БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Кино > История скандала вокруг «крестового похода» Мэла Гибсона
Разделы

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+1
Интересно, хорошо написано

Кино
История скандала вокруг «крестового похода» Мэла Гибсона
Анна Данилова

На прошлой неделе на экраны кинотеатров Америки вышел скандальный фильм Мэла Гибсона «Страсти Христа». Расходы режиссера, вложившего в его создание личных 25 миллионов долларов, окупились в первый же день показа. А значит, оправдался и скандал, сопровождавший этот фильм практически с начала его экранизации. Сегодня страсти вокруг «Страстей» — в самом разгаре, и то ли еще будет...

Впрочем, обо всем по порядку.

До...

Как уже было сказано, страстной неделе «Страстной» премьеры предшествовали страстные месяцы. Тема, выбранная Гибсоном, а именно — последние 12 часов жизни Иисуса, не сулила спокойствия ни ему, ни его коллегам; ни христианам, ни иудеям. Причем последним она не сулила также ничего хорошего. По крайней мере, в это свято уверовал глава Антидиффамационной Лиги (АДЛ) Авраам Фоксман, в руки которого несколько месяцев назад «утекла» информация о сюжетной линии фильма.

Дело в том, что Гибсон, по сути, вознамерился с документальной точностью (насколько это, конечно, возможно) экранизировать кульминационный эпизод Евангелия. Иначе говоря, сценарий фильма являл собой переложенную на киноязык традиционную евангелическую версию трагических событий 2000-летней давности, известную каждому правоверному христианину. Версия, которая с тех самых пор висит на евреях ярмом коллективной вины, или даже — коллективного преступления с последующим — время от времени — коллективным же наказанием.

Посему, Фоксман насторожился. Он выступил с резким заявлением, предупреждающем о таящейся в «Страстях» опасности: «Этот фильм может стимулировать, подогреть, рационализировать и легитимизировать антисемитизм; было бы неосторожным буквально воспринимать как Евангелия, так и Ветхий Завет», — сказал он.

Гибсон отверг все выдвигаемые в его адрес обвинения и заявил, что «это фильм о вере, надежде, любви и всепрощении».

Но взбудораженных представителей еврейской общественности, равно как и некоторых особо чутких христиан, подобные заявления не успокаивали. Они вступили с Гибсоном в переписку, требуя внести в сценарий некоторые поправки. Параллельно развернулась кампания по его дискредитации. Разгневанный Гибсон припугнул своих критиков иском в суд за клевету и оскорбления.

Ситуация накалялась. Впрочем, Гибсон знал на что шел: «Когда затрагиваешь такую тему, как распятие, у тебя неизбежно появляется много врагов», — сказал он.

Более того, режиссер предупредил актера, приглашенного на роль Иисуса, что она может стоить ему карьеры и что больше никто и никогда его в Голливуде снимать не будет. Конечно, многие представители Голливуда выразили недовольство в связи с постановкой фильма, но бойкотировать занятых в нем актеров не собирались. А значит, Гибсон явно драматизировал и без того чересчур драматические события.

Своего апогея конфликт между сторонами достиг в тот момент, когда в прессе появились сообщения о том, что 85-летний отец Мэла — Хаттон Гибсон является отрицателем Катастрофы. Сообщения сопровождались соответствующей цитатой.

Эта публикация вконец разозлила режиссера и он в резкой форме потребовал оставить его старого отца в покое. Посыпались взаимные оскорбления. В ответ на обвинение его в антисемитизме Гибсон-сын заявил: «Представители современного секулярного иудаизма периодически предпринимают попытки свалить вину за Катастрофу на всю Католическую Церковь, но это ложь».

Что же касается Катастрофы, то Мэл Гибсон согласился с тем фактом, что во время войны — цитата — «погибли десятки миллионов людей, среди которых были и евреи». А по поводу высказываний своего отца сказал, что тот вовсе не отрицает Катастрофу, а лишь считает, что в ней погибло меньше, чем 6 миллионов евреев.

