БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №152 > В ГОСТЯХ У ХУДОЖНИКА
В номере №152

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

В ГОСТЯХ У ХУДОЖНИКА
Инна НАЙДИС

Хотите познакомиться с хорошим еврейским портным?

ИзменитьУбрать
Владислав Лущкевич. «Казимир Великий у Эстерки» (Польша, 1870)
(0)

А вам для чего? Заказ сделать или портновскому делу поучиться? А может, вы хотите расспросить его о житье-бытье? Да вряд ли портной многословен, если, конечно, это не одесский портной…

Ну, ладно, познакомимся, и картинка сама вырисуется. Ан нет, с еврейскими портными на картинках не все так просто. Мы знаем как азбуку, что евреям в прежние времена не так уж много работ было дозволено, но – портные, сапожники, торговцы, содержатели трактиров… – это можно. И даже складывается впечатление, что только евреи этим и занимались.

Но вот посмотришь старинную живопись, от манускриптов до картин середины 19 в. – уж каких только портных там нет: в камзолах-париках, в рясах, в солдатской одежде, в одежде всех времен и народов. Но так, чтобы точно еврей, – если кипы на голове нет, как определишь?

ИзменитьУбрать
Теофил Фраерман. «Портной» (Украина)
(0)

Есть, правда, еще признаки: борода, крючковатый нос и длинный колпак. Бороды у средневековых портных на картинах попадаются нечасто. Но мы же знаем тягу наших соплеменников к мимикрии-ассимиляции, особенно в крупных городах. «Еврейские» носы в карикатурах на портных – не редкость, а вот колпаки и вовсе частый атрибут.

«В 1215 г. на IV Латеранском соборе отмечалось, что евреев и сарацин по одежде зачастую невозможно отличить от добрых христиан, поэтому евреям было предписано носить одежды определенного покроя и цветов, кроме того, для них был введен обязательный отличительный знак (а вы думали, это изобрели в нацистской Германии? – И.Н.). В Австрии и Силезии евреи должны были носить отличительный знак на одежде и особую остроконечную шапку». (Е. Носенко, berkovich-zametki.com) Так что, если хотите найти на старинных полотнах портных-евреев, смотрите на шапки. Правда, еще надо поинтересоваться, допускали ли евреев в этот период и в этой стране в гильдию портных.

Сами евреи портных в те времена не рисовали, да и не портных тоже – запрещено людей изображать. Лишь к концу 19 в. появилась еврейская живопись. А до этого не многим европейским художникам мы обязаны еврейскими образами, в основном, библейскими или карикатурными.

И хоть портные – излюбленная тема в средневековых сюжетах, мне удалось найти (с большой долей вероятности) лишь одного еврейского портного, да и то не в профессиональном образе. Картина Владислава Лущкевича (1828-1900) «Казимир Великий у Эстерки» (1870 г.). Эстерка Малах – возлюбленная польского короля Казимира III Великого, жившая в Казимеже в 14 веке. По легенде, Эстерка родила королю двоих сыновей и двоих дочерей. Сыновей Казимир велел крестить и одарил их большими земельными владениями, дочери остались иудейками. Эстерку поляки уважали за красоту и ум, и имя ее звучит не пренебрежительно, а привычно для польских женских имен. Дед Эстерки был лекарем, его знания перешли сыну и внучке. А отец ее был портным и лекарем одновременно – то ли еще немножечко шил, то ли лекарствовал на досуге.

ИзменитьУбрать
Марк Антокольский
(0)

Владислав Лущкевич изобразил отца Эстерки в дверях дома, смело и без особой радости отвечающим на взгляд короля – не такой судьбы желал он своей дочери.

ИзменитьУбрать
Марк Антокольский. «Еврей-портной»
(0)

Отец на картине «Эстер Малах» (1873) Вой­цеха Герсона (1831-1901) и вовсе разгневан, правда, в отсутствии короля.

