БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №162 > «ДОРОГОЙ ВОЗРОЖДЕНИЯ И ОСВОБОЖДЕНИЯ»
В номере №162

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

«ДОРОГОЙ ВОЗРОЖДЕНИЯ И ОСВОБОЖДЕНИЯ»
Иосиф КЛАУЗНЕР

В начале месяца Кислев (декабрь 1919 г.) мы вышли на корабле «Руслан» из Одессы в Эрец Исраэль...

На корабле были 657 человек всех слоев и видов евреев, от членов французской Халукки{{Халукка - пожертвования еврейских общин диаспоры евреям, живущим в Эрец Исраэль по религиозным мотивам.}} до молодых одесских девушек, не имеющих толком понятия, что такое Эрец Исраэль и почему они едут туда: они бежали от голода и гражданской войны в России.

Поэтому нет ничего удивительного, что часть прибывших в Эрец на «Руслане» покинули Землю Израиля и отправились в Америку, Египет и страны Европы. Но большая часть осталась в Израиле. На Хануку 1944 г. ( תש”ה ) было чудесное празднование полуюбилея «руслановцев», и выяснилось, что некоторые из них оставили мир живых, но многие все еще живы. Их чудесный подарок – 70 деревьев в лесах «Керен Каемет», который мне предъявили во время празднования, проник в мое сердце.

«Руслан» был первым кораблем из сотен олим1 в Эрец Исраэль с начала Первой мировой войны, с него началась третья алия2 , и я счастлив, что удостоился быть среди первых репатриантов этой алии. Но «удостоиться» означало также мучения и беды.

Невозможно было на этом многолюдном корабле обойтись без Корабельного комитета. Несмотря на ненависть, заложенную во мне к образу любого правителя любого общества и любого собрания, меня выбрали главой Корабельного комитета. И это событие, произошедшее против моей воли, доставило мне немало мучений, а также привело к потерям сил и денег.

ИзменитьУбрать
(0)

Три недели мы скитались по морю, и ни разу не дали портовые власти пассажирам «Руслана» сойти на берег. Причина была в том, что мы идем из России, и мы коммунисты! Ирония судьбы: мы, сионисты, которые сбежали от коммунистов, подозревались в принадлежности к коммунизму! Эта проблема возникла из-за глупой клеветы: русский капитан корабля, кроме нас, вез также зерно, которое собирался продать по хорошей цене в Константинополе или Афинах, где был большой спрос на продукты из сельскохозяйственной России. А мы, «руслановцы», потребовали от него отвезти нас прямо в Яффу, как договаривались, и довольно сильно повздорили с ним. Поэтому он из мести донес, что мы коммунисты. Разумеется, отправили нас на его корабле туда, куда желало его сердце. И когда мы прибыли в Константинополь, не дали нам английские, французские и греческие власти, управлявшие тогда в завоеванной и побежденной Турции, сойти на берег и сменить капитана на того, который поплывет в соответствии с нашей просьбой; нам не позволили даже запастись свежей едой.

ИзменитьУбрать
«Еврейская мысль» №26, 1(14) ноября 1919 г.
(0)

Я известил телеграммой представителей сионистского движения в Константинополе, доктора Калева и рава Маркуса, чтобы они пришли и встретились с нами. И действительно, рав Маркус пришел, и мы рассказали ему о нашем положении, но и он не смог ничего сделать: страх перед коммунистами был так велик среди капитанов, особенно в те дни. Так что я рискнул жизнью и дважды переплывал ночью тайно, без разрешения, из гавани, усеянной морскими минами, до Константинополя. Пришел к доктору Калеву и попросил его приложить усилия, чтобы портовая власть заставила нашего русского капитана отвезти нас прямо в Эрец Исраэль. И доктор Калев добился этого приказа.

