БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №127 > ГАЗЕТНЫЕ РАСКОПКИ
В номере №127

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

ГАЗЕТНЫЕ РАСКОПКИ
Ольга Ксендзюк

«В ресторан «Квисисана» явился молодой человек и стал опускать в автоматические аппараты заранее приготовленные оловянные кружки, величиною в медный пятачок, получая пирожки и бутерброды. Проделку ловкого одессита заметили и задержали. Он оказался Давидом Рабиновичем».
«Одесский листок», 1912

ИзменитьУбрать
(0)

Тот, кто испытывает ни с чем не сравнимое удовольствие, извлекая из одесской почвы фрагмент стакана конца 19 века или флакон из-под духов, сто лет назад принадлежавший городской моднице, поймет своеобразное удовольствие, с которым, я читаю, к примеру, следующее:
«Одесса, 14, VII. Сегодня скончался популярный босяк одесского порта – представитель родовитой княжеской фамилии князь А.Д. Куракин, много лет назад опустившийся «на дно», вследствие, как говорят, несчастной любви. Покойный прекрасно владел иностранными языками и всегда привлекал внимание беллетристов, изображавших босячество. Его знал М. Горький, в бытность в Одессе, когда он писал своего «Челкаша»». (Из газеты «Русское слово», 1909 г.)

Разумеется, не смерть столь замечательной личности меня радует, а стиль, колорит, атмосфера времени и города – точно радужные переливы того самого старинного флакона. А еще любопытно, что подобное событие стало предметом внимания прессы. Можете ли вы представить себе в сегодняшней газете сообщение – скажем, такое: «Вчера Семен И., дворник ЖЭКа №№, с чрезвычайною пышностью отметил свой день рождения в кафе «Отдохни» неподалеку от Привоза. Торжество почтили своим присутствием все милиционеры района…»

Язык российских газет столетие назад обладал известной непринужденностью, не доходившей, впрочем, до фамильярности (если не говорить о бульварных изданиях, которые везде и всегда одинаковы). Южная пресса добавляла к тому эмоциональность, свежие метафоры и какой-то близкий, почти семейный тон. Да и чему удивляться – город был не особенно велик (когда-то невероятной далью одесситы считали район нынешней 1-й станции Люстдорфской дороги). Возникает ощущение, что многие заметки писались, так сказать, в домашних тапочках.

«Приятно было услышать, что в 1914 году на одесских улицах загорится свыше тысячи электрических фонарей. И – заметьте! – все розового света! Ибо, как известно, дума остановилась именно на этом жизнерадостном цвете, очевидно, порешив, что при розовом освещении всякая деятельность, естественно, выигрывает. Но эти тысяча фонарей будут еще в 1914 году... Далеко!.. А пока: на Ольгиевском спуске какая-то женщина едва не убилась, ударившись в темноте о столб электрического фонаря... В другом пункте – мужчина – сломал себе руку – также об столб электрического фонаря!.. Какая насмешка!.. Натыкаться «в темноте» на электрические фонари... Это почти то же, что умереть от жажды на берегу реки....» (Из рубрики «Слухи и факты» –

«Одесский листок», январь 1913)

«Один из „уголков” Большого Фонтана представляет довольно оригинальный вид. На Большефонтанском базаре удивительная простота нравов. По базару бегают голые детишки. У корзин сидят грязные полуодетые женщины. Не Б.Фонтан, а деревня папуасов». («Одесский листок», июль 1912)

«Информационные поводы» притом бывали не слишком значительные и самые неожиданные.

