БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №142 > ПОСОЛ ЕВРЕЙСКОГО ТЕАТРА
В номере №142

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+4
Интересно, хорошо написано

ПОСОЛ ЕВРЕЙСКОГО ТЕАТРА
Фауст МИНДЛИН

В нашей коммуналке – спектакль. Мы, дети жильцов, – артисты.

Наша с сестрой мама – режиссер этого события. Шляпы и костюмы, вообще все, что окружает нас, – в полном нашем распоряжении. В комнате у нас зрительный зал, сцена, все цеха, гримерка, – собственно, театр.
Есть даже буфет, его роль играют две наши общие кухни. Единственное, чего нет, так это гардероба. Но это как раз объяснимо – зрители попадают в «зал» не с улицы, а из квартир нашего дома, со всех этажей.

Мы бегали на спектакли ТЮЗа и воссоздавали их дома. Кумирами были Галина Осташевская, Борис Мисенко и, конечно же, Эмма Бреннер – Том Сойер. Проникали в театр легко – помощником режиссера там была бывшая студентка Московского еврейского театрального училища, человек одной с мамой театральной крови – Ида Вайншток.

ИзменитьУбрать
Слева: мама и мой дед - Фауст Гендлин
(0)

Мама. Рита Фаустовна Гендлин. Родилась 3 октября 1917 года. Мы с сестрой – поздние дети, да. Тому причин немало – война, например. Но главная – театр.

Село Семеновка, Черниговская область. Бывшая черта оседлости. Евреи и украинцы, церковь и синагога уживались здесь издавна. Люди мешали в речи разноязыкие слова, рождая очаровательный колорит.
Я спрашивал у мамы: «Что это, по-твоему, когда люди разных национальностей живут вместе? У вас там как было?» И мама сформулировала гениально: «Очень просто. В два раза больше праздников, и разнообразнее кухня».

Семья, в которой родилась мама, – самая что ни на есть простецкая и многодетная. Глава семьи, Фауст Гендлин, мой дед. Его имя я и ношу. Но подозреваю, что звали его иначе. Во время службы в царской армии услышал он где-то потрясшую его историю о вечной молодости, о душе, отданной в заклад.
Всем, по его мнению, необходимо было узнать об этом. Дед, что называется, односельчан достал. Прозвище «Фауст» прилепилось к нему накрепко, заменив имя, а война уничтожила и документальную память.

Дед был достопримечательностью местечка – травил байки, ходил на ходулях, играл на шарманке, сочинял песенки. За ним постоянно бегали дети, без него немыслимы были праздники. Представляется мне, был он настоящим, по природе, артистом. Человек почти неграмотный, он был очень светлым и добрым. Такой человек-театр и семью свою освещал.

Когда началась война, дед не ушел из своего дома и погиб. Все еврейское население Семеновки расстреляли. Друзья-украинцы ночью, с риском для жизни, похоронили их. Осталась от людей память и фото братской могилы – штакетник, скромный обелиск…

Мама, окончив семилетку в Семеновке, уехала в Москву. Старшая сестра, Эсфирь, там уже прочно обосновалась. Ее талант вокалистки шлифовал сам Козловский. С ним она пела в концертах, стала довольно известной певицей.

Как и когда родилась у мамы мечта стать актрисой, уже не спросить, но доподлинно известно: шла к цели вдохновенно, другой судьбы не представляла. Может, и поступала в какой-то вуз после школы, не знаю. Но в фильме «Девушка с характером» (с Валентиной Серовой в главной роли) мама играет одну из продавщиц в магазине мехов.
Стало быть, уже где-то на актерском пути находилась, хотя и работала в Наркомате путей сообщения секретарем-машинисткой.

Но театр был важнее всего. В клубе им. Тельмана мама переиграла множество ролей в пьесах А. Островского: Шелавину в «Без вины виноватые», Мигачеву в «Не было ни гроша, да вдруг алтын» и многие другие роли.

…Война. Эвакуация в Ташкент. Туда же эвакуировали ГОСЕТ с театральным училищем. В 1942-м Михоэлс объявляет набор в училище. Свой шанс мама не могла упустить. И стала студенткой училища при легендарном театре. С первого захода!

О популярности театра говорит такой факт. У мамы была однокурсница – русская девушка Доля Никифорова. Отец – генерал. Доля была потрясена игрой Михоэлса, яркостью и невероятной энергетикой спектаклей еврейского театра, удивительным способом существования актера.
Ни недоумение, мягко говоря, отца, ни языковый барьер не остановили ее: «Соломон Михайлович, возьмите меня, я все сумею, всему научусь!» Михоэлс сдался. И – не пожалел.