Здесь стоит поподробнее рассказать о семье Гибсонов. По сообщению прессы, они принадлежат к традиционалистскому течению католицизма, буквально воспринимающими все написанное в Евангелиях. Не случайно догматичные традиционалисты пошли на конфликт с представителями центральной католической власти, отвергнув внесенные в 1960-е годы в религиозную доктрину католической церкви поправки, снимающие с евреев вину за распятие Иисуса.

Хаттон Гибсон всегда был пламенным католиком и даже учился в духовной семинарии Европы, готовясь стать священником. Но тут началась Вторая Мировая война и он оказался на фронте. Потом он женился и стал отцом 11 детей. В 1968 году, будучи безработным железнодорожником, Хаттон попал на телеигру «Джеопарди», где выиграл 25 тысяч долларов. Эту сумму семья Гибсонов потратила на эмиграцию в Австралию. Мэлу тогда было 12 лет. Теперь ему — 47. Нагулявшись вволю и познав все радости жизни востребованного голливудского секс-символа и плейбоя, он вернулся к истокам и стал примерным семьянином и примерным — истовым — католиком.

Недавно на его собственные пожертвования была построена Церковь Святой Семьи в Калифорнии. Гибсон построил е? специально для членов своей семьи и еще для нескольких десятков таких же традиционалистов, которые отказались примириться с нововведениями современной католической церкви и желали иметь свой собственный «уголок» для своей религиозной практики.

Однако ограничиваться семейно-общинным уровнем в распространении Христова учения он не собирался. Создание фильма «Страсти Иисуса» стало следующей фазой «крестового похода» Мела Гибсона, который отныне вышел на американскую, а через не? — на общемировую арену.

Объясняя свое решение снять этот фильм, Гибсон сказал: «На определенном этапе своей жизни я почувствовал себя духовным банкротом. Я испытывал такое глубокое отчаяние, что хотелось выпрыгнуть из окна. Тогда я понял, что должен предпринять решительный шаг...

Я не проповедник и не пастор. Но я чувствую, что я шел к этому моменту всю свою жизнь. Сам Святой Дух вдохновлял меня в работе над фильмом, а я был лишь проводником. Я верю, что этот фильм будет способствовать обращению людей в христианство... включая агностиков и мусульман».

Насколько оправдана эта вера — покажет время.

Но вернемся к истории скандала. В какой-то момент конфликт если не пошел на убыль, то вошел в более спокойное русло. Пытаясь прийти к компромиссу, стороны вступили в диалог. В рамках этого вынужденного сотрудничества несколько еврейских лидеров и раввинов — наряду с другими представителями прессы и духовенства — были приглашены на предварительный просмотр фильма. Мнения зрителей разделились. Одни начали успокаивать евреев, говоря, что фильм хотя и сильный, но нейтральный. Другие же укрепились во мнении, что фильм — антисемитский и бьет наотмашь.

В итоге, несмотря на попытки вести переговоры, продуктивного диалога между Фоксманом и Гибсоном не получилось. Лидер АДЛ остался при своем мнении и даже обратился к католическим священникам с тем, чтобы они осудили Гибсона за его попытку пойти против нового католического устава и взвалить всю вину за распятие на евреев и таким образом расстроить наладившиеся между ними за последние 40 лет отношения.

Гибсон же, со своей стороны, продолжал утверждать, что его фильм призван способствовать примирению, а не раздору. Что он вовсе не о том, кто убил Иисуса, а об иисусовом наследии, и, как таковой, проповедует не антисемитизм, а, наоборот, человечность.

В попытке уладить конфликт, Гибсон обратился к присутствовавшему на очередном предварительном просмотре фильма Майклу Эвансу — основателю Иерусалимского молитвенного общества, занятого, среди прочего, борьбой против антисемитизма — с вопросом как ему поступить, чтобы успокоить евреев и предотвратить разжигание антисемитизма. Эванс предложил Гибсону завершить фильм следующей фразой: «В период римской оккупации римляне распяли 250 тысяч евреев, но только один из них воскрес из мертвых».