Портные на полотнах еврейских художников рубежа 19-20 вв. – явно не преуспевающие люди: изнурены, взгляд сосредоточен на работе или вовсе отсутствующий… Иеѓуда (Юдель, Юрий) Пэн (1854-1937), Теофил Фраер­ман (Teo Fra, 1883-1957), Артур Маркович (1872-1934), Амшей Нюренберг (1887-1979), Роберт Фальк (1886-1958)...

Портной, вдевающий нитку в иголку, – частый мотив у художников, но Марк Антокольский создал скульптурное изображение, потрясающее по тонкости и психологизму (за этот горельеф ему была присвоена серебряная медаль Академии художеств).

ИзменитьУбрать
Реувен Рубин. «Портной» (Румыния, 1916-1920)
(0)

У Реувена Рубина (1893-1974) портной – крепкий мужчина, обессиленно сидящий под развешанными, как туши животных, брюками.

ИзменитьУбрать
Худ. Эфраим Лилием
(0)

Совсем удручающий образ портного в графике Эфраима Лилиена (1874-1925). Это уже не вольный портной – сам себе и своей нужде хозяин. Лилиеновский портной как муха оплетен паутиной, и хозяин-вампир пьет из него кровь.

ИзменитьУбрать
Иегуда Пэн. «Старый портной» (Белоруссия, 1926)
(0)

Но не все так грустно. Вернемся к Иеѓуде Пэну. Его портные, два разных портрета, растиражированы по всему интернету, мы говорим «еврейский портной» – и видим работу Пэна. Какие еще картины Пэна вы знаете? Ну, пожалуй, его «Часовщик» еще более знаменит. А ведь Пэн не просто еврейский художник, он Столярский в живописи! В 1897 г. он открыл в Витебске первую в Белоруссии школу рисования и живописи, и тогда это была единственная в России еврейская художественная школа, в ней соблюдалась Суббота, еврейские праздники и пр. Школа, в которой получили навыки мастерства несколько сот юношей и девушек. Из-под его, Пэна, «пера» вылетела целая плеяда замечательных художников – Соломон Юдовин, Осип Цадкин, Эль Лисицкий… Он научил Шагала летать.

ИзменитьУбрать
Иегуда Пэн. «Еврейский портной», 1910-е
(0)

Один из портных Пэна – отутюженный жизнью старик, он так глубоко и тяжко задумался, что становится страшно – кажется, из-под утюга, застывшего на разглаживаемой одежде, сейчас пойдет дым.

Но второй портрет… Во-первых, он бравурный. Благодаря красной ткани, лежащей у портного на коленях. Что он сошьет из нее? Для какой королевской особы наряд?

При первом взгляде на портрет (см. на обложке журнала) он кажется грустным: старик, опущенные плечи, натруженные руки. Но лицо – освященное (именно так) внутренним светом, и едва заметная улыбка – я бы отдала за нее всех Джоконд. Он что-то такое знает о жизни, о Б-ге, этот старик, что-то, от чего заряжаешься его радостью.

Портрет с красной тканью написан в начале 1910-х, а портрет с утюгом – в 1926-м. Пэну 72 года, до его убийства – одиннадцать лет.

ИзменитьУбрать
Илекс Беллер. «Портной Мордехай» (Польша)
(0)

Если уж мы заговорили о красном цвете в картинах с изображением портного, то «их есть»!

В первую очередь, «Портной» Фраермана. Красные стены, красный пол – как не вспомнить «Красную комнату» Матисса, с которым Тео Фра был дружен? Только у Матисса – праздник, а у Фраермана – нарядная подкладка перелицованной жизни жилетки.

Красный цвет в изобилии присутствует и на картине Илекса Беллера (1914-2005, Париж) «Портной Мордехай». Этот портной действительно жил в польском местечке Грод­жиш­ко, откуда Илекс уехал в 14 лет. За свою жизнь Беллер успел освоить специальность точильщика алмазов, поработать в стекло- и металлообрабатывающей промышленности, а также в бельгийских шахтах, принять участие в испанской гражданской войне на стороне Интернациональных бригад и получить ранение. Второе ранение он получил в 1940 г., добровольно вступив в Иностранный легион. В 60 лет он впервые берет в руки кисть, чтобы запечатлеть тех, кого помнит с детства – в родном Гроджишко, еврейская жизнь которого закончилась Холокостом.

