БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №92 > Величие или безумство?
В номере №92

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+29
Интересно, хорошо написано

Величие или безумство?
Инна Найдис

Интересно, что бы с ней стало, если бы у нее не было денег?
Правда, кроме денег, у нее был редкостной силы напор и, вероятно, как сказали бы сегодня, харизма.

В 19-м веке худышек и дылд не жаловали. Нам сегодня странно смотреть на коренастых балерин Дега, написанных в 70-е – 80-е годы 19 века. Сегодня эстетика изменилась. Уже прошла триумфальным танцем по сценам мира Майя Плисецкая, рост которой (165 см) был больше канонического для балерины. По подиумам шагают страдающие от анорексии, приближающиеся к 2-метровой отметке длинноногие модели.
Я не знаю, какого роста была Ида Рубинштейн, но в газетах писали: «Длинная, как день без хлеба». О ее невероятной худобе можно судить по картине Серова, которую Репин назвал «гальванизированным трупом».

На место ее рождения претендуют Харьков, Киев и Санкт-Петербург. Годы рождения по разным источникам – 1880, 1883, 1885.

ИзменитьУбрать
Худ. Р. Брукс, 1917 г.
(0)

Родители ее умерли чуть ли не одновременно – предположительно от эпидемии.
Она была бездарна и нелепа. Она была талантливая и неземная.
Многое в этой судьбе – слухи, домыслы, легенды.
А была ли девочка?

Да! Потому что в Русском музее в Санкт-Петербурге висит потрясающее полотно Валентина Серова «Портрет Иды Рубинштейн».
Мало кто знает, что именно ею вдохновлены (или заказаны) «Болеро» и «Вальс» М. Равеля, «Саломея» А. Глазунова, «Страсти святого Себастиана» К. Дебюсси, «Персефона» И. Стравинского, балеты М. Фокина, эскизы костюмов и декораций Л. Бакста и А. Бенуа.
Я написала «мало кто знает», но статьи о ней множатся (даже написана книга – «Причуды Саломеи, или Роман одной картины», автор Елена Арсеньева) и, естественно, повторяют эти бесспорные факты, оплетая их мифами, домыслами, фантазиями. С кем спала, кого купила, даже каким способом соблазнила Серова…

Богатая выскочка, бездарность, взбалмошная, эгоцентричная, порочная, экстравагантная и все-таки потрясающая – артистка, танцовщица, женщина.
Я тоже чуть было не внесла свою лепту в общепринятый образ. Во всяком случае, начало уже написанной статьи я привела выше. Но в последний момент мне попалась добротная, с указанием источников и жестким изложением фактов работа Натальи Дунаевой «Памяти Иды Рубинштейн». И рассыпались, как лопнувшая кожура, эпатажные подробности, продиктованные, очевидно, сегодняшними нравами и извращенной фантазией.
Во-первых, год рождения – 1883-й, место – Харьков. Первый в этом городе банкирский дом был основан ее дедом Романом (Рувимом) Осиповичем Рубинштейном. Сыновья его Адольф и Леон продолжили и расширили дело. Вели дела они и с московскими купцами Алексеевыми. Поэтому Константин Станиславский (Алексеев) знал Иду еще девочкой. (Так рассыпалась одна из версий, что он звал ее к себе в театр в расчете на ее миллионы.)
Рубинштейны славились благотворительностью и меценатством. Они стояли у истоков создания Харьковского отделения Императорского русского музыкального общества и музыкального училища. При этом Леон Романович, отец Иды, был «старшиной Харьковской еврейской молельни».
Иде исполнилось всего пять лет, когда от сердечного приступа умерла ее мать, Эрне­стина Исааковна, и неполных девять – когда из Германии пришло известие о неожиданной кончине отца. Через два года умер и дядя Адольф. Иду взяла в свою семью жившая в Петербурге двоюродная сестра Софья Адольфовна Горовиц, у которой было пятеро сыновей и дочь.

Здесь рушится еще одна легенда, по которой богатая наследница обучалась только дома. Вместе с Лидой Горовиц Ида училась в одной из лучших частных гимназий столицы – гимназии Л.С. Таганцевой. А вот для обучения детей языкам приглашались домашние учителя, известные профессионалы. Курс истории русской литературы, уже по окончании гимназии, Иде читал на дому профессор А. Погодин, который оставил воспоминания о 18-летней девушке: «Она производила впечатление какой-то “нездешней” сомнамбулы, едва пробудившейся к жизни, охваченной какими-то грезами… Уже тогда она изъездила чуть не всю Европу, отлично говорила на нескольких ино­странных языках, знала историю искусства, отлично писала. (…) Ида Львовна жила одной только мыслью: сделаться трагической артисткой».