Тем не менее, по словам на этот раз уже Фоксмана, никаких изменений в сценарий внесено не было и фильм как был, так и остался «цитатником извечных стереотипов», обернувшихся для евреев двухтысячелетней историей преследований.

Евреи стали устраивать пикеты протеста. К некоторым из них присоединились и христиане. Из чего становится понятным, что и среди самих христиан, и, в частности, католиков по этому поводу нет единого мнения. К примеру, многие евангелические протестанты — близкие друзья евреев и Израиля, а также участники американской Конференции Католических Священников с самого начала выступали бок о бок с АДЛ и были против экранизации традиционной версии Евангелия, утверждая, что «нельзя взваливать на евреев коллективную вину за распятие, потому, что Иисус сам выбрал свою судьбу».

Зато президент Католической лиги Вильям Донахью, напротив, Гибсона поддержал, заявив, что мы живем не в Средневековый период, и что сегодня христиане и иудеи находятся в дружественных отношениях и никакой фильм не сможет эту дружбу поколебать.

«Сегодня реальную угрозу для евреев представляют фанатичные атеисты и фанатичные мусульмане, — продолжил Донахью. — Этим не нужно смотреть фильм, чтобы разжечь в себе ненависть. Они и так насквозь ею пропитаны. Но преувеличивая опасность данного фильма, господин Фоксман рискует проморгать настоящий источник антисемитского пожара...»

Еще до сих пор остается непонятным вопрос «что сказал Папа?». Имеется в виду Папа Римский — Иоанн Павел Второй. По словам Гибсона, Папа посмотрел фильм и одобрил, если не сказать — благословил его словами «Именно так все и было». Однако канцелярия Ватикана это сообщение опровергла, заявив, что все комментарии по поводу фильма Папа оставил при себе и никаких официальных заявлений делать не намерен.

Впрочем, в процессе работы над фильмом случались не только скандалы, но и чудеса. Так, во время съемок, проходивших недалеко от Рима, актера Джима Кавайзеля, исполняющего роль Иисуса, и помощника режиссера фильма задело ударом молнии, но они отделались лишь, что называется, легким испугом. Более того, это был не единственный раз, когда молния «посетила» съемочную группу в Италии. Но во второй раз помощник режиссера все же получил небольшой ожег руки, за что был прозван «Молниеносным». (Хотя, наверно, он предпочел бы быть «Оскароносным»).

Но если съемочная группа боролась с критиками и молниями, то автор «Страстной» музыки Джон Дебни, по его собственному признанию, боролся с... Дьяволом.

«Вряд ли мне еще когда-нибудь представится возможность работать над таким серьезным и сильным фильмом, как этот, — поведал Дебни в одном из интервью. — Работа была безумно напряженная, но главное, со мной произошла одна интересная вещь. Раньше я никогда не думал, что Сатана может быть реальным человеком, но теперь я знаю, что он был здесь — в моей комнате, и что еще он посетил других людей, работавших над фильмом».

По словам композитора, когда он работал над сочинением музыки, кто-то как будто специально мешал ему творить: «Ни с того, ни с сего мои приборы — то один, то другой — начинали барахлить. Компьютеры, дискеты, синтезаторы, — все будто по мановению волшебной палочки переставало меня слушаться. И так на протяжении всего процесса работы. Раньше такого со мной не случалось... Но я выдержал это испытание».

Просто какие-то мистические страсти!

...И после

Как показала реакция людей после просмотра «Страстей», эмоциональный накал, сопутствовавший созданию фильма, был цветочками по сравнению с тем, что они испытали во время просмотра. Это было состояние глубокого эмоционального потрясения. И, по крайней мере, одной женщине справиться с ним не удалось: е? сердце не выдержало...

