БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №11 > Взволнованный человек
В номере №11

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

Взволнованный человек
Алена Яворская

«Серафим Лось. В его профиле было действительно что-то горбоносо лосиное, сохатое.

Он сидел, согнувшись, над маленькой портативной пишущей машинкой... Он сводил счеты с русской революцией. Он писал о себе...»

«И ковался, ковался загадочный круг — стучали буковки пишущей машинки, — таща за собой назло всему земному, разумному — но во имя неразумного! — Нерчинский острог, и Черемховский рудник с вагонетками и тачками, и номер петербургской «Астории» с бомбой в чемодане якобы английского инженера Джона Уинкельтона, и кандалы, и лодку-душегубку, плывущую вниз по Амуру к океану, к Азии, к воле, и смертный приговор, выслушанный в здании военного суда... и ночные парижские кафе возле рынка... и карцер, узкий как гроб, откуда, кажется, не выйти живому... и коридор Смольного, и залы Таврического дворца и знамена, знамена, знамена, красные, как кровь человеческая, и толпы на Невском, и салон-вагон комиссара Временного правительства».

Так вернулся к нам писатель Андрей Соболь. Вернулся в 1979 г. в повести Валентина Катаева «Уже написан Вертер». Да, читатели долго разгадывали — кто есть кто в повести. И мудрено было вспомнить тщательно вычеркнутое из истории русской литературы имя эсера-боевика. И писателя. Писатель создает мир, боевик убивает — во имя общего счастья. А когда мир боевика торжествует — гибнет писатель. И действительно, Андрей Соболь 7 июня 1926 г. возле памятника Тимирязеву на Тверском бульваре выстрелил из револьвера. В себя.

Мы так мало о нем знаем! Катаев уместил на одной странице практически все. Что же добавить? Что звали Соболя Юлий Михайлович (имя всегда приводилось в русской транскрипции), родился он в 1888 г. в Саратове, в бедной еврейской семье. Подлинная фамилия, по-видимому, Глузман (упоминает ее только Катаев, который близко знал Соболя). Арестован в 1906, был на самой страшной каторге — так называемой «колесухе», бежал. С 1909 по 1914 — в эмиграции — Франция, Италия. Нелегально вернулся в Россию в 1915 г. В 1917 — комиссар Временного правительства на Северном Фронте. А потом скитания по России.

Почти полтора года — с 1919 по 1921 — он провел в Одессе. Как и все, участвовал в литературных вечерах, много писал.

Ровно за месяц до взятия Одессы большевиками, 7 января 1920 читал в Литературке повесть «Бред», опубликованную уже при большевиках в альманахе «Посев» (одесском, 1921 года. Просьба не путать с мюнхенским!). Литературный вечер Соболя состоялся 24 августа 1921 г. Он читал отрывки из новой повести «Салон-вагон» (спустя пятьдесят восемь лет ее будет щедро цитировать Катаев в повести «Уже написан Вертер»).

Паустовский описал Соболя в рассказе «Случай в магазине Альшванга» как милого, неусидчивого, талантливого, но совершенно не умеющего расставлять абзацы и запятые человека. И только после правки опытного корректора рассказ, принесенный Соболем, стал истинным шедевром. Паустовский не мог писать о Соболе по-другому: ни об эсеровском прошлом, ни о том, как его, политкаторжанина, арестовала ЧК.

Андрей Михайлович имел дурную привычку заступаться за арестованных интеллигентов. Благо, председатель одесской ЧК Макс Дейч был с ним вместе на каторге. Сохранились воспоминания людей, спасенных Соболем. И о людях, им спасенных. Не меньше десяти человек — и это только те, о ком известно. Понятно, что при такой неуместной привычке никакое революционное прошлое не поможет. И Соболь сел крепко. Да так, что даже московское начальство не могло добиться его освобождения — ни Каменев, ни Менжинский. Борис Зайцев вспоминал, как Каменев отреагировал на просьбу заступиться за Соболя:

«Какого Соболя? Который написал роман «Пыль»?

