БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №43 > Заметки из-за линии фронта
В номере №43

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
-2
Интересно, хорошо написано

Заметки из-за линии фронта
Натан Щаранский

(Продолжение, начало в № 42)

Когда-то в молодости я прочел в газете «За рубежом» статью под красноречивым названием — «Америка — глубокий тыл Израиля». В истинность этого тезиса верила не только советская пропаганда, но и многие советские евреи. Да и большинство израильтян до сих пор уверены в этом. К сожалению, ситуация сегодня изменилась коренным образом. Более того, объездив в последнее время 13 крупнейших американских кампусов, я не мог отделаться от ощущения, что нахожусь в глубоком тылу вовсе не Израиля, а его идеологических врагов.

ИзменитьУбрать
Натан Щаранский
(0)

В ходе многочисленных встреч и диспутов я не только говорил, но внимательно слушал своих оппонентов, пытаясь нащупать возможные пути выхода из ситуации. А выслушать мне пришлось много неприятных вещей. Я хорошо помню американские университеты середины-конца восьмидесятых годов, когда, после освобождения из Гулага, я помогал организовывать кампанию в защиту советских евреев. И тогда, конечно, находились люди типа профессора Айзенцвайга, но это были ярко выраженные маргиналы. Сегодня атмосфера в американских университетах такова, что многие еврейские студенты попросту запуганы. Ведь от их отношения к арабо-израильскому конфликту зачастую зависят не только оценки, но и возможность дальнейшей академической карьеры. Во время встречи в Гарварде одна студентка рассказала мне, что вынуждена скрывать свои чувства к Израилю, ведь если они станут известны, это крайне отрицательно скажется на ее профессиональном будущем.

Вместе с тем, и это вселяет в меня надежду, что не все потеряно, безусловно, еще есть евреи, готовые дать отпор палестинской клевете и подстрекательству. Им не хватает внимания и поддержки со стороны Израиля, да и попросту информации. Несмотря ни на что, они готовы дать бой, но их нужно «вооружить» нашими доводами, аргументами, справочным материалом, разъяснить важность их мнения, в особенности, значение того, чтобы это мнение прозвучало публично. Академик Амбарцумян сказал как-то, что студент — это не сосуд, который следует набить знаниями, а факел, который нужно зажечь. Наверное, нам надо двигаться именно в этом направлении. Надо больше уделять внимания кампусам, надо направлять в них самых высокопоставленных израильских политиков. Ведь, по существу, моя поездка стала первым такого рода визитом израильского министра, посвятившего все свое время и все силы только одной цели — встречам с еврейскими студентами.

ИзменитьУбрать
(0)

При подготовке к этим встречам мы провели большую предварительную работу, поскольку предстояло подобрать ключик к очень интеллигентной публике. Нельзя сказать, что израильские визитеры совершенно оставили поле боя арабам. Нет, они приезжают, выступают, встречаются со студентами. Но проблема заключается в том, что говорят они на языке, понятном израильтянам, а вовсе не американцам.

Мы, например, уверены, что уступки, сделанные Эхудом Бараком в Кемп-Дэвиде, в ответ на которые Арафат развязал интифаду, являются лучшим доказательством искренности стремления Израиля к миру, и, наоборот, отсутствия такого стремления у нынешнего палестинского руководства. Но беда в том, что подавляющее большинство моих собеседников об этих уступках если и слышали, то не помнят! Промывка мозгов идет такими темпами, прокачка информации столь велика, что в памяти людей остаются только кадры ежедневной хроники. А на экранах телевизоров мелькают или наши жертвы, или убитые террористы. И у зрителя возникает ощущение, что виноваты все — и эти убивают, и эти убивают. Но, в отличие от израильтян, арабы сумели подготовить целый отряд умелых пропагандистов, прекрасно владеющих и английским, и понятной американцам терминологией.

