БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №152 > ВООРУЖИВШИСЬ НОЖНИЦАМИ И ИГЛОЙ
В номере №152

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

ВООРУЖИВШИСЬ НОЖНИЦАМИ И ИГЛОЙ
Ольга КСЕНДЗЮК

В Манхэттене на 7-й авеню сидит за машинкой портной в кипе, ростом около двух метров. Бронзовый, конечно же.

ИзменитьУбрать
(0)

Многие считают, что это памятник Исааку Зингеру, одному из изобретателей швейной машинки. Но члены американского профсоюза дамских портных1, который спонсировал установку памятника, уверены, что он посвящен всем швейным работникам США.

Автор скульптуры, Джудит Веллер из Тель-Авива, выбрала в качестве модели своего отца – портного. Памятник, установленный в 1984 г., быстро стал достопримечательностью. Поблизости увековечены портняжные аксессуары – огромная игла, пронзающая пуговицу.

Место выбрано не случайно: со времен зарождения Манхэттена и до середины века Седьмая авеню славилась огромным количеством ателье. «...Гармент-дистрикт2 – общей площадью меньше квадратной мили – отвечал за большую часть готовой одежды в США. Тысячи иммигрантов-евреев, итальянцев и ирландцев… нашли работу на 7-й авеню – в мастерских и ателье». (en.wikipedia.org)

Но почему принято считать портняжное дело еврейской профессией?

Есть в ней, на мой взгляд, некая независимость и достоинство. Без портного не обойтись: на улицу в неглиже не высунешься. Он работает на себя и, скорее, сам станет командовать учениками и подмастерьями, а порой и заказчиками, чем позволит командовать собой. У хорошего мастера есть собственное мнение обо всем: о работе, фасоне, материи, даже о высоких материях. Далее, это профессия творческая. К портному идут за индивидуальной, особенной вещью, он умеет замаскировать наши недостатки и подчеркнуть достоинства. Наконец, эта работа требует понимания других людей и постоянного общения, ну как же – а поговорить?

Сложите все это вместе, и вы поймете, что перед вами – еврей.

А если всерьез, это действительно древняя еврейская профессия. В Иерусалиме перед римским захватом в 70 г. н.э. были улицы и целые кварталы, где жили ремесленники одной специальности. За пределами мастерской ремесленника можно было узнать по особому знаку. Прядильщика – по шерстяной нити, красильщика – по разноцветным нитям, а портного – по игле, воткнутой в одежду. (eleven.co.il)

В Европе искусство портняжного дела начало развиваться в 12-14 вв. – города росли, формировались гильдии (портных, ткачей, торговцев сукном и пр.), портняжное искусство было ремеслом сложным и достаточно закрытым для других.

Почти в каждой еврейской общине имелся свой портной, который знал, как соблюдать необходимые правила кашрута.

Клерикалы требовали, чтобы евреи носили особую одежду либо отличительные знаки. Портняжные гильдии, опасаясь конкуренции, настаивали, чтобы еврейские портные только такой «спецодеждой» и занимались. Но в Испании, например, правители нередко заступались за интересы евреев. В здешней общине ремесленники занимали важное положение. В 14 в. Шломо Бонафед, поэт и интеллектуал, сетовал, что у испанских евреев «портные выносят ученые суждения, а шорники заседают в судах». (ejwiki.org)

Долгое время еврейское портняжное дело было связано с торговлей подержанной одеждой – ее необходимо было приводить в порядок. В Риме 16 в. чуть ли не половина евреев города торговала старым платьем. Чинили его в сумрачных, душных помещениях. Отсюда профессиональные недуги – близорукость, заболевания легких, спины и ног. Во многих итальянских городах пытались запретить евреям это занятие, так как они якобы под его видом шьют новую одежду и торгуют ею, что евреям было запрещено.

Евреи-портные Польши и Литвы стали первыми ремесленниками, которые создали независимую цеховую гильдию, имевшую свой цеховой штандарт.

В 19 в. портных стало больше. Они постепенно переходили к промышленному производству одежды, открывали галантерейные и бельевые магазины. В Австрии после того, как Мария-Терезия освободила евреев от цеховых ограничений, они занимались шляпным делом, производством зонтов, пошивом нижнего белья. (eleven.co.il)

Торговец старой одеждой Аврахам Мандель из Простеева (Моравия) перешивал мундиры в гражданское платье. Его сын Моше открыл собственный магазин, где с 1840 г. продавал и новую одежду. Еще дальше шагнул сын Моше, Меир Мандель (1820-1888) – в 1859 г. открыл первую в Европе швейную фабрику и обеспечил форменной одеждой всю турецкую армию и армии балканских стран. Простеев стал центром швейной промышленности Австро-Венгрии.

