БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №168 > Издатели и издательства
В номере №168

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

Издатели и издательства
Подбор материалов Иланы Шер

Первоначально еврейское книгопечатание было, в основном, связано с традицией и образованием. Оно обогащало культурную жизнь общин, открывало доступ к широкому изучению Торы и Талмуда. Труд печатника почитали как «святое ремесло», родственное написанию книги. Долгое время печатники были и издателями, и распространителями своей продукции.

ИзменитьУбрать
(0)

История нашего книгоиздания настолько насыщенна, что мы затронем лишь верхушку этого айсберга.

Из 15 в. дошли сведения о 22 еврейских типографиях (из них 12 – в Италии). Знаменитая семья печатников Сончино, родом из Германии, поселилась в итальянском городе Сончино, отсюда и фамилия. В 1484 г. типография «Бней Сончино» выпустила трактат Брахот, первый из печатных трактатов Талмуда, и ввела орнаментирование начальных букв текста. Внук основателя, Гершом Сончино, печатал книги на иврите, латыни, греческом. Первым выпустил книгу на иврите с иллюстрациями, ввел в еврейское книгопечатание титульный лист. Семья Сончино пользовалась так называемым сефардским шрифтом, который стал исходным для последующих печатников. Возможно, типография в Праге, существовавшая с 1512 г., также была основана семьей Сончино.

В 15 в. печатни открывались в Испании, Ита­лии, Португалии, Турции. Первый в еврейском книгопечатании типографский знак (красный щит со стоящим на задних лапах львом) появился в Испании на изданиях Элиэзера ибн Алан­танси с 1485 года.

Крупным центром книгопечатания в 16-17 вв. стала Венеция. Там находилась печатня Даниэля Бомберга, уроженца Амстердама и не еврея, что не помешало ему в 1510-е гг. основать типографию для книг на иврите. Печатником у Бомберга стал немецкий еврей Исраэль Аделькинд, а корректором – Элияѓу Левита, филолог и знаток иврита. (Должность корректора – ее мог занять только ученый – появилась в 16 веке.) Печатня выпустила около 200 книг, в том числе первые издания обоих Талмудов (1520-23), ввела в нумерации страниц арабские цифры.

Первое издание «Шулхан аруха» (1565) вышло в венецианской печатне Ди Гара.

В Стамбул книгопечатание «завезли» изгнанники из Испании.

В Центральной Европе начало еврейскому книгопечатанию было положено в 1512 г. в Праге. Нужно назвать Хаима Шахора и Гершома Коѓена, родоначальника династии типографов. В 1599 г. из Венеции в Прагу переехал Яаков Бак и через 6 лет создал свою типографию.

В Кракове вышла в 1534 г. первая из дошедших до нас печатных книг на идиш – «Миркевет ѓа-Мишне».

В Амстердаме в 1626 г. ученый Менаше бен Исраэль основал первую в городе еврейскую типографию и ввел собственный, так называемый голландский шрифт, который распространился в Европе.

Спрос на еврейские книги, в том числе на идиш, возрастал, особенно после погромов, уничтоживших множество синагог и личных библиотек. В 17 в. нишу стали заполнять немецкие типографии. Еврейские печатники становились их негласными компаньонами, так как получить лицензию в Германии было трудно.

Центром еврейского книгопечатания также был Измир (Смирна), где книги на иврите печатались с 1657 г., а в 1838-1922 гг. вышли 117 книг на ладино (издание прекратилось в 1941 г.).

В 18 в. еврейское книгопечатание постепенно перемещалось в Центральную, а затем и в Восточную Европу. Возникли новые типографии на территории современной Украины1 (Корец, Межиров, Полонное, Славута и мн. др.), Беларуси (Шклов, Гродно), Польши (Варшава) и Литвы (Вильно2 ).

В 19 в. центрами еврейского книгопечатания в Европе (вплоть до прихода к власти нацистов) были Берлин, Франкфурт-на-Майне, Лейпциг. Работали типографии в Вене, Париже, Лондоне.

Все более значительными центрами становились Львов, Черновцы, Могилев, Минск.

В начале 20 в. центром светского еврейского книгопечатания стала Одесса. Открывались издательства в Киеве, Москве, Петербурге.

После Второй мировой войны еврейское книгопечатание в диаспоре сохранило значительные масштабы только в США.