Зрители пребывали в шоке, испытывая весь спектр по большей части негативных эмоций. Тут были и экзальтация и ненависть, боль, сострадание, злоба... Одни утверждали, что фильм очень тяжелый, очень жестокий, — на грани садо-мазохизма. Было также высказано мнение, что подобный фильм, изображающий пытки Иисуса крупным планом и изобилующий сочными сценами насилия, просто не может вселить в сердца людей любовь, а способен лишь вызвать в лучшем случае неприязнь, а то и ненависть. Другие — под впечатлением от увиденного — еще больше укрепились в своей вере. Только для одних это вера в Иисуса, а для других — вера в то, что евреи его убили.

Для многих людей не только фильм, но и события вокруг него — это всего лишь шоу. Интересное, захватывающее, непредсказуемое. А для евреев оно — настораживающе непредсказуемое. В период, когда повсюду горят искры антисемитизма, никто не знает из какой из них и где может возгореться пламя. Поэтому и с маслом стоит быть осторожней, — не разливать его повсюду. А то один уже поскользнулся на дискуссии об Иисусе и потерял голову...

(...Впрочем, у Булгакова то была художественная литература, хотя и он взял за основу своей истории классическую версию событий...)

Вместе с тем, в свете всего вышеописанного скандала, вызвавшего широкий общественный резонанс, который, в свою очередь, породил ажиотаж, что, в свою очередь, сыграло на руку авторам фильма, возникает вопрос: не растрачивают ли стоящие на страже еврейской безопасности «пожарники» свою пену зазря? Чего стремились достичь активные неприятели Гибснона, — что он изменит сценарий под их диктовку? Или что, услышав их предупреждения, христианский мир осознает весь ужас создавшейся ситуации, содрогнется и бойкотирует фильм?

Ничего этого не произошло, да и не должно было произойти. Человеческие страсти вовсю кипят вокруг «Страстей Иисуса» и утихать пока не собираются.

Дошли они и до Израиля, правда, накал — да и масштаб — не тот. Лидер партии ШАС Эли Ишай, к примеру, заявил, что фильм Гибсона «опять возвращает нас к кровавому навету» и призвал министра культура Лимор Ливнат запретить его показ в Израиле. А вот депутат от той же партии Шломо Бенизри высказался в том духе, что, мол, мы его породили — мы его и убили, что он нарушил еврейский закон и был осужден еврейским судом, и что, вообще, мы не должны ни перед кем отчитываться, так как это наши внутренние еврейские разборки.

А вот раввин Ави Вайс с Бенизри не согласен и считает, что все обвинения евреев в распятии Иисуса являются напраслиной, — ложью, которая на протяжении веков питала корни Катастрофы.

Другой депутат Кнессета от ортодоксальной партии «Еврейство Торы» — Авраам Равиц — высказал мнение, что запрещать фильм к показу в Израиле не имеет никакого смысла, так как здесь все свои. Разве что духовно слабые люди воспользуются сюжетом фильма, чтобы еще раз выразить свое «понимание» по отношению к нашим ненавистникам, — мол, есть за что...

Пока ни одна израильская компания, занимающаяся распространением, не решилась заняться «Страстями Иисуса». Только директор Тель-Авивской синематеки пообещал показать фильм, как только он его получит.

Тем временем, события, сопровождавшие выход фильма «Страсти Иисуса», легли в основу книги Марка Джозефа «Страсти Мэла Гибсона: история самого скандального фильма в истории Голливуда». Подобная формулировка, конечно, вызывает некоторое недоумение...

Хотя, кто знает, может быть когда-нибудь и по этой книжке будет снят не менее скандальный фильм. В конце концов, сколько людей уже сделало себе имя, карьеру и деньги на всей этой Страстной Истории. И сколько еще сделает. А потому, эпопея, начавшаяся 2000 лет назад, продолжается...

Источник: 7 канал


Гость-1
28.03.2004 02:10

К слову: "реакция раввина-кинокритика на нашумевшие «Страсти»."

http://migdal.ru/article.php?artid=3866

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Кино > История скандала вокруг «крестового похода» Мэла Гибсона
  Замечания/предложения
по работе сайта


2024-07-20 09:50:00
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Всемирный клуб одесситов Jerusalem Anthologia