Портняжное дело было самым распространенным ремеслом среди евреев Российской империи. В черте оседлости портняжная надомная работа стала основным занятием населения местечек. (eleven.co.il)

В Англии общинное руководство стремилось обучать еврейскую молодежь ремеслам. К 1850 г. в Лондоне сложилась прослойка ремесленников и предпринимателей, обеспечивавших бедное население модной одеждой, хотя и более низкого качества. Подрядчиками были мелкие мастерские, которым очень помог начавшийся

в 1850-60-х гг. импорт швейных машин «Зингер».

В Манчестере еврейские портные разработали технику изготовления водонепроницаемой ткани, в Лондоне – ввели в употребление женский жакет, наладили его производство и поставки.

В 1910-х гг. Владимир Жаботинский побывал в Англии, о чем рассказал в книге «Слово о полку», посвященной истории создания Еврейского легиона – подразделения добровольцев британской армии во время Первой мировой войны.

После неудачных переговоров о легионе в других европейских странах Жаботинский решил, что в Англии больше возможностей, и приехал в Лондон. Однако на публичных собраниях его поразило равнодушие еврейской молодежи, которое он назвал «застарелой болезнью гетто»: «Их не только нельзя было переубедить, – нельзя было даже смутить их беспечность, заставить их испугаться за собственный завтрашний день…» Один анархист сказал ему после митинга: «Вы им толкуете, что вот это они должны сделать “как евреи”, а вот это “как англичане”, а вот это “как люди”… Болтовня. Мы не евреи. Мы не англичане. Мы не люди. А кто мы? Портные». Самоопределение через ремесло, как замечает Жаботинский, осталось единственной связующей нитью.

«Привожу это горькое слово только потому, – пишет он далее, – что в конце концов Ист-Энд3 за себя постоял. Солдат он нам дал первосортных, смелых и выносливых; даже самая кличка “портной” – “шнейдер” постепенно потом приобрела во всех наших батальонах оттенок почетного прозвища, стала синонимом настоящего человека, который исполняет, что положено, не хныча и не хвастаясь, точно, сурово и спокойно…»

К началу Первой мировой войны в Америке большую часть работодателей в швейном деле составляли еврейские иммигранты из Европы.

Создается впечатление, что мы говорим преимущественно о мужчинах. Так оно и было – профессия портного долго оставалась мужской. Женщины чаще всего работали вязальщицами, модистками4, белошвейками, шляпницами. «Портниха» – изобретение довольно позднее.

С проблемой женского неравенства связана одна из крупнейших производственных трагедий начала 20 в. – пожар на нью-йоркской фабрике «Трайангл» 25 марта 1911 г. Предприятие принадлежало М. Бланку и А. Харрису. Погибло 146 рабочих, из них 123 швеи (еврейки, итальянки, ирландки). Люди не смогли покинуть горящее здание – все выходы были заблокированы, «чтобы препятствовать воровству». Это происшествие вызвало волну возмущения и дало новый импульс профсоюзному и женскому движению. Было создано первое в мире общество по безопасности на предприятиях.

Производство готовой одежды расцвело после распространения швейных машин. Среди пионеров швейной промышленности были изобретатели джинсов Леви Страусс и Джейкоб Дэвис, а также Моше Филлипс, чья рубашечная фирма в 1919 г. получила патент на мягкий складной воротник мужской рубашки. (ejwiki.org)

В 20 в. евреи заняли видное место в торговле готовой одеждой (например, торговая сеть «Маркс и Спенсер»). Многие перешли от шитья и продажи одежды к ее проектированию и стали известными модельерами. Среди них – Ральф Лорен, Марк Джейкобс, Исаак Мизрахи, Дайана фон Фюрстенберг, Соня Рикель, Донна Каран и другие. И впору нам говорить уже не о ремесле, а о портновском искусстве.

***

Портные и швеи – нередкие гости в сказках, притчах, песнях, да и в литературе оставили заметный след.