— Да.

— Плохой роман. Пусть посидит.

Я заметил, что он сидит уже семь месяцев, неизвестно за что.

— Ну, это много. Постараемся выпустить».

Но не смогли переупрямить одесскую ЧК. Пришлось Соболя вытребовать в Москву под конвоем и только там отпустить. Ну что ж, к тюремным вагонам Андрею Михайловичу было не привыкать. Эмигрантская газета «Последние новости» писала о Дейче: «Наказание свое (каторгу) он отбывал вместе с писателем Андреем Соболем, которого недавно продержали несколько месяцев в тюрьме». (Подробно об истории ареста Соболя можно прочесть в «Реальном комментарии» к повести «Уже написан Вертер», замечательно сделанном С. Лущиком.)

В Одессу Соболь больше не вернулся.

Каким запомнили его современники? «Невысокого роста, большеголовый, смуглый, кудрявый, с очень крупными чертами лица, очень красивыми карими глазами, нервный, добрый, легкомысленный, смелый, любящий, по-еврейски нетерпимый, по-русски непутевый, из тех горящих с двух концов людей», — писал Михаил Осоргин.

Удивительно, но его любили не только читатели, но и писатели. В начале 1925 г. по итогам анкеты он был признан самым популярным прозаиком. При том, что конъюнктурным никогда не был. В конце 80-х журнал «Огонек» опубликовал два небольших рассказа — и понятно стало, за что его любили. История еврейского анархиста, приехавшего поспорить с батькой Махно и спор выигравшего, завораживает.

Что же написал Соболь? Романы «Пыль», «Салон-вагон», «Повесть о голубом вагоне», «Мемуары веснушчатого человека», рассказы. Набралось на четыре тома. Только где их прочитать сегодня? Последний раз книги его выходили в 1928 г.

В начале перестройки поэт Марк Соболь на просьбу передать в музей материалы об отце отрезал: «Советская власть его ненавидела, и ничего не даст показать». Он был не так уж и неправ. Ибо, хоть газета с рассказом Соболя и есть в экспозиции Литературного музея, книги его так и не были переизданы. Ни в свободной России, ни в независимой Украине.

И человек, так страстно и увлеченно писавший о жизни, забыт. Мы живем без его книг. А может, с ними было бы чуть лучше? Недаром же Катаев написал в 1926 г.: «В лице Соболя русская литература потеряла талантливого писателя, еще не успевшего проявиться во всей своей силе. Простота, отсутствие фальшивых ухищрений. Ясный, доступный язык. Теплота и человечность. Вот причина заслуженного успеха Андрея Соболя».


Гость-a
16.09.2004 07:05

Алена, добрый день!

очень радует то, что наконец-то о Соболе начали писать в разных изданиях. Хотя вы несколько неточны в некоторых местах. Настоящее имя Соболя - Израиль Моисеевич Собель, но оно упоминается только в синагогальных списках города, где он родился. Глузман - это не его фамилия. Он был хорошим мистификатором, поэтому неудивительно то количество всплывающих "настоящих" имен, которые на самом деле таковыми не являются. И про книжки его вы тоже не совсем правы - за последние 3 года вышло уже 2 издания его произведений.
Если вас интересует этот автор, можете со мной связаться - я достаточно близко знакома с его творчеством, могу поделиться некоторой информацией. Мой адрес - dicka@mail.ru
С наилучшими пожеланиями, Диана

И про книжки его вы тоже не
совсем правы - за последние 3 года вышло уже 2 издания его
произведений.

Этой статье уже немногим больше 3 лет ;)

Диана, Алена Яворская не заходит на наш сайт. Я передам ей Ваши комментарии и адрес.

Жорж Целебнер
19.02.2009 09:54

Не "Повесть о голубом вагоне", а "Рассказ о голубом покое"

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №11 > Взволнованный человек
  Замечания/предложения
по работе сайта


2020-08-13 09:17:42
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jewniverse - Yiddish Shtetl Еврейский педсовет Всемирный клуб одесситов