Гавриил Гликман (1913-2003) – известный скульптор. А его живописные работы Дмитрий Шостакович, с которым Гликман был дружен, шутя советовал «спрятать в бункер до поры до времени». «Его кисти принадлежат жуткие до сумасшествия, страшной болью исполненные портреты Шостаковича и Пастернака, Мандельштама в тюремной рубашке, Цветаевой с петлей на шее, будто специально созданные как иллюстрации к стихам Галича». (Владимир Ковнер)

ИзменитьУбрать
Гавриил Гликман. «Еврейский портной» (Белоруссия, 1962)
(0)

О самой «выставочной» картине Гликмана «Еврейский портной» сохранилась замечательная история.

Однажды маститый скульптор Илья Гинцбург (1859, Гродно – 1939, Ленинград) пожелал посмотреть работы Гликмана и пришел к нему в мастерскую, а затем пригласил к себе в гости. Попросил рассказать о себе и, услышав, что Гликман родом из небольшого местечка под Витебском, стал расспрашивать. Слушал с интересом и рассказал, что сам из Белоруссии, из Гродно, где жили евреи-ремесленники: сапожники, шорники, портные...

ИзменитьУбрать
Гавриил Гликман
(0)

«При слове “портные” глаза его загорелись. На лице появилась лукавая улыбка, весь он как-то поджался. И неожиданно для меня этот маленького роста старый человек запрыгнул на стол, сел на него и... превратился в портного. Это было чудесное перевоплощение. Передо мной на обеденном столе сидел не великий скульптор и академик, ученик самого Марка Антокольского, а подслеповатый еврейский портной, каких немало видел я в своих Бешенковичах».

Гинцбург поведал, как однажды показывал портного Льву Толстому, уступив его настойчивой просьбе: «И вдруг большая и светлая гостиная сузилась и померкла в моих глазах до темной, грязной каморки еврейского портного. И я стал им. В моей правой вытянутой руке пощелкивали ножницы, пальцами левой руки я перебирал воображаемую ткань на коленях, мои глаза близоруко щурились. Я раскачивался в такт грустной еврейской мелодии, которую сам и напевал».

С этим образом портного Гликман носился десятки лет, прошел войну, был ранен, стал известным скульптором и живописцем и все не решался… И вдруг в 1962 г. в Репино, в Доме творчества композиторов: «...в одно из ранних утр, необыкновенно ясных и свежих, я, достаточно отдохнувший, освобожденный от городской суеты, вышел на веранду. Там лежали тюбики с красками, растворители, листы плотного картона. …И прямо на полу, махнув пару раз кистью, набросал портного. Я писал его не более часа. Настолько ярко он предстал перед моим внутренним взором. Я видел его раскачивание, ритм его движения, его худое, почти бестелесное тело с тонкими руками и тонким корпусом.
Это не было натуральным изображением человека, это была, я бы сказал, конструкция. Эти колени, на которых он кроит ткань, эта босая нога с огромным ногтем – все создавало этому образу особый колорит. Мне говорили, что это не просто портрет, это своего рода икона. Портной иконографичен. Это не ремесленник, это – лицедей»
.

Но почему портной – на столе? Многие художники помещают своих портных на стол или на помост. В Сети я нашла предположение, что «они сидели так, чтобы не пачкать изделия – платья были очень длинные и юбки широченные – ни на один стол не уложишь». Похоже, что так, но есть что-то еще – ведь платья и юбки в 20 веке стали меньше, а портные на полотнах – все еще на помосте.

ИзменитьУбрать
Арнольд Лаховский. «Портные» (Россия, 1918)
(0)

Я пересмотрела множество картин с портными на столе или помосте. Ответ пришел с работой Арнольда Лаховского «Портные» (1918).