Почему именно трагиче­ской? Может, отпечаток наложило раннее сиротство маленькой принцессы? Или «трагичность» выработал круг чтения? А может, с таким мироощущением и вовсе – рождаются?

В доме на Английской набережной, украшенном подлинными шедеврами, часто принимали людей искусства, близким другом семьи был В.В. Стасов (он же привел в дом начинающего поэта С. Маршака).

Иде легко даются языки – французский, английский, немецкий, итальянский. Мировое искусство – к ее услугам – в подлинниках. Девушку заинтересовала Древняя Греция, и к ней приглашают ученого-эллиниста. Она изучает не просто греческий, а древнегреческий. Разумеется – уроки музыки и танцев. Слух у нее есть, а голоса – никакого. С танцами тоже проб­лема – угловатый подросток плохо справляется со своим длинным телом. Но ей нравится танцевать! И она проявляет упорство.

Умная и образованная девушка, с нестандартной (чтобы не сказать – уродливой) внешностью… Что скажет она миру, который знает лишь с фасадной стороны, по книжкам, по древним драмам? Какой оставит след в Вечности? Ведь в юности так хочется победить смерть. Чем? Славой! Она станет великой – актрисой­.

ИзменитьУбрать
Худ. Л. Бакст
(0)

Но драматические декламации ей не даются – голос слабый, ложный, истериче­ский пафос. Она понимает, что надо учиться.
Ее внешность не вписывается в каноны? Она станет каноном!

Тонкость человеческих отношений, деликатность ей незнакомы. У нее достаточно денег, чтобы купить, очаровать, победить.
Актриса Малого театра Вера Пашенная в конце жизни напишет, как при поступлении на курсы была ошеломлена обликом «дышащей духами и туманами» Иды. «Меня поразила прическа с пышным напуском на лоб. Онемев, я вдруг подумала про себя, что совершенно неприлично одета и очень нехороша собой».

ИзменитьУбрать
Худ. В. Серов. Фрагмент портрета.
(0)

Слух об утонченной и стильной Иде Рубинштейн прошел по Петербургу.
Аким Волынский, известный критик: «Я увидел молодую, высокую, стройную девушку в чудесном туалете, с пристально-скромным взглядом, отливающим солнечною косметикою. Она произносила только отдельные слова, ничего цельного не говорила, вся какая-то секретная и запечатанная, а между тем она была и не могла не быть центром всеобщего внимания».
«Лицо Иды Рубинштейн было такой безусловной изумляющей красоты, что кругом все лица вмиг становились кривыми, мясными, расплывшимися!»
Леон Бакст: «Это суще­ство мифическое… Как похожа она на тюльпан, дерзкий и осле­пительный. Сама гордыня и сеет вокруг себя гордыню».
Сегодня трудно судить, какие из этих высказываний были искренними, а какие – щедро оплаченными – для создания «имиджа» цветка под названием «Ида Рубинштейн».

Она вообще была автором и воплощением многих со­вре­менных «технологий». Она родилась в свое время.
Эпоха – на сломе. Атеизм, с вытекающими из него вседозволенностью и декадансом. Многие отмечали инфернальность во взгляде Иды Рубинштейн. Серов говорил, что у нее рот, «как у раненой львицы».

На ум приходят стихи Мандельштама к другой современнице – Анне Ахматовой:

Вполоборота, о печаль,
На равнодушных поглядела.
Спадая с плеч, окаменела
Ложноклассическая шаль.
Зловещий голос –
горький хмель –
Души расковывает недра:
Так – негодующая Федра –
Стояла некогда Рашель.

Стиль модерн, с его эклектикой – отсылкой к историческим стилям. Модерн творил Иду или она – модерн? Глядя на ее портреты, задумываешься: Климт (знаменательно! – ныне опять вошедший в моду) писал с нее, или она «с Климта»? Михаил Фокин вспоминал: «Тонкая, высокая, красивая, она представляла интересный материал, из которого я надеялся слепить особый сценический образ. Мне казалось, что из нее можно сделать что-то необыкновенное в духе Бердслея».