Мне было понятно — простая, что называется « в лоб», аргументация тут не сработает. Рассказы о жертвах терактов, как бы ужасны они ни были, не оказывают ожидаемого действия — такого, какое они производят на израильтян. Нужно было найти тему, способную действительно зажечь в сердцах американских евреев огонь солидарности с нами. Учитывая ментальность американцев, которым принципиально важны права человека и демократия, я решил сосредоточиться именно на них, тем более, что уважение к этим ценностям и борьба за них полностью соответствуют и моему мировоззрению. Я рассуждал так: Израиль сегодня в кампусах крайне не популярен, в основном потому, что нарушает главные ценности демократии. А тема защиты прав человека популярна невероятно. Тысячи американских студентов помогают палестинцам вовсе не из любви к Арафату — им вбили в голову, что тем самым они защищают демократические ценности. Поэтому наша цель — доказать, что именно Израиль является страной, которая в самых тяжелых условиях эти ценности соблюдает.

Добиться этого будет очень непросто. По сравнению с еще совсем недалеким прошлым, сегодня в Америке сложилась парадоксальная ситуация. В семидесятые годы американские евреи возглавляли большинство правозащитных организаций, организовывали крупнейшие общественные кампании — в защиту советских евреев, против апартеида в ЮАР. Эта деятельность сплачивала еврейскую общину, до сих пор многие вспоминают о ней с чувством ностальгии. Моя иерусалимская соседка, еврейка из США, даже как-то сказала мне: «О, какое это было замечательное время, когда вы сидели в тюрьме». Увидев мой несколько обескураженный вид, она пояснила — «Мы тогда боролись за советских евреев, ходили на демонстрации, писали обращения. Мы чувствовали не только важность этой работы, у нас было и дело, объединявшее всех».

Сегодня ситуация кардинально изменилась. В немалой мере благодаря арабской работе в кампусах, правозащитные организации занимаются в основном защитой угнетаемых палестинцев. И как-то отошло на второй план, что самое важное право человека — это право на жизнь, право спокойно доехать на автобусе на работу, право не бояться отправить детей в школу.

Во время всех своих выступлений и встреч я призывал к тому, что евреи Америки должны вновь стать во главе правозащитных организаций и сделать их такими, какими они были прежде, а не пытающимися протащить под всеми соусами и во всех видах антиизраильскую и антисемитскую пропаганду. «Ваши деды, — говорил я во время встреч, — участвуя сорок лет назад в кампаниях по отстаиванию прав человека, изменили американское общество. Ваши отцы, двадцать лет назад боровшиеся за освобождение советских евреев, внесли огромный вклад в разрушение железного занавеса. Ваша задача — вести такую же борьбу в защиту единственной демократии на Ближнем Востоке, противостоящей исламскому фундаментализму. Если это противостояние окажется проигранным, он захлестнет весь мир: события 11 сентября — тому страшное доказательство. Не верьте арабской пропаганде, представляющей Израиль чуть ли не главным нарушителем прав человека на планете. Израиль даст сто очков форы по демократии не только своим соседям, но и всем странам Запада». Я приводил примеры функционирования израильской демократии в условиях войны. Я сравнивал нашу «Защитную стену» с аналогичными операциями армий России, США, европейских стран и на конкретных примерах показывал, с какой тщательностью ЦАХАЛ соблюдает самые высокие нормы гуманизма и прав человека даже в самых тяжелых условиях борьбы с террором.

ИзменитьУбрать
(0)

Я решил также подробно остановиться на принципах демократизации в автономии, с которыми выступаю с самого начала ословского процесса. На мой взгляд, достижение прочного мира между Израилем и палестинцами невозможно без проведения серьезнейших демократических изменений в автономии. До тех пор, пока палестинцами будет управлять коррумпированная арафатовская клика, пока этот режим будет представлять собой худший образец тоталитаризма, ни о каком действительно мирном процессе не может идти и речи. «Посмотрите, кого вы защищаете на пропалестинских демонстрациях, — говорил я. — Если вам действительно дороги права женщин и национальных меньшинств, свобода слова и совести, если вы хотите, чтобы палестинцы и евреи жили в добром соседстве — требуйте проведения демократических реформ в палестинском обществе».

