БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №159 > ОБАЯНИЕ ВЕЛИКОГО СКРИПАЧА
В номере №159

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

ОБАЯНИЕ ВЕЛИКОГО СКРИПАЧА
Инна НАЙДИС

Если бы не Чайковский… Нет. Если бы не Адольф Бродский, то скрипичный концерт Петра Ильича еще долго пролежал бы «на полке» и, возможно, не стал бы обязательным в программе конкурса им. Чайковского.

ИзменитьУбрать
(0)

Но сначала об известном факте – безудержном антисемитизме Чайковского. Известен он нам главным образом (а может, и единственным) из переписки композитора с его возвышенной меценаткой-незнакомкой (они, согласно договоренности, никогда не встречались) Надеждой фон Мекк. Но вот что примечательно – их антисемитизм не распространяется на возлюбленных музыкантов, если только они возлюбленные. Надежда Филаретовна поддерживала финансово не только Чайковского, но и Николая Рубинтштейна, и, «совершенно не афишируя своей вот уж действительно беспримерной доброты, она взяла на себя заботу об умирающем от водянки Генрике Венявском, поместила его у себя, выписала лучших врачей, облегчила ему болезнь, как могла, и именно в ее доме на Рождественском бульваре в Москве он скончался в марте 1880 года». ( Майя Шварцман, «О переписке Чайковского и фон Мекк» )

Правда, оба – и Рубинштейн, и Венявский, – были крещеные евреи. Но Бенджамена Ди­зраэли, графа Биконсфильда, премьер-министра Великобритании, крещение не спасло в глазах благородной ксенофобки: «..Англию с ее жидком во главе как бы хотелось поколотить…» – пишет она своему утонченному адресату, а тот вторит ей: «Я с большим удовольствием прочел сатиру на Биконсфильда. Как я рад, что назло этому ненавистному еврею англичанам порядочно достается в Афганистане».

В другом письме Чайковский пишет фон Мекк: «…Я очень доволен, что не вижу, не слышу, не обоняю жидов».

Он их «не обоняет» буквально ежедневно, поскольку тесно дружен с Николаем и Антоном Рубинштейнами, с первым даже живет в одной квартире на Знаменке, как вспоминает некий господин Иван Клименко, гостивший у них в 1870 или 1871 году. («Сцена и музыка», №25, 22 октября 1903 г., Одесса ) Братья Рубинштейны были учителями, а позже – коллегами П. Чайковского, всемерно пропагандировали и продвигали его творчество. И даже когда Чайковский в письмах к брату Модесту обрушивает завистливое негодование на преуспевающего за границей А. Рубинштейна, он ни разу не упоминает его еврейское происхождение.

Херши Фелдер, канадский драматург, актер и композитор, поставил моноспектакль «Наш великий Чайковский». В интервью по этому поводу он замечает: «…употребление Чайковским слова "жиды" никак не подтверждалось его действиями. Напротив, он из собственных средств назначил стипендию молодому еврейскому скрипачу Самуилу Литвинову. Он близко дружил с композиторами и дирижерами Антоном и Николаем Рубинштейнами. И наконец, он защищал Феликса Мендельсона от антисемитских инсинуаций Рихарда Вагнера».

Как же объяснить такие двойные стандарты великого русского композитора? Одно из объяснений – у каждого антисемита есть свой любимый еврей, но осмелюсь высказать другую гипотезу: получающий от госпожи фон Мекк содержание 6000 рублей в год композитор потворствует ее маленькой юдофобской слабости, тем более, что после 13 лет оживленной переписки, как только миллионерша разоряется, переписка иссякает.

К чему столь длительное отступление? Судите сами:

«…Ганслик весьма остроумно называет мою музыку “вонючей“. Только прочтя этот отзыв наиболее авторитетного венского критика, я оценил всю безграничность гражданского мужества, которое Вы выказали, появившись перед венской публикой с моим концертом. Меня это удивляет и трогает в высшей степени.