ИзменитьУбрать
А. Азарх-Грановская со студентками. (Р. Гендлин - вторая справа)
(0)

Училище при ГОСЕТе – явление уникальное. Профессиональный театр невозможен без школы. Еще 9 ноября 1916 г. в Петербурге состоялось учредительное собрание Еврейского театрального общества. На нем о создании театральной школы – фундамента нового театра говорил Алексей Грановский (Авраам Азарх).
И в Москве при ГОСЕТе было создано училище. Мастером курса у мамы была А.В. Азарх-Грановская. Наставниками и руководителями были С.М. Михоэлс и В.Л. Зускин. Учили крепко, полноценно и требовательно.

Как же огорчалась мама, глядя на мои сценические «подвиги»! А у меня все-таки был ЛГИТМИК­ за спиной… Но у мамы было иное, накрепко вбитое представление о праве выходить на сцену, об актерской ответственности. За свой народ, за репутацию своего театра – не меньше! «Как же вас учат! Ну как же вас неряшливо учат!» – сокрушалась мама.
Я недоумевал. Тогда мама делала такой детальнейший разбор, что спорить было глупо.

Учеба, учеба и – постоянные концерты в госпиталях. Держу в руках стопку ветхих листиков – благодарности за бесчисленные выступления перед ранеными. Большей частью – тяжелыми. Бывало всякое. Даже перед одним раненым выступали.
На русском, украинском, белорусском, еврейском языках. Девочки после выступления плакали, потом опять пели, танцевали, играли… Жили голодно и непросто, ночами учились. Дружно, весело и азартно помогали друг другу.

Передо мной пригласительный билет:

«Дорогая Риточка Гендлин!
Коллектив будущего Идеального Еврейского Театра (находящегося пока на 1-м курсе), приглашает Вас на свой закрытый вечер сегодня, 27 ноября 1942 года в 10 ч. вечера. Просим прийти в
хорошем настроении, захватив с собой некоторые мелочи – посуду, хлеб, вино, торт, колбасу, фрукты, икру, конфеты, консервы, жиры, крупы, дрова, стул, скатерть и т.д.

Сопиалушники»

В 1944-м ГОСЕТ вернулся в Москву, в свое помещение на Малой Бронной с залом на 500 человек, а училище – в Столешников переулок, 8.

Курсовые, показы, диплом. Возвращались с фронта ребята, восстанавливались, догоняли. Вот он, курс: Е. Блех-Руже, З. Блинкина, Г. Бердичевская, П. Аксельруд, Гарон, Р. Гендлин (староста), Ициксон, Кислова, Еленевич, Л. Жеребович, А. Лосев, М. Маргулис, Б. Хаимович, Л. Любарская,
С. Лирман, М. Леензон, Д. Никифорова, Ш. Самет, Б. Сорока, А. Розенбаум, Л. Цукерман. К показам привлекали и студентов других курсов, так, например, Григорий Лямпе и З. Арнштам были участниками курсовой работы «Дон Хиль – зеленые штаны» по Тирсо де Молина, где мама играла главную роль – донью Хуану (она же – дон Хиль).

ИзменитьУбрать
«Виндзорские кумушки» (Р. Гендлин - в центре)
(0)

Другие роли в училище – Софи в спектакле «Коварство и любовь», Фрадл в «Стемпеню», Квикли в «Виндзорских кумушках». Диплом – Марселина в «Женитьбе Фигаро». Все роли – на «отлично».

В 1946 г., получив диплом, мама уехала во Львов. Почему? Рискну предположить. В 1944 г. Михоэлс для усиления ГОСЕТа, потерявшего часть довоенного состава, пригласил львовянку Иду Каминскую с ее группой. Через год львовяне вернулись в родной город. Общение с великой Идой Каминской было притягательным для мамы.
Среди ролей, сыгранных в этом коллективе, были Голда из «Тевье-молочника» и Хинка из «Тети Соси» Шолом-Алейхема, Осне из «Изгоните беса» Пинчевского. В послевоенном Львове все резче ощущалась волна антисемитизма, и 15 декабря 1947 г. мама со Львовом рассталась.

В начале 2000-х на международном фестивале еврейского искусства «Золотой лев» Одессу представлял спектакль «Марк Шагал. Преодоление­». Я играл заглавную роль. Спектакль проходил на сцене 1-го Украинского театра для детей и юношества. Режиссер-постановщик нашего спектакля, заслуженный деятель искусств Украины В.В. Туманов поручил мне обратиться к фестивалю с приветственным словом.