Как на сегодняшний день обстоит дело с выпуском литературы по еврейской тематике?

В своем очерке 2020 года литературовед Велвл Чернин пишет: «…русскоязычная еврейская книжная продукция, производимая на постсоветском пространстве, весьма значима. ...именно здесь производится большая часть наиболее серьезной продукции такого рода.

Ведущим еврейским издательством постсоветского пространства является основанное в 2007 г. издательство “Книжники”. Важное достоинство издательства – хорошо налаженная система распространения и рекламы, включающая собственный книжный магазин, посвященный еврейской литературе интернет-сайт Booknik.ru». Стоит упомянуть и созданный в 2017 г. Клуб литературных меценатов.

Издательство «Мосты культуры/Гешарим», основанное в 1990 г. и принадлежавшее израильтянину Михаилу Гринбергу, за 30 лет выпустило более 500 книг в разных жанрах, общим тиражом около 2 млн экземпляров. К сожалению, издательство прекратило свою работу.

Основанное в 1992 г. киевское издательство «Дух i лiтера» (гл. редактор – Леонид Финберг) нельзя назвать чисто еврейским, но оно выпускает серию «Юдаiка», где вышли 30 книг, большая часть – на украинском. Несколько книг по еврейской тематике изданы вне серии.

«Дом еврейской книги» (С.-Петербург) – многопрофильный культурно-информационный центр, существует с 2001 г., их книжный багаж насчитывает около 50 наименований. Приоритетные направления – искусство, театр, фольклор. К сожалению, последние книги были выпущены в 2016 году.

(По материалам lechaim.ru, eleven.co.il, russ.ru, alvishnev8391.narod.ru)

ИСРАЭЛЬ БАК, ПЕЧАТНИК

Жил в Бердичеве рабби Исраэль Бак (1797-1874) – сын книготорговца, хасид и, по некоторым сведениям, потомок книгоиздателей из Ливорно и Праги. С 1815 г. содержал он типографию, где вышло около 30 книг. Принимал заказы на изготовление типографских литер. Мало того – он обладал навыками художника, резчика, часовщика, обладал медицинскими познаниями. Его жена Бейла открыла мануфактурную лавку. У них было 5 дочерей и сын Нисан (1815-1889).

Неизвестно по каким причинам типография была закрыта, и открыть ее вновь не разрешили.

В 1831 г. семья приняла решение отправиться в Палестину. Как раз тогда мастеру Баку подоспел заказ на часовой механизм для бердичевской колокольни. В итоге он смог купить билеты на пароход себе и своему помощнику. Вместе с ними «путешествовал» и типографский станок. Обосновались в Цфате. Через год в Цфат прибыли не только Бейла с детьми, но еще около 90 хасидов из Бердичева и Одессы.

В конце 1832 г. Исраэль Бак издал молитвенник «Сфас Эмес». В 1833 г. в типографии было около 30 работников. Печатались ТАНАХ, сидуры, комментарии к Торе. При этом реб Исраэль успевал чинить часы и лечить больных.

Период относительного благополучия был недолгим. В следующем году в Галилее произошел еврейский погром. Типографию разрушили и разграбили, ее владелец был ранен и потом всю жизнь хромал. В том же году умерла Бейла.

Однажды Исраэль Бак был приглашен к заболевшему Ибрагим-паше3 , и после выздоровления тот назначил его придворным врачом.

Получив немного земли в районе деревни Джермак, Исраэль основал поселение, убедив своих хасидов обустроиться там. На свои средства приобрел коз. Сельскохозяйственные работы возглавил его сын Нисан. А Исраэль продолжал заниматься книгопечатанием и врачеванием.

В 1837 г. типография – как и весь Цфат – пострадала от сильного землетрясения. Семья Баков перебралась в Джермак. В 1839 г. там побывали Моше Монтефиоре и его жена.

ИзменитьУбрать
Печатный станок,подаринный Исраэлю Баку Моше Монтефиоре
(0)

В 1841 г. в Палестине восстановилась власть Османской империи. Земли в Джермаке были возвращены арабам. В Цфате начались эпидемии. И типография Бака переехала в Иерусалим. Сэр Монтефиоре подарил Баку современный печатный станок, на котором можно было печатать книги большого формата. В 1841 г. на новом месте вышло первое издание – книга Хаима Азулая «Аводат ѓа-кодеш». Выходила газета на иврите – «Хавацелет».