Ваша симпатия к моему концерту, неоценимая заслуга, которую Вы оказали мне, поборов все препятствия и исполнив его, – сторицей вознаграждают меня

Крепко-крепко жму Вашу руку, милый друг; примите самое искреннее и теплое спасибо за Вашу симпатию к моим сочинениям. Я очень, очень ценю ее!!!

Искренне любящий Вас П. Чайковский».

Это письмо адресовано Адольфу Бродскому, в 1881 г. в Вене исполнившему впервые (через пять лет после создания) скрипичный концерт Чайковского. Первоначально композитор посвятил этот концерт Леопольду Ауэру1 (тоже из выкрестов) в надежде, что тот исполнит его. Однако Ауэр посчитал концерт слишком сложным, неисполнимым.

Адольфу Бродскому концерт понравился, позже он писал Чайковскому: «Сыграть этот концерт публично сделалось моей мечтой с той минуты, как я посмотрел его в первый раз. Это было два года тому назад. Несколько раз принимался за него и бросал, потому что лень преодолевала желание достигнуть своей цели. Уж очень много трудностей вы там навалили. В прошлом году, будучи в Париже, я сыграл этот концерт Ларошу до того скверно, что он не мог получить надлежащего понятия о концерте, но всетаки он ему понравился. …вернувшись в Россию, я энергично принялся за ваш концерт. Что за прелесть! – можно его играть без конца и никогда не надоест. Это очень важное условие, чтобы преодолеть трудности. Когда мне показалось, что я его уже достаточно твердо знаю, я решился попытать свое счастье в Вене».

Бродский нашел союзника в лице бывшего старшего соученика по Венской консерватории Ганса Рихтера, ставшего дирижером Венского оркестра. Скрипачу удалось убедить членов Комитета филармонических концертов включить новое сочинение в программу концертов.

Во втором издании Чайковский посвятил свой концерт его первому исполнителю. Адольф Бродский еще не раз станет первым исполнителем – произведений Грига, Синдинга, Бюлова, Элгара…

Но кто же такой Адольф Бродский? Откуда он взялся?

Из Таганрога. Там он родился 2 апреля 1851 г. С пяти лет мальчика, заметив его способности, стали обучать игре на скрипке. В шесть лет он лишился матери. Отец получил работу в Херсоне, куда и переехал с четырьмя детьми. Со временем отец женился, и у Адольфа появилось еще четверо братьев и сестер. Понимая, что мальчику нужен настоящий педагог, отец отправил его в Одессу на обучение и попечение концертмейстера Одесского оперного театра. В 9 лет состоялся его первый публичный концерт. Юное дарование привлекло внимание богатых одесситов, и они собрали средства для его учебы за границей. Адольф с отцом поехали в Вену. По дороге они остановились в Берлине, где композитор Мейербер, услышав игру десятилетнего скрипача, дал ему рекомендацию для поступления в консерваторию.

В 1861 г. Адольфа приняли в Венскую консерваторию. Он учился у Йозефа Хельмсбергера и жил в его доме. Профессор обнаружил у Адольфа большой талант, занимался с ним и устраивал ему публичные концерты в Вене. В 1867 г. Бродский выдержал конкурс (из 30 конкурсантов) на место в Венском придворном оркестре. Хельмсбергер пригласил его участвовать в знаменитом Хельмсбергер-Поппер-квартете. Видимо, тогда и зародилась у молодого скрипача любовь к квартетам, которой он следовал всю жизнь.

В начале 1870-х Бродский вернулся в Россию и стал гастролировать, в основном, по югу России. На одном из концертов его услышал Чайковский и написал прекрасную рецензию.

Одна из рецензий Чайковского на выступления Бродского: «Скрипач Бродский… обладает совокупностью данных для блестящего виртуозного исполнения. Кроме высокоразвитой техники, у него есть и сила, и красота тона, и чувство меры, и выразительность, и блеск». (1875)

Молодой скрипач понравился Николаю Рубинштейну, и он как директор недавно открывшейся Московской консерватории пригласил туда Бродского. Работая в консерватории с 1874 по 1879 гг. в качестве ассистента профессора, музыкант сблизился с Чайковским, который тоже там преподавал.