Есть мнение, что понятие «от кутюр» тоже появилось вместе с Идой – ее костюмы были выполнены по эскизам лучших театральных художников. Из воспоминаний А. Волынского: «Ида Рубинштейн была одета в чудеснейшее легкое платье с горностаевой отделкой. При этом шляпа фантастических размеров с большим белоснежным страусовым пером отбрасывала на выразительно-сдержанное лицо мягкую тень. …такая дама явилась бы, конечно, идеальной спутницей для любого Рокфеллера или Ротшильда. Тут вся суть, весь нерв, весь секрет – в высочайшей декоративности. Ида Рубинштейн – это прежде всего пластика, орнамент, красота, мечта о деньгах, о театре из розового мрамора… Слишком все это было шикарно, слишком холодно, ослепительно и умопомрачительно, но не приятно для сердца. Кажется, всю жизнь эта замечательная женщина и боялась, и желала того, чтобы кто-нибудь из-за нее застрелился».

Но Ида не хотела быть подругой Рокфеллера или Ротшильда. Она сама была «Рокфеллер». Ее талант мал для Станиславского и Комиссаржевской? Она создаст свой театр!

ИзменитьУбрать
Эскиз костюма Саломеи. Худ. Л. Бакст
(0)

Весной 1904 г. под псевдонимом Лидии Львовской Ида дебютирует в «Антигоне» и терпит провал. Ее игру называют ученической, отмечая отсутствие драматизма, плохую дикцию, невыразительный резкий голос. Осенью этого же года Ида поступает на драматические курсы при Императорском Малом театре, путь куда в соответствии с уставом лежал через крещение. Артист Малого театра Александр Ленский берет ее в свои ученицы и пророчит ей будущее Сары Бернар. Станиславский приглашает ее в свой театр, предлагая серьезно заняться актерским искусством. Но «полюбите искусство в себе, а не себя в искусстве» – это не для нее. Да и репертуар ей необходим другой: не Горького же и Чехова играть. Ей нужны цар­ственные роли.
Ида мечтает о Саломее в пьесе Оскара Уайльда. Пьесу принимают к постановке в театре Комиссаржевской, но роль Саломеи Иде не дают. «Каждый день она появляется в театре в роскошных одеяниях, с лицом, буквально наштукатуренным, на котором нарисованы, как стрелы, иссиня-черные брови, с наклеенными пышными ресницами и пунцовыми, как коралл, губами. Она молча входит в театр, не здороваясь ни с кем, садится в глубине зрительного зала во время репетиции и молча же возвращается в карету».

Ида решает поставить спектакль на собственные средства, пригласив для этого режиссера В. Мейерхольда и художника Л. Бакста. (С этого времени начинается ее дружба и сотрудничество с этим художником до самой его смерти.) По сценарию пьесы Саломея исполняет «Танец семи покрывал». Ида обращается к хореографу Михаилу Фокину. Ему предстоит трудная задача – создать танцовщицу Рубинштейн. Ида проявляет завидный энтузиазм и терпение, упорно трудится, постигая азы балетного искусства. Музыку к «Танцу» она заказывает Глазунову.

Святейший синод запрещает постановку, назвав ее антицерковной. Тогда Рубин­штейн и Фокин решают показать только «Танец семи покрывал». 20 декабря 1908 г. Ида, наконец, узнает, что такое гром оваций и восторги зрителей. Танец оказался весьма откровенным. На протяжении номера Саломея сбрасывает с себя одно за другим покрывала из парчи, переливающейся серебряными нитями, оставаясь в финале почти обнаженной. Одних подобная откровенность шокирует, другие приходят в восторг. Ста­ни­славский скажет об Иде – «бездарно голая». Кри­тик В. Светлов напишет: «В ней гибкость змеи, в ее танце сладострастная грация Востока, полная неги и страсти».

Итак, современная эротика на сцене также имеет своей провозвестницей Иду Рубинштейн.
Окрыленная удачей, Ида отправляется в Париж. Респектабельные французские родственники, возмущенные скандальными намерениями Иды стать актрисой, упрятывают сумасбродку в клинику для душевнобольных. Ее вызволяет петербургская родня, и, чтобы избавиться от опеки, Ида выходит замуж за сына Софьи Адольфовны Владимира Горовица, но буквально через месяц разводится с ним. И обретает свободу.
В Париже проходят с шумным успехом Дягилевские сезоны. Еще один сюрприз, который Дягилев преподносит восхищенной, но уже немного пресытившейся русскими балетами публике, – И. Рубинштейн в роли Клеопатры в одноименном балете.

ИзменитьУбрать
"Клеопатра"
(0)

Неужели произошло чудо?! Нескладеха Ида начала брать уроки у гениального Фо­кина в возрасте, когда балерины уже покидают сцену, и упорством и трудолюбием добилась успеха на той же сцене, что и Павлова и Карсавина?!
Величайший новатор Михаил Фокин создает для своей богатой и фактурной ученицы новую стилистику. Каждый жест, движение, поворот головы, костюмы – все продумано до мелочей.