ИзменитьУбрать
(0)

«Вегетарианство приобретает в Одессе все больше и больше последователей. ... Теперь, как сообщают газеты, вегетарианцы деятельно пропагандируют употребление в пищу сена. Новое блюдо, говорят, пользуется большим успехом... Бедные лошади! Они и не подозревают, какая гроза собирается над их головой. Если сено подорожает – им придется перейти на питание мясной пищей... Некоторые зловещие признаки этой надвигающейся грозы уже налицо; гор. контролер донес куда следует, что член управы г. Фабрицкий закупает сено для нужд города по чрезмерно высокой цене...» («Одесский листок», январь 1913)

«На днях в одном из иллюзионов на Дерибасовской улице с несколькими дамами чуть не произошли истерические припадки. Поднялся переполох. Многие были глубоко убеждены, что все это явилось результатом действия „захватывающей картины" на слишком впечатлительных особ. Оказалось, что «панику» вызвала огромная... крыса, которая спокойно гуляла в проходах между рядами стульев. Чего не демонстрируют в одесских иллюзионах!..» (Там же)

ИзменитьУбрать
(0)

Вообще у авторов «Одесского листка» иллюзионы пользуются особой любовью:

«Театры в городе закрыты, зато вовсю действуют иллюзионы. Перлы иллюзионной „литературы“ украшают афиши всех цветов и величины. Вот некоторые из этих «перлов»: „Она его убила, в тысячу метров, смотрится с ужасом, аккомпанементом пианино» «Истерзанное сердце в двух частях с красками... Страшная драма»!!! Неудивительно, что одесситы так увлекаются иллюзионами». («Одесский листок», август 1912)

В августе 1912 г. «Мариупольская жизнь»1, ссылаясь на тот же «Одесский листок», сообщает о происшествии и вовсе комическом:

«В Одессе небезызвестный Петербургу П. Пильский2 придумал своей лекции рекламное заглавие: «Мы завтра умрем». Когда афиши с такой надписью появились на заборах, на окраинах, по словам «Одесс. листка», поднялся переполох, жители каялись, молились, просили друг у друга прощения, отдавали последние распоряжения, укладывались. Словом, готовились к светопреставлению».

Газета живописала повседневные, бытовые сюжеты из жизни горожан. Например:

«В Академическом клубе поспорили буфетчик Назаров с поваром. В результате повар до того сильно укусил буфетчика за руку, что пришлось прибегнуть к помощи врача «скор. пом.». («Одесский листок», январь 1914)

«Какое-то местное издательство очень заботится о «просвещении» одесситов. Издательство выпускает на улицу лубочные 2-копеечные книжонки. Книжки бойко распродаются уличными «ракло»3. Книжки – плоды какого-то «поэта»-одессита, озаглавившего свой «труд» «Лопни, но держи фасон». Заглавие говорит о содержании. Книжка пересыпана типичными «одесскими» фразами». («Одесский листок», декабрь 1911)

«Ночью третьего дня рыбаками была замечена у берегов Одессы в небольшом количестве скумбрия. Карантинный невод вытащил 3 раза по 1200 штук скумбрии. Скумбрии, как известно, сами рыбаки не ожидали. Появление скумбрии на рынке произвело, что говорится, сенсацию. Скумбрия продается по 16 руб. за сотню…» («Одесский листок», август 1912)

Сообщение о поимке воров напоминает театральный анонс:

«С открытием в Киеве контрактов, начался съезд гастролеров. Арестованы давно разыскиваемые сыскной полицией известные взломщики И. Френкель и М. Василенко. Воры прибыли в Киев на днях из Одессы и сделали первый неудачный дебют в магазине мебели Б. Лившица…» («Одесский листок», февраль 1913)

Совсем другая интонация слышится в нижеследующей заметке:

«Одессит Абрамович летит в Россию. Когда-то он „вылетел из России”. В качестве бедного эмигранта. Молодой русский еврей, для которого на родине все было закрыто. И учебные заведения, и государственная служба, и даже девять десятых самой русской территории. О котором говорили: «Он труслив. Он эгоистичен. Он жаден». И так далее, и так далее... И вот он летит из Берлина в Петербург, побивая рекорд смелости и самопожертвования. Не забыл ли он, однако, запастись „правом жительства” в Петербурге?» («Одесский листок», июль 1912)

