БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №164 > КОПАЙТЕ ГЛУБЖЕ
В номере №164

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

КОПАЙТЕ ГЛУБЖЕ
Илана ШЕР

«…вопрос о природе смеха способен довести до слез любого исследователя…"
А. Чупров, topos.ru

Попробуйте кому-нибудь задать вопрос, что такое юмор. «Ну, то, что смешно (весело, забавно, прикольно)». Ладно, а смешное – это что? Пауза. «Знаешь, давай я лучше тебе анекдот расскажу. Попадает еврей на необитаемый остров…»

Возможно, юмор и смех – действительно непостижимая тайна, одна из тех базовых вещей, которым так сложно дать определение, вроде пространства, реальности или сознания.

Откуда же у человека этот прекрасный дар? Дар смеяться и смешить, выдыхать напряжение и заряжаться новой энергией, легче переносить разочарования и кризисы, придавать новые краски длинной лекции и затянувшемуся рабочему дню. Причем один и тот же человек может наслаждаться тонко отточенной остротой – и до колик хохотать над незамысловатыми приключениями троих «ботаников» и одного шлимазла.

Словом, нам юмор строить и жить (даже выживать) помогает, но его изучение, по словам А. Бергсона, – «дерзкий вызов, бросаемый философской мысли».

Маленькие дети смеются просто от удовольствия быть – в тепле и безопасности, среди улыбающихся лиц, симпатичных игрушек. Возможно, в какой-то невообразимой древности смех родился из чистой радости бытия, удовольствия ощущать себя живым, полнокровным, энергичным. Физиологи связывают его с эндорфином – «гормоном радости». В учении древних греков о гуморальной (от греч. «гумор» – жидкость) природе смеха есть доля истины.

Определение «человек смеющийся» лежит в одной плоскости с понятиями «человек разумный» или «общественное животное», а вопрос: «В чем состоит природа смеха?» – является необходимым дополнением к глобальному философскому вопросу – «Что есть человек?». (А. Сычев, «Природа смеха»)

Смех возник раньше юмора. Немецкий писатель Жан Поль замечает: «Люди сначала смеялись – а потом появились комики». Смех – древний, докультурный, врожденный сигнал, а юмор – сложная интеллектуальная способность и явление культуры. Юмор создает комическое (от греч. «комикос» – веселый, смешной). Улыбка, смех, хохот – естественные реакции души и тела на комическую ситуацию.

Конечно, философы не могли пройти мимо столь ярких и сложных феноменов как смех и юмор, и подарили миру энное количество разнообразных теорий. Из них ясно одно: смех – дело серьезное и легкомыслия не терпит!

Аристотель (384-322 гг. до н.э.), исследуя смех, прежде всего, с точки зрения своей излюбленной этики, разделяет понятия смеха и насмешки. Для него смех – явление легкое, исключительно для отдыха и развлечения. А вот в насмешке зримо или незримо присутствует «элемент зла», склонность к насмешке и оскорблению вульгарна и неприлична. Аристотелю принадлежит первое определение смеха, которое в разных вариациях встречается и в наши дни: «Смешное есть некая ошибка и безобразие, но безболезненное и никому не приносящее страдания». Он автор знаменитого тезиса: из всех живых существ только человек способен смеяться. Говорят, последнее не совсем верно, но оставим это зоологам.

Дальнейшие трактовки комического хоть и разнообразны, но почти все опираются на аристотелевские идеи: «умственный контраст», «ощущаемый абсурд», «отклонение от нормы» и др. Из классических теорий смеха назовем теорию несоответствия. «…Ничто больше так не вызывает смех, как внезапное несоответствие между тем, что ожидают, и тем, что видят» (Паскаль). Ее сторонниками были, в частности, Кант и Шопенгауэр. Кант утверждал, что смех – это «аффект от внезапного превращения напряженного ожидания в ничто».