Я, помня о львовском эпизоде в маминой биографии, построил на этом свою речь. Чрезвычайно довольный, под аплодисменты сошел со сцены.

«Прекрасно! – поблагодарил меня один из устроителей фестиваля, – А знаете ли вы, где именно находился тот самый еврейский театр, на сцене которого играла ваша мама?» «Нет», – честно признался я. «Так вот. Вы сейчас стояли на ее месте…» Оказывается, это здание строилось специально для еврейского театра.

Во время эвакуации ГОСЕТа в Ташкент Эфроим­ Борисович Лойтер, художественный руководитель одесского ГОСЕТа, рассеянного и переформированного в одесско-харьковский, ставил спектакли в Узбекистане. И как человек, серьезно в прошлом задействованный в работе училища, привлекался к преподаванию в нем.

К нему-то и обратилась мама. Эфроим Борисович студентку Гендлин прекрасно помнил. 6 марта 1948 г. мама стала актрисой Одесского еврейского передвижного театра – последнего своего театра. Там она познакомилась с моим папой: играла в спектаклях, в основном. поставленных моим дедом – Иосифом Михайловичем Миндлиным, режиссером и актером.

В 1949-м театр, как и остальные еврейские коллективы, был закрыт. И началась другая жизнь, не слишком на жизнь и похожая…

Но никогда не теряла мама достоинства, не демонстрировала истеричности и суеты, не сломалась. В случайных проходных комнатах, в клетушках под лестницей, в любых жилищных отчаяниях умела она создавать гармонию и привлекательность. Три чемодана, горкой стоящие один на другом, покрывались хрустящей белоснежной салфеткой, сверху ставилось зеркальце – пожалуйте привести себя в порядок.
Мы – люди еврейского театра, на нас смотрят! Выматывалась работой – часто по ночам, спасением семьи, двоих детей. Держалась. Болеть себе не позволяла. И выживала – театром!

Огромным счастьем стал Народный театр при ДК им. Л. Украинки. Это был во многом профессиональный коллектив. Художественным руководителем был Г. Рославцев, режиссером – Владимир Люстгартен, талантливый и умный человек.

Ставили «Любовь Яровую» К. Тренева, «Жен­щину-дьявола, или муки Св. Антония» П. Мериме, чеховского «Медведя», «Каменного властелина» Л. Украинки, «Дикарку» А. Островского и Н. Соловьева, «Деревья умирают стоя» А. Касона, «Дорогу цветов» В. Катаева, «Глубокие корни» Д. Гоу и многое другое.
С театром сотрудничали прекрасные художники – Э. Кордонский, М. Ивницкий. Рос­кошные декорации, великолепные костюмы, полные залы… Какой это был счастливый период для мамы, какой праздник для нас!
С этим театром связаны судьбы многих впоследствии профессиональных артистов, а главное – продление творческой судьбы вышибленных из театров, подобно маме, профессионалов. Мама относилась к репетициям и спектаклям с религиозным трепетом. Все знали: сегодня маму не отвлекать – Театр!

Было тут еще одно, неизвестное ни режиссеру, ни партнерам обстоятельство.

Мама перенесла «на ногах» тяжелый грипп, с осложнением, и частично потеряла слух. В театре об этом даже не догадывались. От нее, ученицы Михоэлса, всегда ожидали настоящего театрального уровня, способного сцементировать труппу и поддержать молодых.
Мама на сцене была легка, органична, партнеров не давила, вытаскивала самозабвенно и незаметно для них. Но чего же это ей стоило… Так была обучена, так воспитана, такая была школа. Я – еврейская актриса! Только так!

Театр! Она заражала и увлекала им всех. Все праздники в нашей коммуналке были ее звездным часом. Мама была очень светлым человеком. Умным, интеллигентным. Никогда не употребляла несимпатичных слов, и в ее присутствии окружа­ющие за своей речью и мыслями следили.
При этом была нешумной и очень скромной. Расцветала от удач других. Была очень красива, но не глянцевой журнальной яркостью, нет. А как она улыбалась!

Мама не позволяла себе быть в чем-либо недостойной – от внешности до поведения. Она представляла театр! Достойный, умный, красивый! И, глядя на нее, о театре еврейском и думать иначе не смели.


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №142 > ПОСОЛ ЕВРЕЙСКОГО ТЕАТРА
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-04-13 04:31:48
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Всемирный клуб одесситов Еврейский педсовет Jerusalem Anthologia