«Одессит Абрамович» – это, между прочим, Всеволод Абрамович (1890-1913), один из пионеров русской авиации, член Всероссийского аэроклуба. Его папа Михаил был поэтом, а дед – просто Менделе Мойхер-Сфорим (Соломон Моисеевич Абрамович). Всеволод Абрамович книг вовсе не писал, но изобрел прибор для определения воздушной скорости, усовершенствовал самолет «Райт», установил несколько авиационных рекордов, совершил упомянутый выше выдающийся перелет Берлин – Петербург и… в неполных 23 года погиб в авиакатастрофе. Насколько известно – по вине княгини Шаховской, пожелавшей полетать со знаменитым инструктором. Дама не пострадала. Она тоже была занятной особой и, кстати, имела диплом летчицы.

«Уберите дату, и вы не отличите сегодняшнюю газету от вчерашней», – говорил Маршалл Маклюэн. Отличить, разумеется, можно, – но многие заметки вековой давности звучат на удивление современно.

«Кому принадлежит в Одессе Черное море? Оказывается, Черное море принадлежит в Одессе не кому иному, как дачевладельцу приморской стороны малофонтанской дороги Чтобы пройти по переулку к морю с малофонтанской дороги между дачами Криммера и Рабиновича, взимается по 3 коп. за проход и проезд с каждого идущего к берегу моря мимо дачи г. Халайджогло». (porto-fr.odessa.ua)

«Не проходит дня без автомобильного несчастья. Газеты ежедневно отмечают случаи «под автомобилем», доктора лечат, прохожие в ужасе шарахаются во все стороны, а автомобили беспечно носятся по улицам Одессы с такой быстротой и с таким веселым гуденьем, точно это не они давят ежедневно публику... Когда же этой беспечности будет положен конец?..» («Одесский листок», июнь 1912)

«Ограничительные надписи, столь обычные на Западе, плакаты, начинающиеся словом «воспрещается...,» несомненно, рассчитаны на значительную культурность населения. У нас они редко отвечают своему назначению. На Куяльницком лимане доходит до положительных курьезов: столбики с надписями: «С берега купаться воспрещается» служат... вешалками для белья и полотенец многочисленных купальщиков, невзирая на запрещение. Нравы местной публики, впрочем, надо полагать общеизвестны. Недаром в парке того же Куяльницкого лимана виднеются надписи на дощечках: «По траве и кустарникам не ходить». Очевидно, даже кустарник нельзя считать благополучным по одесской некультурности». («Одесский листок», август 1912)

«Владельцы магазинов в Одессе указывают на новый вид хулиганства, умышленную порчу стекол. Представители «дна», как бы вознаграждая себя за дневное воздержание от сквернословия, по вечерам выцарапывают на стеклах неприличные словечки и надписи. После такого их «подвига» владельцам магазинов приходится заклеивать стекла бумагой, или вставлять новые, неся значительные убытки. За границей не додумались еще до «страхования стекол от неприличных надписей хулиганов». Не опередим ли мы в этом отношении просвещенных европейцев?» («Одесский листок», июль 1912)

Полагаю, пора напомнить, что это за «Одесский листок», который я здесь столько цитирую. Газету начали выпускать в 1872 г., когда молодой типографский наборщик В. Навроцкий, скопив денег, стал издавать "Одесский листок объявлений". В 1880 г. газета была переименована в "Одесский листок" и постепенно превратилась в одну из самых солидных и популярных газет в городе. Здесь работали лучшие одесские журналисты, газета печатала все местные и международные новости и обозрения, помещала острые фельетоны (в том числе В. Дорошевича), анонсы и рецензии. Публиковались тексты Бунина, Куприна, Чуковского, Горького. Печатала газета и местные скандальные сплетни в постоянной рубрике «Слухи и факты».