ИзменитьУбрать
(0)

Вот что писал нобелевский лауреат Анри Бергсон (1859-1941): «Всякий комический эффект должен заключать в себе противоречие в каком-нибудь отношении. Нас заставляет смеяться нелепость, воплощенная в конкретную форму, – ”видимая нелепость’’, или кажущаяся, сначала допущенная, а затем исправленная, или, наконец, то, что нелепо с одной стороны, но естественно объяснимо – с другой, и т.д.».

Однако «эти определения …никак не могут объяснить, почему комическое заставляет нас смеяться. В самом деле, с чего бы вдруг это особое логическое отношение, лишь только оно нами подмечено, заставляет нас меняться, встряхиваться, веселиться, в то время, как все другие оставляют нас в покое?»

«На поверхности моря неустанно борются волны, тогда как в низших слоях его царит глубокий покой. Волны сталкиваются, гонят одна другую, стремясь обрести равновесие. Легкая, веселая белая пена следует за их изменчивыми очертаниями. … Смех рождается так же, как эта пена. Он подает знак, появляясь на поверхности общественной жизни, что существуют поверхностные возмущения. Он моментально обрисовывает изменчивую форму этих потрясений. Он – та же пена, главная составная часть которой – соль. Он искрится, как пена. Он – веселье. Философ, который собирает его, чтобы испробовать, найдет в нем иногда, и притом в небольшом его количестве, некоторую дозу горечи». (А. Бергсон, «Смех»)

Анри Бергсон под­черк­нул социальный и эстетический аспекты юмора. Только человек способен смеяться над человеком. Животные или неодушевленные предметы вызывают у нас смех, только если мы усматриваем в них внешнее сходство с чем-то смешным в людях (антропоморфизм). Вне общества смех теряет значение: ведь он нуждается в отклике, и смешное в одной группе бывает непонятно в другой. Комическое, по мнению Бергсона, вызывает смех лишь при некой эмоциональной отстраненности от объекта: кому мы явно сочувствуем, того невозможно высмеять.

Причину смеха Берг­сон видит в автоматизме, косности, отсутствии гибкости. На ней основаны практически все виды комизма – от примитивного комизма падений «на банановой кожуре»до общественно значимых проявлений. При помощи смеха общество указывает на косность характера, ума, тела. Функция смешного, рождаемая жизнью и искусством, направлена на моральное исправление людей и совершенствование общества.

После Бергсона смех все чаще стали рассматривать как социальный феномен.

ИзменитьУбрать
(0)

Основатель психо­ана­лиза Зигмунд Фрейд (1856-1939) был сторонником теории освобождения. В работе «Остроумие и его отношение к бессознательному»1S (1905) он обнаруживает параллели между механизмом сновидений, оговорок и т.п. и возникновением юмора. Различая комическое, юмор и остроумие, Фрейд исходит из принципа удовольствия от высвобождения психической энергии – разрядки агрессивного или сексуального напряжения.

Комизм он трактует как ситуацию, когда человек невольно выглядит смешным, не задумываясь об этом. Шутка (остроумие) рождается, когда сознание пытается выразить те мысли, которые общество обычно подавляет или запрещает. «Остроумие – оружие без­оружных, которые … не идут в своем протесте до конца». Наконец, чувство юмора, позволяя увидеть смешную сторону неприятного явления, преобразует боль и гнев в улыбку и смех. Сатира как более сложный вид остроумия возникает в образованном обществе. Поскольку обстоятельства препятствуют прямому оскорблению авторитарных лиц, остроумие позволяет протестовать против них в формах косвенной критики и иронических намеков. «Шутки осмеливаются шепотом заявлять, что желания и влечения человека имеют право быть услышанными, несмотря на пространные и жесткие требования морали».

Фрейд также описывает приемы остроумия (сгущение, употребление одного и того же материала и двусмысленность), формы и функции комического, и приводит ряд примеров, кстати говоря, взятых в основном из еврейского юмора. «Остроумие и его отношение к бессознательному» – весьма добросовестный труд, и многочисленные ссылки на него присутствуют практически во всех современных исследованиях феномена смеха.

