БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №32 > Народ, стоящий на котурнах
В номере №32

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+6
Интересно, хорошо написано

Народ, стоящий на котурнах
Ольга Ксендзюк

Те, кто пишет о еврейском театре, обычно не забывают упомянуть о двух вещах: известная сомнительность театра как такового с точки зрения религиозной традиции, и происхождение еврейского театра из той же традиции — из карнавальных трагикомедий, возникших вместе с праздником Пурим.

ИзменитьУбрать
(0)

Иудаизм и впрямь всегда относился к зрелищам настороженно. Сказал ведь пророк: «Я никогда не сидел в кругу веселящихся людей и не радовался». Рабби Меир, ученик рабби Акивы, был первым, кто истолковал эти слова, как осуждение театра и тех, кто его посещал. Однако «сама Тора не что иное, как канонический сценарий еврейской судьбы как начала общечеловеческой, сакральный метатеатр» (З. Зарецкая, «Феномен израильского театра»). А насыщенная драматизмом история давала многочисленные сюжеты для театрального их воплощения. Первые пуримшпили вызывали восторг далеко не у всех. Но время берет свое — и вот уже веселый Пуримшпиль играют как профессиональные актеры, так и ешиботники...

Пуримшпили определили основу еврейского театра, его систему ценностей и эстетическую структуру, корни которых в истории и традиции.

Как сказал в одном интервью художественный руководитель театра «Шалом» Александр Левенбук, «суть еврейского театра — это мировоззрение, национальный характер, национальная психология. А мировоззрение, если его коротко излагать, это мировоззрение Торы». Очень лаконично. Мировоззрение, национальная психология, это же не то что страницы — тома можно исписать! Посему ответить на вопрос: «Что есть еврейский театр?» — и совсем просто, и в то же время очень сложно. Еврейский театр — это впечатляющее изобилие имен и названий, в котором можно утонуть; это театр Гольдфадена и Гордина, Аша и Шолом-Алейхема, Цемаха и Грановского, Михоэлса и Зускина, это неповторимая «Hабима» и ГОСЕТ, московский «Шалом» и многоликий феномен современного израильского театра... И бессмысленно, мне кажется, задаваться вопросами типа: а вот, если русский театр сыграет еврейскую пьесу, а вот, если «Шалом» играет по-русски — еврейский ли это театр?

Что касается национального характера, о нем мы вроде бы знаем достаточно: артистизм, театральность-карнавальность — у евреев в крови, в языке, речи, темпераменте... Еще в начале прошлого теперь века на этой как будто очень простой основе была создана уникальная и по сей день актуальная теория еврейского — именно еврейского — театра!

Создал ее Хаим Флексер, писавший под псевдонимом Аким Волынский, один из крупнейших литературных и художественных критиков рубежа XIX—XX веков. Толчком для этого были спектакли знаменитого театра «Hабима», в первую очередь, «Дибук», который обратил его мысли к еврейскому театру и еврейству. «Вдохновенный национализм» hабимовцев, их современность, пафос и естественность, «обостренная, изысканная, вечная, еврейская пластика» дали ему почву для любопытнейших обобщений.

Собственно, еврей уже есть театр, считает Флексер-Волынский; еврей по природе, по духу театрален: «голос и жест, пластика и мимика, вся его фигура и походка в высшей степени изобразительны и сами просятся на сцену». При этом он всегда представляет все еврейство — «он вещает мифологию своей страны».

ИзменитьУбрать
Что перед нами:
сцена из Пуримшпиля
или из жизни?
Сразу и не скажешь.
И так у этих евреев всегда...
(0)

Еврейский жест порывист, остро-изобразителен, это целый язык, живой, описательный и настойчиво-убеждающий. Еврейскую речь Флексер называет «фрагментом из оперы жизни». По каждому поводу она вдруг переходит в целую арию, а в синагогах — это уже сплошное песнопение. «В сущности говоря, еврейская речь — настоящая человеческая речь», в отличие от повседневного нашего языка, который представляется критику увядшим, замершим, прозаичным. «Для еврея же его певучий и голосисто-экспрессивный язык — его вторая натура». Даже еврейская походка в быту такая же, как и в торжественных случаях, в синагоге и на сцене. «Никто в мире не умеет так шествовать со святыней в руках, как еврей: торжественно и точно-заинтересованно в одну и ту же секунду». Облик еврея, звуковой и мимический, одновременно рождает в разных зрителях и слушателях то растроганность и умиление, то неудержимый смех. Но «когда мы берем в душу мандат целого народа, — замечает Флексер, — тогда и голос наш тяжелеет, наливается металлом, одежды меняются и ноги стоят на котурнах1».

Флексер всегда стремился к подъему над бытом и психологией. На сцене «Hабимы» ему виделось изображение особенного быта, не отделимого от этнической сущности еврейского народа. Однако, «одеваясь в одежды быта, еврей остается собой, потому что он и есть полнейший носитель всего того, чем жив, здоров и высветлен этот быт». Теория еврейского театра перерастает в метафору всей еврейской цивилизации.

Европейскому типу игры Волынский противопоставляет иной тип игры — как ему кажется, более свойственный еврейству: это «лец», шут. Лец — это игра, сменные маски; лец никогда не равен своей маске — это человек, который всегда выглядывает из-под маски. Лец — игра, сознающая себя игрой.

И, казалось бы, неожиданной, но вполне естественной перекличкой с теоретиком начала прошлого века, удаленным от нас и по времени, и по стилю, звучит голос Дины Рубиной — современной писательницы, ныне живущей в Израиле: «Который год пытаюсь понять — что держит меня на плаву в моем... здешнем существовании. И думаю — его откровенная, брутальная и убийственная карнавальность. Перемена лиц, образов и масок; ситуации-перевертыши, их откровенная театральность... Жанр, в котором протекает жизнь этой страны и этого народа, абсолютно совпадает с жанром, в котором я пишу. Я затрудняюсь его определить: трагикомедия? печальный гротеск? драматический фарс? лирический памфлет?»

Снова пуримшпиль, снова карнавал...

Так встречаются древность и современность, истоки и сегодняшние реалии, театр и повседневность. Встречаются, никогда не расставаясь.


1обувь с очень толстой подошвой, которую надевали трагические актеры, чтобы, увеличив свой рост, придать облику величие, торжественность.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №32 > Народ, стоящий на котурнах
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-10-28 06:26:49
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Еженедельник "Секрет" Jewniverse - Yiddish Shtetl