Навроцкий пользовался любовью и популярностью в Одессе. В 1891 г. он стал первым владельцем автомобиля в городе. Умер он в 1911 г., а через 9 лет газета была закрыта решением Совнаркома. (kp.ua)

А каким сторонам жизни Одессы уделяла внимание пресса общероссийская? Достаточно часто наш город упоминали в связи с криминалом. Например:

«За истекшую неделю криминальная хроника Одессы выразилась в следующих цифрах: вооруженных ограблений и вымогательств – 30, нанесений ран, убийств и значительных избиений «неизвестными» – 10, перестрелок – 20, столкновений «союзников»4 с различными группами – 5, террористических актов – 3, анархистских убийств – 2». («Русское слово»5, октябрь 1907)

«Брюссель. Назвавшийся князем Григорием Эристовым оказался известным полиции международным авантюристом Рабиновичем, из Одессы, оперировавшим преимущественно в гостиницах». («Русское слово», сентябрь 1910)

«У мирового судьи слушалось дело о нападении на заведующего редакцией «Одесских Новостей»6 Хейфица на Дерибасовской улице, совершенном «союзником»2 Бурлаком. Полиция обвиняла обоих. Хейфиц объяснил, что он ударил палкой Бурлака в виде самозащиты. Судья Хейфица оправдал, а Бурлака приговорил к семи дням ареста». («Русское слово», декабрь 1909)

Информация такого рода не украшала репутацию нашего города, однако вызывала устойчивый интерес читающей публики. В октябре 1911 г. «Русская речь» отвела значительное место заметке под заголовком «Одесса. Редкая свадьба». Изложенная история удивительным образом напоминает описание свадьбы Двойры Крик в рассказе Бабеля «Король», который впервые был опубликован в одесской газете «Моряк» в 1921 г7.

«Редкая «аристократическая» свадьба имела место на Молдаванке. Вор, лишенный прав, отбывавший неоднократно наказания в арестантских ротах, Григорий Цудрук решил жениться и на свой свадебный пир пригласил своих товарищей по профессии. На помощь по устройству торжества пришли все жильцы дома. Ничего не зная о роде занятий жениха, как об этом не знала и сама невеста, они предоставили им свои столы, стулья и посуду. Вскоре столы были уставлены разными яствами, бутылками и закусками. Для увеселения гостей был также приглашен оркестр военной музыки. Прибыло даже несколько автомобилей. Из них важно выходили гости, элегантно одетые, большею частью, в платье, явно с чужого плеча, должно быть, краденом.
Публика была очень разношерстная: воры-взломщики, «скокари», «марвихеры», «подкидчики», «котлетчики», «шопенфелери», «мниферы», грабители, аферисты различной формации и т.п. лица, портреты коих хранятся во всех сыскных отделениях России. Каждого приезжающего оркестр встречал торжественным тушем и один из гостей, «марвихер», которого сразу не заметили музыканты, ни за что не хотел войти, пока ему не «сыграли». … Уже в самом начале пира один из приглашенных женихом, скокарь-грабитель, отличающийся своим задорным нравом, завел ссору с другим гостем, родственником невесты. В результате «скокарь» хватил своего противника по голове пивной бутылкой, последний не остался в долгу и завязалось форменное сражение. Воры бросились в сторону своего товарища, и прежде всего со столов полетела посуда.  – Воры, воры! Все гости воры! – раздались крики.
Жильцы стали забирать свою мебель и запирать в квартиры.
В этот же момент во дворе появилась полиции. Ворота была закрыты, и воры оказались в ловушке. Цудрук все время продолжал сидеть спокойно на своем месте и его не арестовали, так как он доказал, что свое наказание он отбыл и сейчас даже вне надзора полиции». («Русская речь», октябрь 1911)

Привлекшая внимание «Русского слова» детективная история аптекарского мошенничества в 1908 г. снова заставляет вспомнить о современности – и о классической фразе Остапа Бендера: «Всю контрабанду делают в Одессе на Малой Арнаутской улице»:

«Одесса, 23, IХ. Арестованы фальсификаторы аптекарских товаров и патентованных препаратов, изготовлявшихся в громадном количестве за границей и в оригинальной упаковке и пересылавшихся в Россию для сбыта».