ИзменитьУбрать
(0)

В более поздних исследованиях выделяется фигура Хельмута Плеснера (1892-1985) – немецкого философа и социолога. Известна его работа «Смех и плач» (1941). Одна из основных идей: «…смех и плач оказываются реакциями на границы, с которыми сталкивается наше поведение. То, что идет вразрез с социальной структурой поведения, то и вызывает смех и плач. В смехе и плаче человек утрачивает сознательный контроль над своим телом и прекращает направлять его инструментально».

ИзменитьУбрать
(0)

Стоит упомянуть известного писателя, публициста и философа Артура Кестлера (1905-1983), который в труде «Акт творения» подробно рассматривает проблемы смешного и взаимоотношения юмора и творчества. Между различными элементами двух ситуаций («ассоциативных контекстов») формируется оригинальная связь, которая образует новое значение. Чувство юмора отображает способность замечать точки соприкосновения разнородных понятий, реалий, и совмещать их в единое суждение. Это показатель творческой энергии, позволяющей подняться над обыденностью, увидеть новые и неожиданные возможности в разных сферах жизни, проявить гибкость и открытость в сложных ситуациях. Важнейшая функция юмора для Кестлера – творческая. Элементы его креативной теории разрабатывались в исследованиях Г. Милнера, А. Зива и др.

ИзменитьУбрать
(0)

Книга израильского психолога Авнера Зива «Личность и чувство юмора» (1984) посвящена мало исследованной области – личностным особенностям, лежащим в основе чувства юмора.Авнер Зив изучил личностные качества юмористов-профессионалов и непрофессионалов, предложил теорию и собрал экспериментальные данные о создании, понимании и восприятии юмора.

ИзменитьУбрать
(0)

Американский ученый в области искусственного интеллекта Марвин Ли Минский (1927-2016) в работе «Общество разума» (1986) предполагает, что функции смеха связаны с работой мозга. Шутки и смех являются механизмом мозга для распознавания бессмыслицы. Поэтому шутки, как правило, не так смешны, когда мы слышим их повторно.

ИзменитьУбрать
(0)

Стоит обратить внимание и на работу Стивена Пинкера (р. 1954) – канадско-американского ученого, психолога, популяризатора науки. Он собрал разные идеи и исследования, посвященные юмору, и описал природу смеха в одной из глав своей книги «Как работает мозг».

Нужно упомянуть и многочисленные сборники и антологии еврейских шуток, притч, анекдотов, неизменно пользующиеся успехом. Лучшие из них интересны тем, что составители хотят не просто развлечь и рассмешить читателя, но и стремятся исследовать это многогранное явление – еврейский юмор. Назовем трехтомную антологию еврейского юмора «Книга анекдотов и острот» (1935-38) Алтера Друянова, книгу р. Иосифа Телушкина «Еврейский юмор: что можно узнать о евреях из лучших еврейских шуток и анекдотов» (1992) и работу Зальции Ландман «Еврейское остроумие» (2006).

История смеха – это в первую очередь история борьбы с односторонней серьезностью, которую Бахтин считает антитезой смеха. Серьезность монотонна и монологична; в ней чувствуется угроза или страх, закрытость для других точек зрения. ... Смех диалогичен и полифоничен – он всегда открыт изменениям и развитию... он противопоставлен насилию, патетике, идеологической истошности и самодовольной уверенности в истинности тех или иных взглядов. Любое истинно великое явление, по Бахтину, никогда не бывает односторонне серьезным… Все, что боится смеха, – или угрожающе авторитарно, или внутренне ничтожно и в любом случае статично и мертвенно. (А. Сычев, «Природа смеха»)

И все это – лишь малая часть трудов, затраченных людьми в попытках ответить на простой вопрос: «Почему нам смешно?..»

По материалам topos.ru, theoryandpractice.ru, А. Сычев (academia.edu), З. Ландман


1Первый перевод этой работы на русский язык выполнен одесским врачом Яковом Коганом.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №164 > КОПАЙТЕ ГЛУБЖЕ
  Замечания/предложения
по работе сайта


2020-07-09 09:21:12
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jewniverse - Yiddish Shtetl Всемирный клуб одесситов Еженедельник "Секрет"