В эти годы начинается дружба Адольфа Бродского с Николаем Рубинштейном и Львом Куперником, известным адвокатом, успешно защищавшим евреев на нескольких громких судебных процессах. Некоторое время Николай, Лев и Адольф жили вместе в большой квартире в Москве. Куперник и Бродский дружили до самой смерти Льва в 1905 году. Сохранилась дружба и с дочерью Льва, известной писательницей Татьяной Щепкиной-Куперник.

В 1879 г. Адольф уезжает из Москвы. Некоторое время дирижирует Киевским симфоническим оркестром, гастролирует в Крыму. В 1880 г. он женится на Анне Скадовской, и в этом же году молодожены уезжают в Париж и Вену.

В Париже Адольф Давидович знакомится с И.С. Тургеневым, у них завязывается многолетняя дружба. Музыкант встречается с Сен-Сансом, Лало, Сарасате. Бродский говорил, что узнал от Сарасате много нового относительно техники и звукоизвлечения.

Виртуозное исполнение в 1881 г. скрипичного концерта Чайковского в Вене приносит Адольфу Бродскому известность и ангажементы. Его приглашают на должность профессора Лейпцигской консерватории.

ИзменитьУбрать
Анна и Адольф Бродские с учениками в гостях у Эдварда Грига
(0)

В Лейпциге Бродские прожили около восьми лет. Адольф Давидович организовал струнный квартет. В первом концерте квартета (6 февраля 1884 г.) принял участие Й. Брамс. Завязываются знакомства, с последующим сотрудничеством и многолетней дружбой с Э. Григом, Г. фон Бюловом, К. Синдингом, Ф. Бузони. Именно в доме Бродского Чайковский знакомится с Григом, Брамсом, с немецкими музыкантами.

С семьей Грига у Бродских складываются особенно близкие отношения, они ездят в гости друг к другу.

В Лейпциге Бродский создал свою скрипичную школу. У него было много учеников из Норвегии. Он настойчиво пропагандировал норвежскую музыку. Норвежский парламент наградил Бродского орденом Св. Улава за постоянную помощь и поддержку, оказанную норвежским музыкантам и композиторам.

Некоторые из учеников жили в доме Бродских. К ним относились как к своим детям. (Собственных детей у Бродских не было.) Адольф брал учеников с собой в путешествия, в гости к Э. Григу. С 1891 по 1895 гг. Бродский работал концертмейстером и солистом Нью-Йоркского симфонического оркестра. В Америку плыли с учеником А. Фидельманом, библиотекой, мебелью, слугами. Но в Америке не сложилось – Бродскому не понравилась коммерциализация музыки, и в 1895 г. он вернулся в Европу.

Вскоре он получает из Англии приглашение от сэра Чарльза Халле занять пост в его оркестре и пост профессора Королевского музыкального колледжа в Манчестере. В конце 1895 г. Халле умер, и Бродский заменил его на должности директора Королевского музыкального колледжа. Он исполнял эти обязанности, оставаясь профессором, в течение 34 лет – до конца жизни.

ИзменитьУбрать
Квартет Бродского: А. Бродский, Р. Бриггс, С. Шпильман и К. Фукс
(0)

И, конечно же, в Манчестере Бродский создал квартет, который связывали тесные отношения с Эдуардом Элгаром, написавшим для него Op. 83.

Из рецензии английской газеты: «Бродский превосходно исполнил ля-минорный концерт Баха. Музыка Баха близка по духу этому великому артисту. Бродский заставил нас почувствовать простоту, являющуюся неотъемлемой частью возвышенности концерта. Музыка нигде не была осквернена мыслями о технических трудностях; все их профессор Бродский преодолевал со сдержанностью и легкостью… Оркестр на протяжении всего концерта был восхитителен: каждый из музыкантов словно выражал языком музыки свое глубокое уважение к Адольфу Бродскому и его искусству». (Любовь Сталбо, «Выдающийся скрипач Адольф Бродский» )

Кстати, играл А. Бродский на скрипке Гварнери.

Адольф Давидович обладал не только музыкальным даром, но и редкостным обаянием.