Мои доводы попали в точку — их буквально впитывали еврейские активисты, которые получали столь долгожданные аргументы. А у наших недругов они вызывали шквал ярости. Но возражать призыву защищать права человека они попросту не могли. Поэтому они решили уклониться от моих предложений вступать в дискуссию, на этом поле их заведомо ждало поражение.

Конечно, акции протеста все же были — демонстрации, анонимные звонки, личные угрозы. В Бостоне даже сообщили полиции, что в зал, где должно было состояться мое выступление, подложена бомба. Что ж, за линией фронта, как за линией фронта. А в глубоком тылу врага нельзя проявлять страх или слабость. Несмотря на требования полиции, я не отменил ни одной лекции, ни одной встречи. И это привело к соответствующему эффекту — когда становилось известно, что угрозы никак не отражаются на графике моих выступлений, число желающих присутствовать на них возрастало. Приходилось переходить в большие залы, заказанные заранее не могли вместить всех желающих.

Перед отъездом младшая дочь сказала мне: «Папа, если в тебя будут бросать яйца, не пригибайся, не увертывайся — лови их и бросай назад». Я приготовился в точности следовать указаниям дочери. Но вот яиц никто в меня так и не бросил, вместо этого «угостили» тортом, который сразу же потек и швырнуть его в ответ оказалось физически невозможно. Это случилось в Нью-Джерси, в университете Райтгерс.

Уже у входа в университет меня ожидала демонстрация протеста. Я знал, что готовится нечто весьма серьезное, поэтому был удивлен ее скромными масштабами — всего около 60 человек в куфиях, десяток евреев из ультралевых организаций да десяток харедим из «Нетурей карта». Видимо, организаторам смешал карты ураган, обрушившийся в те дни на Америку.

Но внутри зала наши недруги попытались взять реванш. Едва я уселся на свое место, как вдруг почувствовал легкий удар, и по лицу потекло что-то мягкое и сладкое. Один из пропалестинских активистов — естественно, еврей Эйб Гринхауз из организации «Евреи против оккупации», ухитрился проскочить мимо охраны и залепил мне рот и нос кремовым тортом. Ничего не могу сказать плохого про торт — он был вкусный и свежий. Когда я помыл лицо и поднялся на трибуну, зал, в котором находились около 600 человек, был наэлектризован. «Я знал, что ваша община очень теплая и готовит мне прием, — сказал я, — но не ожидал, что он окажется таким сладким. Поскольку я попробовал этот торт, надеюсь, что он кошерный. А теперь, давайте поговорим о ценностях демократии и уважении к чужому мнению».

После завершения выступления у меня было такое ощущение, что если бы в тот момент объявили прием добровольцев в израильскую армию, то в «Голани» записалось бы несколько сот человек. Да и во время моего выступления симпатии зала были очевидны — чуть ли не каждую мою фразу встречали аплодисментами. И даже несколько десятков человек в куфиях, явно пришедших с провокационными целями, не рискнули рта раскрыть.

Этот случай лишний раз подтвердил мое впечатление, что еще далеко не все потеряно и, несмотря на действительно тяжелую ситуацию, в кампусах есть достаточно много евреев, с которыми можно и нужно работать. Когда кто-то пытается оскорбить их национальное достоинство или достоинство еврейского государства, они готовы дать отпор. Поэтому самый главный вывод, вынесенный мной из глубокого тыла идеологического врага — не все потеряно. Надо работать. Не отчаиваться, не пугаться, не паниковать. И искать. Искать пути к сердцу американских евреев. Но это — уже тема для совсем другой статьи, для других заметок.


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №43 > Заметки из-за линии фронта
  Замечания/предложения
по работе сайта


2020-05-30 07:49:31
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Всемирный клуб одесситов Еврейский педсовет