«Одесса, 26, IХ. Сообщаем подробности касающиеся обнаружения в Одессе двух «фабрик», подделывавших дорогие заграничные патентованные медикаменты, лекарства и минеральные воды. Изделия «фабрик» широко распространились по всем городам России и Сибири. «Фабрики» были обнаружены при содействии специально прибывших в Одессу представителей германских и французских фабрикантов… В Одессе, как выяснилось, фабриковались преимущественно ксероформ, хинин, фенацетин, пиромидон, соматоза, сиролин, сантал, воды Виши и Эмс, а также косметика.

«Лекарства» изготовлялись большей частью из просто подслащенной воды с примесью толченого кирпича, из ромашки, из далматского порошка. В состав некоторых подобных медикаментов входили элементы прямо вредные. При обыске найдены десятки тысяч флаконов, этикетов и коробок лучших мировых фирм с фальсифицированными медикаментами. Пока арестовано восемь «фабрикантов», – людей состоятельных, владеющих недвижимыми имуществами. Представителями иностранных фирм предъявлено к подделывателям исков на сумму до миллиона рублей».

Достаточно регулярно в печати появлялись сообщения о погромах, различных конфликтах, отдельных случаях нападения на евреев. И газеты, и публика нередко поддерживали пострадавшую сторону. Например:

«…Сегодня днем, в центре города совершено нападение на заведующего редакцией «Одесских Новостей» И.М. Хейфеца. Бывший главарь дружины «союза русского народа» атлет Кунцендорф, известный под уличной кличкой «Орел», выследив г. Хейфеца около редакции, нанес ему два удара по лицу с такой силой, что г. Хейфец упал на тротуар. Заступившийся за журналиста антрепренер местного театра миниатюр был также избит хулиганом. Собравшаяся публика потребовал ареста «союзника». Однако, после составления протокола, атлет был освобожден и удалился, угрожая расправится с прогрессивными журналистами, так как «все равно-де будет амнистия…» («Русское слово», февраль 1913)

«Одесса, 4,III. Совет присяжных поверенных выразил соболезнование известному присяжному поверенному Блюменфельду, которому жена управляющего контрольной палатой Сорокина нанесла в здании судебных установлений удары по лицу и голове. Поводом к такой дикой расправе послужило выступление г. Блюменфельда противником г-жи Сорокиной по гражданскому делу, причем окружной суд и палата отказали ей в иске». («Русское слово», март 1910)

Трудно себе представить, не правда ли, чтобы сегодняшние чиновники по такому случаю «выразили соболезнование», – и чтобы официальная пресса все это напечатала… В том же «Русском слове» находим данные об эмиграции:

ИзменитьУбрать
(0)

«Одесса, 14.Х. Первым беспересадочным рейсом отошел сегодня из Одессы в Нью-Йорк океанский пароход "Григорий Мерк", зафрахтованный русским обществом перевозки в Америку. Эмигрантов отправилось до 800 семейств, преимущественно евреев с юга и запада России, из городов переживших погромы. Преобладает рабочий люд и молодежь. <...> «По сведениям статистического бюро, население Одессы за последние три года уменьшилось приблизительно на сто тысяч. Теперь в Одессе населения около 400 тысяч вместо недавнего полумиллиона. Уменьшение, главным образом, коснулось еврейского населения эмигрирующего из пределов России». («Русское слово», ноябрь 1907).

Приятно все же, что, помимо этих увлекательных сюжетов, были и другие. Например:

«Одесса, 16 февраля. В целях предотвращения крушений на пассажирских пароходах "Русского общества пароходства и торговли" вводится беспроволочный телеграф». («Утро России», 1911)

«Одесса, 5,III. С сегодняшнего дня официально преступлено к сооружению в городе электрического трамвая. Первая линия пройдет по территории открывающейся летом выставки. Постройку всей сети предполагают закончить в два года». («Речь», 1910)

«Одесса, 18, IV. Одесскому аэроклубу военным министерством ассигновано 50 тысяч рублей с условием, что в случае войны все управляемые летательные средства клуба должны перейти в собственность действующей армии. Большой министерский приз будет выдан за полет в 240 верст, вышиной 1100 метров, скоростью 15 верст в час. Одесский аэроклуб является первым в России». («Русское слово», 1908)