ИзменитьУбрать
В роли Зобеиды. "Шехерезада"
(0)

Из описания хореографа Брониславы Нижинской: «Появление Клеопатры в храме было очень эффектно и театрально. Свиту ее возглавлял Верховный жрец. Восемь огром­ных черных рабов вносили носилки, на которых стояло нечто, напоминающее саркофаг. Занавеси на обеих сторонах саркофага были открыты, и виднелась похожая на мумию фигура Клеопатры – Иды Рубинштейн. Клеопатру снимали с носилок, и девушки-рабыни, развернув драгоценные покрывала, в которые было завернуто ее тело, расстилали их по сцене. Цвета покрывал гармонировали с цветами декораций. В конце концов среди покрывал появлялась высокая полуобнаженная фигура Клеопатры... Тело Рубинштейн, ее лицо и руки покрывал бирюзово-зеленый грим, подчеркивающий декоративность внеш­ности артистки. Вся манера двигаться, все жесты были совершенно оригинальны и соответствовали именно ее фигуре. Можно сказать, что в Клеопатре Ида Рубинштейн создала собственный стиль движения».
Итак, на новаторском счету Иды – боди-арт и новый мимико-пластический стиль «танца».

ИзменитьУбрать
В роли Себастьяна
(0)

Рубинштейн-Клеопатра потрясла парижан: «Я нахожу утешение от современно­сти в сознании того, что я видел Клеопатру на сцене» (Р. Ан); «То являлась не хорошенькая актриса в откровенном дезабилье, а жадная и жестокая Астарта» (А. Бенуа).
Через год – роль Зобеиды в балете «Шехерезада». «Какой большой силы впечатления можно добиться самыми экономными, минимальными средствами»; «Сила выражения без всякого движения», – скажет о ней Фокин.
Именно в «Шахерезаде» ее увидел Валентин Серов. Его двоюродная сестра Н. Симонович писала: «Пожалуй, увидеть ее – это этап в жизни, потому что дается особая возможность судить о том, что такое лицо человека».

Несмотря на успех и далеко идущие планы Дягилева, Ида видящая свое призвание в качестве драматической актрисы, рвет с ним и организовывает собственную труппу. «Невозможно было заставить ее изменить решение, если она его принимала», – говорит в одном из интервью Л. Бакст, сравнивая ее характер со стальной шпагой.

В 1911-м она выступает в мистерии «Мученичество святого Себастиана». Рецензенты отметят, что во время спектакля, который длился пять часов, невозможно было распознать, какого пола госпожа Рубинштейн – то ли юноша, то ли девушка, – а парижский архие­пископ возмутится тем, что католиче­ского святого играет женщина.

В 1912-м Ида предстанет в спектакле по поэме Эмиля Верхарна «Елена Спартанская», через год – «Пизанелла, или Смерть в цветах» Габриеле д’Аннунцио (постановка – Мейерхольда). Балетные и драматиче­ские спектакли следуют один за другим. Маргарита Готье – в «Даме с камелиями», Настасья Филипповна – в «Идиоте». Стравинский пишет по заказу Рубинштейн «Персефону» и «Поцелуй феи». Равель сочиняет «Вальс» и «Болеро». Постановку «Болеро» осуществит Бронислава Нижинская. Роль роковой танцовщицы, пляшущей на столе в таверне, станет для Иды наиболее значительной.

ИзменитьУбрать
Ида Рубинштейн - в центре,справа - Л.Бакст, М.Фокин
(0)

«Но все, что пишется, подстраивается под нее, не производит впечатления на парижан. Отклики в прессе, особенно на драматические спектакли, разгромные. Однако она продолжает упиваться своей исключительностью, окруженная толпой поклонников, приживалов и друзей. Среди последних – Андре Жид, Поль Валери, д’Аннунцио, Артюр Онеггер, Лев Бакст», – констатирует В. Котыхов.

