БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №142 > МЕЖДУ ПАНДОЙ И МАНГУСТОМ
В номере №142

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+1
Интересно, хорошо написано

МЕЖДУ ПАНДОЙ И МАНГУСТОМ
Анна МИСЮК

«Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать», – эта поговорка пришла к нам из времен, когда что-то услышать можно было от кого угодно и где придется, а вот зрелище было редкостным, особым удовольствием.

ИзменитьУбрать
(0)

Чтобы увидеть что-то действительно впечатляющее, а не каждодневный набор лиц, стен и растений, нужно было поспешать на площади, ждать особых дней
и событий, когда на площадях и особенно организованных открытых пространствах состоится зрелищное событие.

Впоследствии зрелища получили особые помещения – театры, и наслаждаться ими можно было все чаще и без особенных, определенных календарем или политикой дней. Когда к людям явилось кино, то зрелищность оказалась к услугам желающих хоть круглые сутки и без выходных. Кинотеатры непрерывного показа появились в середине 20 в. и кое-где функционируют до сих пор.

Наконец, с телевидением зрелище вошло и удобно устроилось в каждом доме. Оно было одомашнено и превратилось из особенного и общественно значимого явления в постоянное, сопровождающее быт и личную повседневность. Компьютеры и смартфоны открывают возможность владения любым зрелищем по персональному выбору. Его содержание и время теперь зависят только от личного желания.

Мне известен музыкант, который во время оркестровой репетиции, когда его кларнет держал паузу, просматривал с телефона любимый сериал «Доктор Хаус». Поскольку в это время играли другие группы инструментов, то звук он не включал, но именно смотрел очередную серию. Этот сериал – вовсе не триллер и особенными эффектами не заполнен. Похоже, что зрелищем в этот момент стала актерская мимика и жестикуляция. Для фанатичного зрителя фильм, сопровождаемый очень неглупым текстом с социальными и философскими проблемами, с остроумными репликами и парадоксальными диалогами, превратился в пантомиму. И его это устраивало.

Такие изменения, конечно, не прошли мимо внимания гуманитариев, тех социологов и философов, которые интересуются, прежде всего, содержанием сознания наших современников и стремятся понять, как этот преисполненный зрелищ и будто оглохший мир влияет на человека.

Изменения происходили быстро, и иногда казалось, что ничего особенного не делается. Знаете, как говорится: ездил в телеге, а теперь – в «Боинге», а что, собственно, изменилось?
Раньше любовался на узорчатый изразец или лубочную картинку, а теперь – на ролики и гифки в планшете, с которым не расстается… Что же изменилось?

Уже с середины 20 в. появляются книги, чьи авторы ставят именно этот вопрос: что изменилось? Вернее, как изменились люди в этом мире иных зрелищных возможностей?

Книги Маршалла Маклюэна, посвященные этому вопросу, считаются сейчас классикой. В монографии «Понимание медиа» он проанализировал культурные воздействия на человечество новых средств визуальности.

Вот несколько его тезисов о фотографии.

О том, как претворяет мир фотография, сложено немало анекдотов. Например: «Ах, какой прелестный малыш!» – восклицает подруга молодой матери, а та отвечает:
«Да, ничего особенного, а вот если бы ты увидела его фотографию!»

Добавлю от себя, что именно эта преобразующая сила заставляет миллионы людей постить и постить свои фото, чтобы добиться своего образа, особенного, а значит, достойного восхищения.
«Еще фотография, – отмечает Маклюэн, – “ловит момент”, обособляет его в потоке времени». А мы знаем, что современный человек коллекционирует их: я возле цветка, я в майский день кормлю льва в зоопарке, в декабре глажу дельфина, ем торт, пью что-нибудь… И ведь еще есть селфи! Это вам не тот интимный процесс, который назывался «крутиться перед зеркалом».
Фотографировать себя в целом и по частям… Новым поколениям не приходится задаваться старинным мучительным вопросом «как я выгляжу?». Они это точно знают, причем в деталях.

Можно ли назвать зрелищем огромные собрания в сотни фотографий, которые высыпаются на экраны каждодневно? Можно, конечно, если хоть кто-нибудь, кроме авторов и объектов, их смотрит. Публичное предложение не гарантирует публичного восприятия.

ИзменитьУбрать
(0)

В своей книге Маклюэн уделил немало внимания явлению кино в культуре. Правда, его книга писалась в 1960-х гг., и с тех пор теория и практика кино ушли далеко «в будущее». Но некоторые наблюдения и выводы ученого ничуть не устарели и вызывают интерес:

«Когда-то кинотеатр называли “биоскопом” от греческого “биос” – образ жизни. В кино визуально представляли реальные движения живых форм.

Но потом оказалось, что для массового зрителя важнее то, что кино создает измененную жизнь, развлекательную иллюзию. Кино предложило человечеству самый магический из потребительских товаров – грезы. Люди обнаружили общность своих грез или же обзавелись общими универсальными мечтами и фантазиями. Упакованные в киноленты грезы преобразили мир.
Говорят, что колоссальные политические преобразования на Востоке ускорил именно Голливуд, доставивший туда видеоконцентраты американского образа жизни»


(«Понимание медиа»).

До явления Интернета телевидение было главным и определяющим поставщиком зрелищности, именно вездесущие телевизионные камеры и экраны заставили говорить о визуальности современной культуры. Да и сейчас все же большинство людей предпочитают улавливать видеопослания ТВ, а не тонуть в океане пестрых и необязательных сайтов.

Телевидение с момента его явления как массового зрелища до сегодняшнего дня изменилось настолько, что если просмотреть размышления о его феномене, разделенные несколькими десятилетиями, то окажется, что речь идет о совершенно разных явлениях.

Прежнее телевидение, однокамерное, предпочитающее прямые репортажи, и современное, где царствует монтаж и запись, совершенно по-разному влияют на свою огромную аудиторию.

В середине 20 в. телевидение называли «холодной» коммуникацией, современное – призвано возбуждать страсти. Когда-то считалось, что ТВ вовлекает зрителя для обучения и информации, позволяет рассмотреть детали связных процессов, а современное – скорее, увлекает и развлекает, превращая реальность в приготовленный продукт. Когда-то политики опасались телевидения за его строгость, а теперь – за скандальность.

Умберто Эко в книге эссе «Картонки Минервы» заметил, что страх перед телевидением заставляет политиков быть предельно банальными и нерешительными перед камерой. Но возможность превратить политический спор, дебаты, в шоу, где больше всего ценится остроумие, динамичность, находчивость, а вовсе не глубокий анализ действительной ситуации, приводит к тому, что на политической авансцене оказываются личности, сильные отнюдь не интеллектом, а тем загадочным свойством, что зовется телегеничностью.

Старую поговорку хочется пере­фразировать: может быть, лучше не сто раз увидеть, а один раз по-настоящему внимательно послушать и что-то важное понять.

Кстати, самым телегеничным существом признана панда. Некоторые готовы возразить, что это – мангуст.


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №142 > МЕЖДУ ПАНДОЙ И МАНГУСТОМ
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-04-13 03:39:22
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Всемирный клуб одесситов Еженедельник "Секрет" Jerusalem Anthologia