«Одесса, 14,IX. Вчера состоялся свободный полет нового аэростата одесского аэроклуба «Россия», на котором поднялись писатель Куприн, заведующий редакцией «Одесских Новостей» Хейфец и корреспондент «Русского Слова» Горелик. Полет удался блестяще...» («Русское слово», 1909)

Московскую газету «Раннее утро»8 почему-то заинтересовал почти киношный сюжет о счастливых наследниках «американского дядюшки»:

«Проживающий в Одессе 79-летний старик Б. Фальтнер получил официальное извещение о том, что он и его сестра и брат являются единственными наследниками после смерти Натана Фальтнера, умершего в Соединенных Штатах бездетным и оставившего наследство в 12 мил. долларов. Наследники возбудили в официальных учреждениях Америки ходатайство о выдаче им наследства, хранящегося в американском национальном банке, а равно обратились в подлежащие петербургские ведомства о розыске и выдаче им документов, удостоверяющих их родство с лицом умершим в Соединенных Штатах». (Сентябрь 1908)

К сожалению, никаких сведений о дальнейшей судьбе семейства Фальтнеров мне пока найти не удалось.

И отдельный жанр, имеющий собственную своеобразную стилистику, – брачные объявления. Эти трогательные и забавные тексты можно цитировать в изобилии, но я приведу два объявления из «Брачной газеты», по-своему представляющих противоположные точки зрения на «еврейский вопрос»:

«С Новым Годом и с светлым счастьем поздравляю того, что немедленно в целях брака, с приложением своей фотографии, правдиво отзовется на чистый призыв высоко-интеллигентной женщине. Всем отвечу, кроме анонимам. Искателям денег и евреям не беспокоиться. Одесса. Почта. до востребования, предъявит. почтовой расписки №1479». (Апрель 1912)

«С высшим образованием, цветущий мужчина, 30 лет, с доходом в 12-15000, ежегодно возрастающим, желает завести переписку с симпатичной девицей хорошей семьи, брака ради, имеющей равную годовую ренту. Национальность безразлична – предпочтительно еврейка. Подробности перепиской. Одесса, до востребования, предъяв. 3-х рублей №339040. (Апрель 1912)

Вряд ли все эти люди предполагали, что через сто лет кто-то будет с любопытством, вниманием и удовольствием изучать их сиюминутные репортажи, однодневные сообщения, заметки, объявления… Станут ли потомки с таким же интересом читать наши газеты?

Использованы материалы сайта
starosti.ru.


1 Первая ежедневная газета «Мариупольская жизнь» начала выходить 4 мая 1906 г.
2Имеется в виду П.М. Пильский (1879-1941)- популярный прозаик, литературный и театральный критик. В 1910-13 гг. Пильский ездил по югу России, вел литературные вечера.
3Ракло – жаргонное слово, употребляемое главным образом в Харькове и некоторых других городах Украины. Означает «вор, босяк, жулик, мошенник». Происхождение не выяснено; есть версия, что слово пришло из цыганского языка.
4«Союз русского народа» – черносотенная антисемитская организация.
5«Русское слово» – ежедневная газета, выходила в Москве с 1895 г.
6"Одесские новости" - ежедневная газета (выходила в 1884-1920 гг.), редактор которой И.М.Хейфиц (1867-1945) был журналистом, театральным критиком, автором блестящих и резких рецензий (под псевдонимом "Старый театрал")
7Другие источники указывают 1923 г., газету «Известия Одесского губисполкома, губкома КП(б)У и губпрофсовета», а также журнал «Леф» того же года.
8«Раннее утро» – ежедневная политическая и литературная газета, издавалась в Москве с ноября 1907 по 1918 гг.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №127 > ГАЗЕТНЫЕ РАСКОПКИ
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-11-13 04:00:05
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еврейский педсовет Jewniverse - Yiddish Shtetl Еженедельник "Секрет"