Это не совсем так. То, что делала в своей антре­призе (сейчас это называется продюсерством) И. Рубин­штейн, оценивалось очень неоднозначно. Такой роскоши на сцене парижане не видели. Одних поражали фантастические декорации, выполненные лучшими художниками и из лучших материалов (включая золотое шитье), массовые сцены (до 200 человек), живые лошади на сцене, изумительной красоты и изысканности костюмы…

Другие упивались великолепной музыкой… Немногие, высидевшие 5-часовой спектакль (иногда – до 4-х утра), упивались великолепием поэтических текстов – тем, что сейчас назвали бы элитарным искусством. Ида Рубинштейн приучала парижан к новой эстетике. Не все были готовы к этому. Да и сама персона эпатажной, неприлично богатой, небезусловно талант­ливой дамы вызывала раздражение.
Да и ее образ жизни. Она летала на собственном самолете, каталась на своей яхте, отправлялась в Африку охотиться на львов. Дома у нее жила пантера. Гостей принимала в царственных, экзотических нарядах…

В 1934 г. французское правительство наградило И. Ру­бин­штейн орденом Почетного легиона. М. Лонг: «Это совсем немного за тот ворох шедевров, который она оставила Франции». На следующий год страна, в которой И. Рубин­штейн жила и работала более четверти века, предоставила ей свое гражданство.

«О ее особняке, где Ида будет принимать элиту парижской богемы, начнут слагать легенды. Что здесь реальность, а что вымысел, сегодня сказать трудно.
В ее парке клумбы в особых, придуманных Бакстом, лотках, которые путем перестановки меняют садовый ландшафт каждые несколько недель. А еще есть фонтаны, выложенные мозаикой тропинки и даже маленький зоопарк с обезьянами, павлинами. Иногда к гостям выводят любимицу Иды – маленькую пантеру, которая охраняет ее спальню. В гостиной – золотой театральный занавес, пыточные инструменты из Сенегала, африканские ткани, японская скульптура, самурайские мечи»
. (В. Котыхов, «Клеопатра русских сезонов»)

Последний раз Ида Львовна предстанет перед парижанами в 1939 г. в оратории Онеггера «Жанна д’Арк на костре». С приходом фаши­стов она вынуждена покинуть Францию.
«В Лондоне Ида начинает новую, другую жизнь. Она никогда не вернется на сценические подмостки. Как будто в ней что-то сломается, уйдут азарт, страсть к приключениям и внешним эффектам. Завершится и бурная жизнь светской львицы.
На собственные деньги она откроет госпиталь и будет в нем работать медсестрой, ухаживая за ранеными. Глядя на изображения томной, изысканной, надменной красавицы Иды, в это невозможно поверить.

ИзменитьУбрать
1915 г.
(0)

После Второй мировой войны она вернется во Францию. Примет католичество и проведет последние годы затворнической жизни на юге Франции, в Вансе. Забытая и друзьями, и врагами, старая, усталая женщина. Ее парижский особняк сгорит, от него оста­нется один остов.
Ида Рубин­штейн умрет от сердечного приступа в 1960 году. О ее смерти мир узнает из маленькой заметки в одной из парижских газет».
Что же такое феномен Иды Рубинштейн?

ИзменитьУбрать
(0)

Во-первых, то, чего не видно за великолепным фасадом, – потрясающая работо­способность, невероятная сила характера, упорство в стремлении победить природные данные и умение недостатки превратить в достоинства. Она не могла быть балериной, но своими статичными, царственными позами, пластикой поражала зрителей не меньше, чем прославленные балерины. В 39 лет она стала на пуанты в роли Артемиды, обнажив «невыработанные» ноги – и все-таки снискала и восторженные отзывы.

ИзменитьУбрать
(0)

«Вам угодно знать про мою жизнь? Я лично делю ее на две совершенно самостоятельные части: путешествия и театр, спорт в движении и волнующее искусство. Вот что берет все мое время. Одно велико, другое безгранично. Я то уезжаю в далекие страны, то подымаюсь в безоблачные сферы... Мне необходима смена, и полная смена впечатлений – иначе я чувствую себя больной».
(Ида Рубинштейн)

Она бросила свои миллионы на сцену. Создала новый стиль в театре и в танце. Привлекла к работе (и щедро опла­чивала) лучших композиторов, поэтов, художников, режиссеров. Была признана Сарой Бернар и стояла с ней на одной сцене. У нее от природы был бедный голос, но она приучила публику находить красоту в своих мелоде­кламациях.

Она, несомненно, оставила яркий след в искусстве и в душах. Свидетельством тому множество отзывов – как уничижительных, так и восхищенных.
Была ли она счастлива? О ее любовных связях много слухов. Но уж очень часто ее сравнивают с обжигающим льдом…
Если бы у нее не было денег… Но они были, они помогли осуществиться ее мечтам, и они же ставят под сомнение это осуществление.


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №92 > Величие или безумство?
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-05-06 07:29:33
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jewniverse - Yiddish Shtetl Еженедельник "Секрет" Jerusalem Anthologia