Исраэль и Нисан Баки, одни из первых ашкеназских хасидов в Иерусалиме, основали в 1851 г. колель, а позже – синагогу «Тиферет Исраэль». Нисан продолжал вести печатные дела до 1883 г.

Заведение Бака было единственной еврейской типографией в Иерусалиме в течение 20 лет – пока не открылась типография Саломона4 , Бриля и Коэна. (toldot.ru, ejwiki.org)

ИзменитьУбрать
(0)

ОБЕТ НА ВСЮ ЖИЗНЬ

Авраѓам Иосеф Штыбель (1884-1946) – польский коммерсант, книгоиздатель, филантроп. Он увлекся ивритской литературой и ­идеей Д. Фришмана5 о превращении ее в полноправную мировую литературу и дал обет разбогатеть и пожертвовать миллион на издательское дело.

ИзменитьУбрать
Книжные знаки издательства "А.И. Штыбель"
(0)

В годы первой мировой войны фирма «Дельта» братьев Штыбель действительно разбогатела (на экспорте и импорте кож). Авраѓам при содействии Б.-Ц. Каца основал в 1917 г. в Москве издательство «А.И. Штыбель», с целью переводить мировую литературу на иврит и выпускать массовыми тиражами. Имелась у него и своя типография. На должность главного редактора пригласили Д. Фришмана.

После смерти жены Авраѓам обосновался в Копен­гагене, а через год перевел издательство в Варшаву. В 1920 г. открыл филиалы издательства в Эрец Исраэль и в Нью-Йорке, позднее – в Берлине. Когда фирма стала терпеть убытки, Штыбель переехал в Берлин, а основную деятельность перенес в Эрец Исраэль. В 1926-27 гг. издательство оказалось на грани краха, и Ш. Черниховский и Б.-Ц. Кац в открытом письме «Всем, кого волнует судьба литературы на иврите» призывали каждую семью купить хотя бы одну книгу издательства Штыбеля.

В 1928-39 гг. издатель жил попеременно в Берлине, Нью-Йорке, Варшаве и Тель-Авиве, ведя там дела. В 1939 г. он выбрался из оккупированной Варшавы и поселился в Нью-Йорке.

Он «внес, возможно, решающий вклад в становление художественной литературы на иврите в 20-30 гг. века». Еврейскому читателю открылись сокровища мировой литературы. Авторы могли заниматься переводами на иврит и поощрялись к оригинальному творчеству. Книги издательства играли важную роль в возрождении иврита. И отличались качественной полиграфией. Не зря Штыбель вложил в дело 2 млн долларов.

К 1932 г. каталог издательства насчитывал более 250 наименований, в том числе собрания сочинений М. Бердичевского, И. Бреннера, Д. Фриш­мана, отдельные произведения А. Реуве­ни, Я. Штейнберга, П. Гиршбейна и других еврейских писателей. (eleven.co.il)

ИЗДАТЕЛЬСТВО КЛЕЦКИНА

Борис Аркадьевич Клецкин (1875-1937) был единственным ребенком в семье лесопромышленника. В 1885 г. семья переехала в Вильно.

В начале 1890-х в Вильно были учреждены «жаргонные комитеты», с целью содействовать самообразованию рабочих на их родном языке. Борис был одним из организаторов.

В 1907 г. Борис Аркадьевич купил обедневшую типографию и через три года преобразовал ее в издательство. Шрифт выписали из Парижа, а бумагу использовали только первосортную. «Виленское издательство Б.А. Клецкина» работало вплоть до смерти владельца, не меняя названия и фирменного знака.

Среди довоенных изданий Клецкина много книг по педагогике, не очень много беллетристики, зато немало периодики: «Литературный ежемесячник», «Еврейский мир», первый в мире литературно-исторический журнал на идиш «Pinkes» («Летопись»).

ИзменитьУбрать
Обложка книги "Тяжба с ветром ", худ. М. Бирнбойм
(0)

Клецкин печатал много детской литературы на идиш. Этот жанр зарождался как раз в то время. Поначалу еврейская детская книга была только переводной. В 1913 г. Клецкин выпустил в подарочном формате «Книгу джунглей» Киплинга, а перед началом войны приступил к изданию «Детской библиотеки», куда вошли произведения Андерсена, братьев Гримм, Э. де Амичиса.