ИзменитьУбрать
Александр Канчик. «Портной» (из серии "Домовые еврейского дома")
(0)

Любопытная, кстати, фигура – Арнольд Борисович Лаховский (1880, Чернобыль – 1937, Нью-Йорк), живописец, график, скульптор. Был профессором акварельной живописи на Высших женских архитектурных курсах. Учился в Одесской рисовальной школе вместе с Давидом Бурлюком и Исааком Бродским. Затем – в Мюнхенской Академии изящных искусств, а в 1904 году поступил в Санкт-Петербургскую императорскую академию художеств, где учился у И. Репина, П. Чистякова (учителя Врубеля). В 1908-09 гг. жил в Иерусалиме (почти одновременно с А. Марковичем) и преподавал в художественной школе «Бецалель». Вернулся в Петербург и в 1915 г. стал учредителем Еврейского общества поощрения художеств, участвовал в художественных аукционах в пользу евреев – жертв войны. В 1925 г. по приглашению Люксембургского музея Лаховский переезжает в Париж. Был членом Правления секции художников Союза деятелей русского искусства во Франции (1933). Член-основатель масонской ложи «Свободная Россия» (1931).

ИзменитьУбрать
Александр Канчик. «Портные» (из серии "Домовые еврейского дома")
(0)

Этого забытого в России и «во Израиле» художника называют «очарованным странником», его работы находятся во многих музеях мира и в частных коллекциях.

ИзменитьУбрать
Худ. Эмзар Кикнавелидзе
(0)

Так вот, глядя на «Портных» Лаховского, я поняла: портной работает, склонившись над шитьем – стежки, стежки… зрение страдает. На всех картинах помосты и столы расположены рядом с окнами и на их уровне.

Вот, казалось бы, и все о портных и художниках, но – два блюда на десерт.

Теперь – в сказку: ухва­тимся за большой палец гликмановского портного, дернем за красную нить и окажемся в маленькой каморке, куда израильский художник Алек­сандр Кан­чик (родом из ближнего Кишинева; кстати или нет, но еще один «Портной», работы Соломона Кишиневского, находится в Музее истории евреев Одессы) поселил своих добрых и величественных гномов-портных. Почему из носка у его портных высовывается голый палец, не знаю, возможно, чтобы продемонстрировать пословицу «сапожник без сапог». Но вот куда легла волшебная красная нить, определить несложно – на дивный, расшитый львами и коронами парохес (занавес для Арон Кодеша – ковчега со свитками Торы). Шьют, как нигун поют. А рядом с хозяином – ну да, хатуль мадан – кот, ученный портняжному делу.

ИзменитьУбрать
Худ. Эмзар Кикнавелидзе
(0)

Ну, и одесский десерт. Надо было, чтобы в середине 80-х в нашем городе поселился тбилисский живописец Эмзар Кикнавелидзе и показал нам, что такое одесский портной. Ах, этот старый дамский угодник! Его память хранит такие события и такие виды… прежней Одессы, что художник вручает ему ключи от города. А если вы все-таки сомневаетесь, что это одесский портной, то по вечерам он еще немножечко играет на скрипке.

А его молоденький рыжий преемник – ну что ты с ним сделаешь! – вместо того, чтобы работать, сидит за машинкой, мечтательно закатив глаза. А тот, что постарше и поопытней – ему не надо рассказывать, что творится в душе этой грустной девушки, но он «перекроит ей все иначе». Сюртуки, жилетки, наряды, вуалетки – мастер строчит на машинке не глядя, и струится на пол бесконечная, воздушная ткань мечты.

Ну, что ж, пора и честь знать. Одна секретная добавка: я знаю, почему живописцы так неравнодушны к портным – они тоже художники – и те, и другие творят образ.


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №152 > В ГОСТЯХ У ХУДОЖНИКА
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-06-16 11:02:46
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еженедельник "Секрет" Jewniverse - Yiddish Shtetl Всемирный клуб одесситов