БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №27 > И тогда Крамаров написал Рейгану...
В номере №27

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+15
Интересно, хорошо написано

И тогда Крамаров написал Рейгану...

Когда он эмигрировал из России, фильмы с его участием, как это было принято в те годы, хотели положить «на полку». Но это оказалось невозможно. «Запереть» пришлось бы добрую четверть самых ходовых картин, включая «Неуловимых мстителей», «Джентльменов удачи», «Иван Васильевич меняет профессию»... И тогда его имя стали вырезать из титров. Но зрителю и не надо было читать, чтобы знать, что перед ним Савелий Крамаров, самая смешная физиономия советского кино.

В этом месяце ему исполнилось бы 65 лет...

По материалам сайта «7-40»

Однажды в составе какой-то делегации Крамаров поехал в Египет. Бродя по заброшенным улочкам, он случайно забрел в лавку старьевщика, где увидел необыкновенный медальон с ликом какого-то святого. Сделав покупку, Савелий по возвращении в Москву показал медальон знакомому антиквару и специалистам в музее — все единодушно признали в «святом» пророка Моисея. Это событие сыграло решающую, даже переломную роль в судьбе Савелия Крамарова: он решил, что Б-г не зря послал его в Египет, не зря вывел на заброшенную улочку с антикварной лавчонкой. Б-г решил напомнить Саве, что он — еврей. И Крамаров, страстно поверив в это, вскоре стал верующим. Он прошел обряд обрезания, стал исправно посещать синагогу, признавал только кашерную пищу. Для всех это было полной неожиданностью, ведь никто из знаменитых и широко известных людей синагогу не посещал. Со стороны Крамарова это был вызов общественному мнению и советской системе.

Сначала Савелий приходил в синагогу лишь по праздникам, но потом стал посещать ее и в будни. По праздникам синагога была переполнена людьми, и все с восторгом его узнавали. Его приглашали сесть в первый ряд, но Савелий вел себя скромно и предпочитал сидеть где-нибудь позади. После молитвы он всегда заходил в кабинет раввина, с которым любил вести философские беседы о смысле жизни, о бессмертии души. Немаловажно отметить, что много позже, когда Савелий получил разрешение на выезд и продал свое имущество, он пожертвовал синагоге внушительную сумму денег.

Поворот к иудаизму произошел за четыре года до его отъезда в США. Насколько это было серьезно, могут подтвердить воспоминания людей из его близкого окружения. «Он мог прервать репетицию, — вспоминает режиссер Театра эстрады Артур Вишневецкий, — деликатно извиниться и уйти на десять минут в соседнюю комнату, потому что пришло время молиться. Он не мог знакомиться с девушками, работать в пятницу вечером или в субботу. А в съемочных группах этого, конечно, не понимали. Уверен, что именно религиозная проблема и стала единственной и настоящей причиной его решения уехать».

Крамаров сокрушался, что большинство советских евреев оторваны от религии, не знают, что такое кашрут, молитва, тфилин, талит. Он считал, что всеми нашими помыслами управляет Б-г, который дает нам жизнь и ведет по определенному пути...

Последние полгода до отъезда Крамарову было трудно. Он совсем не выступал, отказывался от концертов, чтобы не подводить людей. С помощью Александра Левенбука, который в то время был ведущим «Радионяни», а позже стал художественным руководителем театра «Шалом», Савелий решил написать письмо президенту США Рональду Рейгану — как актер актеру... Текст письма был приблизительно таким:

«Уважаемый господин президент Рональд Рейган! Обращается к вам популярный в Советском Союзе артист Савелий Крамаров. Я не переоцениваю свою известность. Стоит вам, гуляя с супругой по Москве, спросить у любого москвича, у любой старушки, даже если вам ее подставят и она окажется агентом КГБ, знает ли она Савелия Крамарова, то она обязательно откроет рот и скажет: «А как же! Смешной артист! Много раз смотрела фильмы с его участием. Но вот кого он точно не играл, так это президентов, секретарей ЦК партии, работников обкомов и вообще коммунистов. Ему такие роли не доверяли, учитывая его хулиганское и порою воровское прошлое».

Уважаемый г-н президент! Старушка, кем бы она ни была, даже министром культуры, скажет вам правду, но не всю. Действительно, зрители до сих пор смеются над героями моих фильмов, но лично мне самому сейчас не до смеха. Я не умираю с голоду, но не хлебом единым жив человек. И хотя хлеб у нас с вами разный и питаемся мы по-разному, но мы оба любим творчество и не можем жить без него.

Поэтому помогите мне обрести в вашей великой стране возможность работать по специальности. Моя нынешняя великая страна, видимо, помочь мне в этом не может. Что же касается моего так называемого воровского прошлого, то это относится к героям, которых я играл в советских фильмах. А в действительности я верующий в Б-га и вполне законопослушный гражданин, в чем попытаюсь убедить Америку и лично вас, если вы не откажете в моей просьбе. У вас масса важных государственных забот, но не сомневаюсь, что в вашей груди по-прежнему бьется сердце актера, всегда готовое помочь другому актеру, оказавшемуся в беде.

С искренним уважением к вам и вашей супруге — артист Савелий Крамаров, ждущий от вас ответа: быть или не быть ему актером в Соединенных Штатах Америки, в любом из них, но желательно в Калифорнии, в Лос-Анджелесе — по вполне понятной причине».

Письмо было написано в расчете на то, что его опубликуют. Что и произошло. Кроме того, несколько раз текст письма передавался по «Голосу Америки». Да и в театр «Шалом», где у Савелия была возможность немного подрабатывать на жизнь, зачастили американские журналисты. Шум вокруг имени Крамарова был поднят.

Наконец, Савелия выпустили из страны — в сорок семь лет. Перед отъездом он говорил: «За последние три года у меня было 12 съемочных дней. Разве можно с этим примириться? Неужели здесь мое творчество закончилось? Попробую себя в другой стране. Если что-нибудь значу, пробьюсь и там. Хоть в какой-то мере».

Уезжал он с двумя небольшими полупустыми чемоданами, в кепке, в которой он снимался в кинофильме «Друг мой Колька» — она была для него вроде талисмана. Кстати, тактичность Крамарова проявилась и здесь — он просил друзей не приезжать в аэропорт, понимая, что провожающих «зафиксируют». Но кто мог — пришел.

А впереди была Америка, манящий и сказочный Голливуд. Роли, съемки, популярность. А потом: Заключение врача прозвучало приговором: рак прямой кишки. Операция не принесла выздоровления. Он лежал слепой, немой, парализованный. Только слух еще не отключился. Ему читали приходящие телеграммы — лицо больного ничего не выражало, но душа, наверное, согревалась. Приехали жена с дочкой. Дочь горько плакала, целовала отца, убеждала: «Папа, ты выздоровеешь...» После его смерти она сказала: «Мой папа такой хороший, что Б-г захотел иметь его рядом».

Савелия Крамарова похоронили на еврейском кладбище в Сан-Франциско. Макет памятника сделал Михаил Шемякин: на высоком надгробье гримерный столик, на нем маски не сыгранных Савелием ролей — не смешные, а трагические, слева то ли занавес, то ли плащ странника, которым представлял себя артист, в центре раскрытая книга с названиями любимых фильмов.

Каждый день на могиле алеют свежие цветы. Их приносят сюда русские туристы как благодарность Родины, выраженную народом.

Источник: По материалам сайта «7-40»


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №27 > И тогда Крамаров написал Рейгану...
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-10-17 07:23:03
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Jewniverse - Yiddish Shtetl Всемирный клуб одесситов