ИзменитьУбрать
Журнал "Зелененькие деревца"
(0)

Впервые в мире Клецкин стал выпускать детский журнал на идише «Зелененькие деревца», но помешала война. Те номера, что успели ­выйти, впечатляют содержанием и оформлением.

В годы войны Клецкин сосредоточился на детской литературе. Большинство центров еврейского книгоиздания было оккупировано, свирепствовала цензура, а с июля 1916 г. еврейская печать была полностью запрещена. Для детских книг допускались послабления, но на каждую разрешение выдавалось отдельно. Тем не менее, обнаружено более 20 изданий Клецкина 1915-1918 гг.

Клецкин бежал из Вильно, прихватив с собой комплект типографского оборудования, работал в Москве и Петрограде. Общество Просвещения русских евреев выдало ему крупную субсидию, и он стал издавать оригинальные еврейские произведения – Д. Эйнгорна, Д. Чарни, Ф. Гальперина и др. Новеллу Переца «Фокусник» проиллюстрировал сам Марк Шагал.

К концу войны издатель перебрался в Киев. Там он издавал серию «Сказки-картинки».

В 1919 г. Борис Аркадьевич вернулся в Вильно. В это время «Виленское издательство» выпустило больше книг на идиш, нежели все иные издательства Восточной Европы. Было основано Белорусское отделение издательства. Однако в 1925 г. из-за экономических сложностей Клецкин перевел издательство в Варшаву. Он приступил к выпуску сразу нескольких периодических изданий. Наиболее известны «Литературные листки», редактором их одно время был И.-И. Зингер, старший брат И. Башевиса-Зингера.

Клецкин сыграл огромную роль в развитии еврейской литературы. Писатель Максим Танк утверждал, что из книг, выпущенных Клецкиным, можно сложить вторую Замковую гору (есть такая в Вильнюсе). (По материалам статьи В. Кнорринг; news.jeps.ru)

ИзменитьУбрать
(0)

«Я МЕЧТАЛ БЫТЬ ПРИЧАСТНЫМ К СОЗДАНИЮ КНИГ»

Аркадий Эммануилович Мильчин (1924-2014) – редактор, писатель, кандидат филологических наук, – родился в Радомышле, в семье врачей. С детства Аркадий читал запоем.

В начале войны (к тому времени семья жила в Запорожье) 16-летний Аркадий закопал в погребе свое главное сокровище – роман «Три мушкетера» Дюма. Но книга пропала из тайника.

Выбираясь из Запорожья вместе с отцом, Аркадий попал под артиллерийский налет, был ранен.

Поступил он в Московский полиграфический институт, сначала на технологический факультет, а потом, с большими усилиями, перевелся на редакционно-издательский, оказавшись единственным юношей в группе. Среди преподавателей были переводчица Нора Галь и легендарный Дитмар Розенталь6
.

Женился Аркадий на однокурснице Нине Фельдман. Их дочь Вера стала историком литературы, внук – журналист.

Молодые специалисты получили дипломы в 1949 г. и были распределены в Архангельское книжное издательство. Когда оказалось, что ни это, ни любое другое издательство в Мильчиных не нуждается, им кое-как разрешили свободное распределение. Но работу найти долго не удавалось. Совершенно случайно Аркадий устроился корректором в издательство «Искусство».

Мильчин стал редактором полиграфической литературы, а потом – старшим редактором пособий по книгоиздательскому делу. Теперь он правил сложные описания печатных процессов, редактировал многоэтажные таблицы, а иногда и занимался «выдиркой» – вручную вырывал страницы с ошибками и вклеивал замену. Так было, например, когда в пособии «Клей для переплетных работ» упомянули секретное вещество №8.

Должности Аркадия Эммануиловича ­ук­руп­нялись, менялись названия издательств. Неизменной была уверенность Мильчина, что без редакторов «ни издательство, ни общество обойтись не может». Он твердо стоял на том, что «книга должна быть функционально совершенной». Мильчин начал создавать для этого специальные пособия, а еще работать над книгами других редакторов – среди них были и учебники Розенталя.