Где бы ни жили Бродские, вокруг них формировался круг интеллектуалов, музыкантов, писателей, завязывались теплые многолетние отношения. Можно только себе представить, с каким удовольствием эти талантливые люди общались, музицировали, делились новыми сочинениями…

В Манчестере у Бродских было много друзей, учеников, по-прежнему живших в их доме. Адольф Давидович оказывал большое влияние на музыкальную жизнь Манчестера и Англии. Неоднократно выступал он и в России. Последняя концертная поездка в Россию состоялась в начале 1910-х годов. Во время этой поездки был концерт и в Одессе. Племянница музыканта Лидия вспоминает о его последнем приезде в Одессу: «Мы все были на его концерте в Городском саду. Дядя был …просто обаятельным. Веселый, жизнерадостный, он всех очаровал. Я узнала тогда, что он прекрасный шахматист…»

ИзменитьУбрать
(0)

Был у Бродского и ученик из Одессы. Наум Блиндер учился в Одессе у Петра Столярского и Александра Фидельмана (ученика Бродского). Адольф Давидович, услышав его игру, пригласил продолжить обучение в Манчестерском колледже2. Позже Наум Блиндер стал учителем Исаака Стерна, вспоминавшего его с большим теплом и благодарностью.

ИзменитьУбрать
Газета «Сцена и музыка». Одесса, 1903 г.
(0)

В 1921 г. тяжело заболела жена Адольфа Дави­довича, Анна Львовна. Для помощи в уходе за сестрой к Бродским из России приехала Ольга Скадовская (Пикар) с сыном Леоном.

В январе 1927 г. 76-летний А. Бродский исполнил скрипичный концерт Э. Элгара в ходе празднования 70-летия композитора.

22 января 1929 г. выдающегося скрипача не стало, а в сентябре скончалась его жена.

В доме Бродских осталась жить Ольга Пикар, а после ее смерти – ее сын Леон.

«После смерти Леона городские власти, к которым перешел дом, решили привести его в порядок и вывезти на свалку весь заполнявший его хлам. По счастливой случайности, буквально накануне прихода рабочих, дом посетила комиссия Королевского колледжа музыки. Взорам членов комиссии предстала картина полного запустения: на полу, вперемежку с остатками недоеденной пищи и мышиным пометом, были разбросаны письма к Бродскому Грига, Сен-Санса и других музыкальных знаменитостей, афиши концертов, программы. Часть бумаг и документов находилась в ящиках и коробках, предназначенных к отправке на свалку. Музыканты бережно собрали все материалы и увезли их в колледж; таким образом, ценнейшая коллекция Бродского оказалась спасенной от уничтожения.

Что же содержится в этом, в своем роде уникальном, собрании документов? Это, прежде всего, письма к Бродскому П.И. Чайковского, Э. и Н. Григов, Й. Брамса, Г. фон Бюлова, Г. Рихтера, Ф. Бузони, К. Сен-Санса, Э. Лало, Э. Изаи, Э. Элгара, И. Тургенева. В коллекции много открыток, фотографий и фотопортретов, некоторые из них – с автографами и посвящениями дарителей... Ценнейший материал для истории музыки представляют ноты, газетные вырезки с рецензиями концертов Бродского, программы его концертов и даже билеты на них, а также его дипломы». (Эрнст Зальцберг, «Сын России, пасынок Англии» )

Записей игры Бродского, к сожалению, не сохранилось. Мы никогда не услышим, как звучал скрипичный концерт Чайковского при жизни его автора.


1Л. Ауэр – основатель русской скрипичной школы. Воспитал свыше 300 учеников (К. Горский, М. Полякин, Я. Хейфец, Е. Цимбалист, М. Эльман, И. Ахрон, Д. Бертье, Ц. Ганзен и др.). Преподавал в Петербургской консерватории с 1868 по 1918 гг.
2Получив диплом, Н. Блиндер вернулся в Одессу, стал профессором консервантории, много играл как солист, организовал в Одессе квартет Российского музыкального общества.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №159 > ОБАЯНИЕ ВЕЛИКОГО СКРИПАЧА
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-11-17 06:11:07
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jewniverse - Yiddish Shtetl Jerusalem Anthologia Еврейский педсовет