Но по «неизвестной» причине (разумеется, из-за православного капитана, который повлиял на греческого члена оккупационного правительства: тот, будучи греко-ортодоксом, симпатизировал «белым русским», к которым принадлежал наш капитан) приказ был отменен в последний момент. И тогда пассажиры «Руслана» обвинили меня в том, что я недостаточно настойчиво требовал от английских консулов заставить капитана выполнить наше с ним соглашение. Это несправедливое обвинение очень глубоко ранило мою душу.

Из Константинополя мы отправились в Афины, как хотел капитан. Но нам не дали войти в Пирей и подойти к Афинам, а оставили у острова Саламин и поставили возле корабля охранников, чтобы не позволить ни одному человеку сойти с корабля или подняться на него. Мы стояли там почти целую неделю, пока нам не позволили пройти к Пирею. Но и там нам не позволили сойти на берег. Также ухудшилось материальное положение пассажиров: не хватало хлеба для 57 человек, среди которых было много детей, беременных женщин, стариков и больных. Трудно представить душевное состояние тех, кто там был. Я как глава Корабельного совета был также ответственен за материальное положение пассажиров.

И тогда мне пришла в голову простая мысль: из газет я знал, что в греческом парламенте есть еврейский представитель – доктор Моше Кофинас, сионист. Надо обратиться к нему с нашей проблемой – и он спасет нас из этого ужасного положения, в которое мы попали из-за коммунизма. Я написал по-французски письмо доктору Кофинасу и в нем объяснил всю ситуацию.

Но как письмо к нему попадет, если благодаря капитану охрана окружает корабль и следит, чтобы с него не сошел ни один человек?

Тогда вызвался один юный доброволец (если не ошибаюсь, его имя сегодня Гилади, и он учитель в Натании) доставить письмо доктору Кофинасу. Да удостоится он благословения!

Корабль был пришвартован канатами к пристани. Однажды в шабатнюю ночь по одному из этих канатов парень полез, перебирая руками, с ногами, болтающимися в воздухе, – как жонглер какой-нибудь, – с одного конца на другой, добрался до невидимого края и ушел в Афины. В ту же ночь он нашел доктора Кофинаса и передал ему письмо. Утром доктор Кофинас поторопился явиться на причал с равом Каштилем, равом Афин, французским евреем.

Им позволили подняться на корабль и под свою ответственность вывести меня оттуда, чтобы я мог пойти и обратиться к главе порта («наварху»3 ) и попросить его разрешения спуститься в Афины и купить еду. Доктор Кофинас пошел со мной к наварху, и мы его спросили, почему нам нельзя выйти в Афинах и запастись к дороге. И наварх рассказал, что получил сообщение о том, что мы коммунисты. И тогда я вытащил из кармана удостоверение, из которого следовало, что я был преподавателем в русском университете во времена Керенского и деникинцев, а они – антикоммунисты. Это удостоверение на него подействовало. И еще на него подействовало то, что дети, женщины и старики пострадают от голода, если мы не спустимся купить еды. Поэтому было разрешено нам троим – доктору Кофинасу, раву Каштилю и мне – поехать в Афины и купить хлеб. Два представителя из греческого правительства будут нас сопровождать. Я сразу понял, что мы будем иметь дело с сыщиками.

Но сегодня Шабат, а я ни разу в жизни не нарушил Шабат. Поэтому обратился к одному из «представителей правительства», чтобы позволили мне вернуться на корабль, а доктор Кофинас с одним из пассажиров … поедут в Афины и купят хлеб. Однако сыщик на это не согласился: у него есть приказ о том, что профессор Клаузнер, глава корабельного комитета, должен быть среди покупателей хлеба!

Поскольку не было выбора, и речь шла о «пикуах нефеш» (угрозе жизни), согласился я в Шабат ехать из Пирея в Афины. Так можно было насладиться чудесным зрелищем: член парламента, рав греческого города и преподаватель русского университета едут в поезде и ходят по улицам Афин в сопровождении двух сыщиков, от пекарни к пекарне, чтобы купить хлеба…

Пока длились переговоры с навархом и пока приехали в Афины, наступил уже вечер Шабата, а дело было осенью, короткий день. Так что в большинстве пекарен хлеб закончился, даже воскресный (в воскресенье христиане Афин не пекут хлеб). У нас были русские деньги, которые потеряли свою ценность.