С Розенталем работалось легко. С другими авторами случались проблемы. Сдержанный и внимательный, Аркадий выдерживал разно­образные удары и получал опыт – как лучше выплачивать гонорары, просить о правках, договариваться о доработках.

А. Мильчин выпустил более 30 собственных книг и несколько сотен статей, заметок и рецензий.

В 1985 г. Аркадия Эммануиловича «попросили» на пенсию. Вскоре он начал писать мемуары, «Человек книги», где рассказал, каким был мир книгоиздания в советские годы.

Вера Мильчина, из предисловия к мемуарам А. Мильчина «Человек книги»:
«…я могла не затруднять себя изучением "справочников автора". Мой справочник жил за стеной, и когда мне нужно было узнать, как все-таки по самым последним библиографическим правилам следует оформлять, например, ссылку на собрание сочинений … я просто шла в соседнюю комнату и задавала вопрос. И надо сказать, что до самого последнего времени папе эти вопросы доставляли огромное удовольствие. … Он настолько любил все имеющее отношение к изданию книг, что разрешить какую-нибудь проблему, связанную с оформлением титульного листа или с работой над оглавлением (или содержанием – ведь папа твердо знал, чем одно отличается от другого), было для него все равно как съесть мороженое в жаркий день.
…благодаря своим книгам о редактировании он сделал нашу фамилию нарицательной, стал “справочником”. Недаром – и это не анекдот – в городе Тюмени у его внука и моего сына Кости спросили: “А это правда, что вы внук справочника?”»

«В трудные для культуры 1990-е годы А. Мильчин отважно повел наступление на издательское бескультурье. …Выпущенное им в 1992 г. пособие “Культура книги” имело подзаголовок “Что делает книгу удобной для читателя”. Острые отзывы о недостатках в построении и оформлении новых книг составили занимательную и поучительную книжку “Культура издания, или Как не надо и как надо делать книги” (2002). В 1999 г. А.Э. Мильчин опубликовал “Издательский словарь-справочник”». (С. Гиндин, rus.1sept.ru)

Его считали «искуснейшим настройщиком книги», «патриархом редактирования», а его пособия для редакторов называли просто «мильчиными». Книги Мильчина переиздавались и в новом веке, вдохновляя молодых редакторов. У него дома даже хранилась «грамота» от тюменских студентов: «Аркадий Эммануилович, спасибо Вам за наше счастливое редакторское детство!»

Он читал лекции о методике редактирования на курсах повышения квалификации, учил редактированию в Институте лингвистики РГГУ. Лично и в соавторстве подготовил к изданию около 10 энциклопедий, словарей и справочных изданий.

В 2005 г. Мильчин был удостоен премии «Человек книги». В 2011 г. на Московской международной книжной выставке-ярмарке книга «О редактировании и редакторах», составленная им, стала лауреатом конкурса «Книга года» в номинации «Учебник XXI века». (jewish.ru, magazines.russ.ru)

ИзменитьУбрать
(0)

«ИЗДАЙ ЧТО-НИБУДЬ ХОРОШЕЕ»

Марк Иехиельевич Фрейдкин (1953-2014) известен как поэт, прозаик, переводчик, автор и исполнитель песен (см. МТ №132). Переводил английскую и французскую поэзию (Бернса, Паунда, Роальда Даля, Эдварда Лира, Малларме, Брассенса). Его переводы называли изысканными. Опубликовал несколько книг прозы. В 2012 г. вышел 3-томник его сочинений.

Причем после московской английской спецшколы Фрейдкин нигде систематически не учился: «У меня нет высшего образования. Более того, я и не пытался его получить. После десятилетки много чем занимался… В “Записках еврея-грузчика” есть длинный список моих занятий. К тому же я участвовал в богемных литературных кружках, часто бывал в МГУ. С большим удовольствием ходил слушать Бориса Успенского, Аверинцева… В 1978-м или 1979-м ездил в Тарту на какие-то чтения, но мы там больше пили водку» (из интервью). Такой вот стиль – не только прозы, но и его личного бытия.

В 90-е в его бурной биографии случился период книгоиздательства. И эта деятельность неизбежно носила отпечаток его авантюрной, хипповой, оригинальной личности. Издательство называлось «Carte blanche». История его началась так: «…году эдак в 89-м мои старые друзья, занимавшиеся, как и многие в то веселое время, каким-то безбашенным бизнесом и заработавшие чуть побольше, чем им требовалось на текущие расходы, ни с того ни с сего говорят мне: “Вот тебе деньги – издай что-нибудь хорошее”».

