесситов Jewniverse - Yiddish Shtetl