«Бурная жизнь Лазика Ройтшванеца» – сатирический роман-странствие, написанный И. Эренбургом в 1927 г. Его герой – «мужеский портной из самого обыкновенного Гомеля», любитель хасидских легенд. Его называют еврейским Швейком, но, как по мне, он вызывает ассоциации с другим путешественником к Святой Земле – незабвенным Вениамином Мойхер-Сфорима.

Лазик «смотрел на мир глазами честного кустаря-одиночки – он замечал прежде всего покрой костюма». Он явно любит свое ремесло: «Я, может быть, пострадал именно из-за ваших брюк, но я ни капельки не жалею об этом. Я их замечательно сшил, не так, как сшил Цимах из лучшего материала что-то такое жулику Райкину, нет, я сшил их, как осмеянный бог. Вот посмотрите на эту складочку, разве она не выглядит, как улыбка?..» Но судьба сложилась так, что своим делом ему нечасто доводилось заниматься.

Комическая поначалу фигура, Лазик Ройтшванец дорастает до экзистенциальных высот. «Где же мой рай? Или я его еще не выкроил?..» В отличие от Вениамина, он достигает Иерусалима – и у его стен, поведав последнюю притчу о Беште и жестяной дудочке, находит свою тихую, пронзительную смерть.

Новые тенденции предвосхищает Мандельштам в стихотворении 1931 г.:

«Я человек эпохи Москвошвея, - Смотрите, как на мне топорщится пиджак...»

Поздний советский фольклор и сатира рождают других «героев» иглы и ножниц, обогатив народ несколькими любимыми фразами.

Например: «К пуговицам претензии есть?» Источник – миниатюра из 4-серийного фильма «Люди и манекены» (1974, авторы сценария – М. Жванецкий, Л. Измайлов, А. Райкин). В этой миниатюре Райкин играл клиента, который отчаянно пытается выяснить, кто несет ответственность за костюм, сшитый ему в ателье. И получает ответ: «У нас узкая специализация. Один пришивает карман, один – проймочку, я лично пришиваю пуговицы».

«Где будем делать талию?» Это произносит в фильме «Тот самый Мюнхгаузен» (1980) наиболее аристократический портной нашего кино – герцог (Л. Броневой), который на досуге еще немножечко шьет. Но у меня ощущение, что фраза эта куда старше – из классического анекдота.

«Главное, чтобы костюмчик сидел!» – непритязательная песенка из столь же непритязательного фильма «Чародеи» (1982).

«Нормально, Григорий!..» – эта миниатюра Михаила Жванецкого охватывает множество явлений быта, которые казались нормальными исключительно в состоянии алкогольного опьянения. В том числе, конечно же, пальто: «Нормальное. Носи на здоровье. В случае чего я буду ходить сзади, объяснять, что никто не хочет за 70 рублей над утюгом стоять».

Советская сатира часто направляла «удар» на качество массового пошива. Лаконичнее всех высказался Александр Градский: «Вот дама в платье "Москвошвея", правый бок чуть-чуть левее, Левый бок чуть-чуть правее, дама песенки поет…»

А образу индивидуального мастера-портного сопутствует авторитетность и компетентность. Только ленивый не цитировал анекдот о крупном чиновнике, которому никто из столичных портных не сумел сшить костюм из дорогого отреза. Никто – кроме одесского портного. Тот пошил идеальный костюм, а вдобавок – кепку и пальто. «А все почему? Потому что там, у себя, вы фигура, а в Одессе – вы дырка от бублика».

Нельзя не вспомнить и одесского портного Перельмутера из рассказа Георгия Голубенко «Наметанный глаз». Язвительные намеки Перельмутера довели до развода юную пару, которая пришла к нему заказать платье. Но, похоже, старый мудрец был прав. Если молодой человек так легко углядел в любимой недостатки, которых прежде не видел, – может, не так сильно он любит? А вот девушке в новом красивом платье наверняка посчастливится. Перефразируя Окуджаву, сулит нам новые удачи искусство кройки и шитья.


1Один из первых в США женских профсоюзов. Создан в Нью-Йорке в 1900 г.
2«Район одежды», «швейный район».
3Восточный район Лондона, где, в основном жили малоимущие - рабочие и иммигранты.
4В 18-19 вв. модистки создавали головные уборы, шили одежду простого кроя, занимались украшением, переделкой и починкой одежды.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №152 > ВООРУЖИВШИСЬ НОЖНИЦАМИ И ИГЛОЙ
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-08-23 07:16:06
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еврейский педсовет Jewniverse - Yiddish Shtetl Всемирный клуб одесситов