Марк Фрейдкин, «Мемуары склеротика»: «В розовых мечтах я воображал, что вот … магазин откроется, и я буду заходить туда раз-другой в неделю – давать руководящие указания и собирать обильную выручку. Если бы мне тогда кто сказал, что в этих деревянных стенах мне придется провести пять лет практически безвылазно и что все эти годы заместо творческого процесса и мыслей о высоком мой пытливый ум будет занят исключительно поставщиками, ­покупателями, сотрудниками, налоговыми инспекторами, издателями, оптовиками, сумасшедшими библиофилами, договорами,
накладными, расходными ордерами, приходными ордерами, поставками, недопоставками, инвентаризациями, розничными ценами, оптовыми ценами, бухгалтерскими отчетами, почтовыми отправлениями, железнодорожными пересылками и тому подобной фигней, я бежал бы из этого очаровательного уголка Замоскворечья, как будто у меня земля под ногами горит. ...понадобилось довольно много времени, чтобы понять, что … торговля элитарной литературой – все равно торговля…» (magazines.gorky.media)

И далее в том же духе: «…мне от всей души хочется надеяться, что никогда в жизни я больше не буду выглядеть таким безнадежным идиотом и невеждой, как в те незабываемые дни, когда я ходил по московским типографиям и, с присущей мне солидностью представляясь директором нового издательства, пытался разместить свой первый заказ – книгу стихов О. Седаковой. Я не имел в то время даже самых элементарных понятий о полиграфии. При упоминании таких терминов, как квадраты, кегли и гарнитуры, у меня возникали ассоциации, даже близко не относящиеся к типографскому делу, и каждый мой разговор с производственниками о технологических деталях издания превращался в “объяснение в любви глухонемых”, крайне мучительное для обеих сторон.

…я умудрился открыть и издательство, и книжный магазин, не вложив в это богоугодное дело ни копейки собственных денег, ввиду полного отсутствия таковых». («Исповедь книготорговца», magazines.gorky.media)

Выпускали они исключительно элитарную литературу, подход не очень коммерческий, но зато – радость для души издателя и читателя. «Избранное» Ольги Седаковой, «Бабель/Babel» М. Ямпольского и А. Жолковского, сборник Савелия Гринберга, книги Андре Бретона, первопроходческая серия зарубежной лирики «Licentia Poetica» (книги Борхеса, Клоделя, Паунда, Йейтса, Бенна, Тракля и др.).

Многочисленные трудности приходилось пре­одолевать, в том числе проблемы с распространением продукции – ввиду, как пишет Фрейдкин, неповоротливости и общего невежества книготорговых сетей. Отсюда рукой подать до идеи собственного магазина. И Марк Иехиельевич открыл первый в Москве частный книжный магазин «19 октября». Там продавались книги не только его издательства, но и другая, опять-таки, элитарная литература, иногда буквально откопанная азартным Фрейдкиным на каком-нибудь заплесневелом складе.

«Если бы еще лет шесть назад мне кто-нибудь сказал, что я когда-либо начну заниматься торговлей (в любой ее разновидности), я бы не плюнул ему в морду только по редкой сдержанности своего характера».

И издательство, и магазин проработали сравнительно недолго по разным причинам, в числе которых – смена эпох и специфика характера владельца. Но оставили прочный след в памяти благодарных читателей.


1Правитель и преемник паши Египта Мухаммеда Али. Египтяне правили в Эрец Исраэль около 8 лет.
2О виленской семье печатников Ромм см. MT №143.
3Соправитель и преемник паши Египта Мухаммеда Али. Египтяне правили в Эрец Исраэль около 8 лет.
4Эта типография на улице рава Кука и поныне находится в собственности потомков Саломона. (ejwiki.org)
5Давид Фришман (1859-1922) – писатель, критик, переводчик.
6Дитмар Эльяшевич Розенталь (1900-1994) – лингвист, профессор МГУ, автор многочисленных трудов. Родоначальник практической стилистики.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №168 > Издатели и издательства
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-04-11 03:50:49
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Всемирный клуб одесситов Jewniverse - Yiddish Shtetl