Нужно было поменять русские рубли на греческие драхмы. Мы обратились к еврейским менялам-сфарадим, и они повели себя очень достойно. Они знали, что ценность русских денег падает день ото дня, но поскольку драхмы нужны были на покупку хлеба для братьев из России, плывущих в Эрец Исраэль, обменяли нам все, зная заранее, что потеряют в этой «сделке». Помянуты они тут добром!

Мы обошли все пекарни в Афинах и в конце концов купили только 70 буханок хлеба – больше просто не нашли. А поездка до Яффы должна была продлиться в самом лучшем случае три дня – а на корабле 657 человек! Чем их кормить?

Вечером вернулись мы на корабль и обнаружили, что член британского правительства в Афинах, которому сообщили всю эту историю с пассажирами-коммунистами, плывущими в Эрец Исраэль, послал на «Руслан» служащего из английских интеллигентов – образованного молодого человека, развитого и умного. Он поговорил со мной подробно и выяснил, что перед ним не коммунисты, а наоборот, те, кто против и бежали от преследований за сионизм в страну, находящуюся под британским мандатом. И тогда наш капитан получил приказ везти пассажиров прямо в Яффу.

Итак, с этой ситуацией все хорошо. Но что будут есть 657 человек в течение трех дней? Семидесяти буханок хлеба не хватит даже на один день!

ИзменитьУбрать
Порт Пирей
(0)

Я не спал всю ночь от беспокойства. Мои волосы побелели в ту ночь от скорби. И что делает Акодеш Барух-Ѓу? Послал большие волны на море, и корабль качался, как пьяный, и девяносто из ста пассажиров болели морской болезнью все три дня, и когда мы прибыли в Яффу, все еще везли с собой часть хлеба, купленного в Афинах. И не только хлеб привезли в Яффу, но еще несколько видов продуктов – из голодающей России в сытый Эрец Исраэль. А главное – не прибыли в Эрец ни голодными, ни больными. И это стало возможным благодаря Комитету по снабжению, созданному на «Руслане».

Комитет был основан, потому что … не все «руслановцы» могут покупать мясные продукты частным образом.

Среди пассажиров был мясник, господин Гаруз, который купил на свои деньги всякие продукты для пассажиров и продавал их по выгодной цене, а также купил птицу и делал шхиту, заботясь о питании пассажиров. Однако среди пассажиров было много бедняков, которые не могли купить продукты для трапезы даже по самой «выгодной» цене. И выяснилось, что часть пассажиров питалась, как в мирные дни, а часть почти голодала, и была опасность, что из-за этого на корабле распространятся болезни.

Поэтому Комитет по снабжению (чьим членом были госпожа Клаузнер, господин Зейдель, господин Голодин и другие) решил навести порядок. Госпожа Клаузнер пошла к мяснику от имени Комитета и купила у него все продукты. Комитет назначил единую цену за порцию, цену, подходящую и богатому, и бедному, и кто не мог заплатить даже эту небольшую сумму, получал порции бесплатно при условии, что заплатит, «когда разбогатеет». И так снова не было голодных на корабле, и когда прибыли в Яффу, было только четверо больных (и не от голода, не дай Б-г!) среди 657 пассажиров. Большая заслуга была в этом у членов Комитета по снабжению и главной среди них – госпожи Клаузнер.

Благодарим Малку Корец за перевод с иврита, выполненный по просьбе редакции.


1Репатриантов.
2Алия (ивр. «подъем», «восхождение», «возвышение») — репатриация, возвращение на историческую родину.
3Наварх (греч. nauarchos, от «naus» корабль, и «archo» - управляю) - начальник корабля или флота.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №162 > «ДОРОГОЙ ВОЗРОЖДЕНИЯ И ОСВОБОЖДЕНИЯ»
  Замечания/предложения
по работе сайта


2020-07-04 05:55:52
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Jerusalem Anthologia Всемирный клуб одесситов