БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №55 > Самиздат как явление социальной природы
В номере №55

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

Самиздат как явление социальной природы
Михаил КОРДОНСКИЙ

Самиздат — уникальное явление советской общественной жизни и культуры. Распространенное мнение, что самиздат — это политическое явление, с моей точки зрения является заблуждением: собственно «политическая» (включая сионистскую) литература составляла не более 5% всей «бумажной массы». В отличие от бюрократизированных и идеологизированных советских издательств, самиздат работал по бескорыстным, но «рыночным» принципам: печаталось только то, что имело активного потребителя. Каждый экземпляр передавался из рук в руки, и миллионы читателей получали недоступную (из-за цензуры) или малодоступную (из-за дефицита) литературу.

Для начала я предлагаю не путать самиздат со связанным с ним, но особым явлением — движением диссидентов, которое носило политически-правозащитный характер. (Тогда, в 60-е — 80-е годы понятие «правозащитник» еще не имело оттенка, который приобрело сейчас — не было связано с поддержкой мусульманских террористов.) К диссидентам справедливо относят и «отказников» — евреев, боровшихся за выезд в Израиль, за право изучения иврита и Торы. Но нельзя не вспомнить, что одним из течений диссидентства были «почвенники», а в том же самиздате распространялись «Протоколы сионских мудрецов» и прочая откровенно антисемитская литература. И в КГБ также за это тягали. Преследованию чересчур активных антисемитов не очень мешало то, что в КГБ евреев практически не было, оставались русские с природным, так сказать, «фоновым» антисемитизмом. Но дураков там было мало. Они прекрасно понимали, что к чему, во многих случаях лично симпатизировали «самиздателям», сами с удовольствием почитывали изъятое, особенно классику типа «Собачье сердце»... но служба есть служба.

Среди подавляющего большинства диссидентов — настоящих русских интеллигентов — антисемитизма не было. Отказники и диссиденты чаще всего были знакомы между собой: их сплачивала борьба с существующим порядком вещей. Среди диссидентов было немало евреев, которые тогда не собирались совершать алию. Я помню диссидентские тусовки в Москве, где за одним столом с нехитрой выпивкой и закусью сидели сионисты-отказники, антисемиты-почвенники, аполитичные, но непризнанные официальной советской критикой и потому неизданные поэты и писатели, политические правозащитники. Споры между почвенниками и сионистами были, но по нынешним меркам их и острыми-то назвать нельзя. Так себе — идеологические и политические диспуты с весьма корректным отношением к оппоненту. Главным делом (не считая за дело удовольствие от общения) этих компаний был обмен самиздатом и договоренности о его создании. Похожая картина наблюдалась и в Одессе в начале 60-х — середине 70-х годов.

Из воспоминаний Александра Бирштейна

Как-то шахматист Владимир Тукмаков привез с какого-то турнира трехтомник Осипа Мандельштама. Он согласился отдать его в «тиражирование». Я тогда работал в институте «Пищепромавтоматика» и договорился с девушками, работавшими на «Эре», принять заказ. Стоимость работ была невелика — 3 копейки за лист формата А4. Я уже несколько раз обращался к ним с аналогичными «просьбами». Так были «изготовлены» «Мастер и Маргарита» (в полном варианте) и «Собачье сердце» Булгакова, стихи Гумилева... Каждый день после работы я спускался «на «Эру» и уходил с пачкой бумаг в сумке. Мы с Борей Херсонским еле успевали раскладывать листы по экземплярам. Потом работа застопорилась. Труженицы неохотно признались, что у них срочный заказ. Это оказалось пособие по изучению иврита. Впрочем, закончив работу, заказанную мной, они взялись за другой срочный заказ. На этот раз это была «Камасутра».

Кроме бумажного, существовал еще и «магнитиздат» — магнитофонные записи, большею частью — песни бардов. Особое место занимали песни Булата Окуджавы, Александра Галича, и уж ничто не могло сравниться по массовости «магнитиздата» с песнями В. Высоцкого.

Самые большие потоки в самиздате составляла религиозная и псевдорелигиозная литература (грань между ними провести не берусь).

В начале 80-х я попал в (тайную, естественно) библиотеку, не диссидентскую, а какую-то то ли кришнаитскую, то ли буддистскую. Предъявленный мне каталог поразил воображение: там было около 4-х тысяч наименований. Не все книги имелись в наличии, но любую можно было заказать. Конечно, за плату, весьма дорогую: 18 копеек за лист 18х24. Почитать давали бесплатно. Технология — простое любительское фотокопирование. «Дорого, — извинялись, — на «Эре» было бы вчетверо дешевле, но кто ж позволит такое...» Разделы каталога: «Буддизм», «Индуизм», «Иудаизм», «Христианство», «Оккультные науки» (с подразделами — черная и белая магии, спиритизм и мистицизм, в том же разделе числилась Каббала) и т.п.

В самом маленьком разделе, как поясняли — для общего культурного развития — помещался весь известный мне диссидентский ассортимент: Солженицын, Зиновьев, Мандельштам, Амальрик, Набоков, Высоцкий, Оруэлл и остальные. Сионистской литературы в этой библиотеке не было, зато была Тора на русском языке (чего от сионистов мне получить не удавалось, несмотря на многочисленные просьбы). Ну, я уж не помню, чей это был перевод. Во всяком случае, сравнивая текст с Библией, я различия легко находил.

Я долго мучил свой калькулятор этими 18-ю копейками: никак на них невозможно обогатиться. Максимум, что получается, это высокая зарплата лаборанту. Столько «заколачивает» хороший фрезеровщик — и не боится, напротив, на Доске почета висит. Перевозка, распространение, информация, связь, помещения (естественно, частные квартиры), труд библиотекарей — ни в какие 18 копеек не влазят. Система изготовления и распространения запрещенной литературы была построена на бескорыстном труде энтузиастов.

В государствах с развитой правовой структурой группа таких энтузиастов первым делом сходит в муниципалитет и получит регистрационное свидетельство общественной некоммерческой организации, а заодно — списание с налогов всех затрат на эту деятельность. В СССР это делалось нелегально... но далеко не всегда преследовалось. Ведь к категории «самиздат» относились также инструкции по выращиванию домашних кактусов, поискам снежного человека, дельтапланеризму, — очень длинный список можно составить. С другой стороны, и на Западе существуют неформальные группы и движения, которые по каким-то причинам не хотят регистрироваться. Само по себе отсутствие регистрации — не нарушение закона.

Структура всех неформальных движений, очевидно, подчиняется неким законам социальной природы. В центре находится очень немногочисленное ядро фанатов-пассионариев, которые посвящают этому жизнь. Если движение разветвленное, то эти люди находятся в разных городах, но знают друг о друге и общаются, иногда ездят в гости, но все вместе не собираются никогда. Число их обычно — несколько тысяч, что в случаях с диссидентами и отказниками совпадает с данными международных правозащитных организаций. Вокруг ядра действует актив: люди, для которых это является основным хобби. Ядро генерирует идеи, актив их материализует. В случае с самиздатом это информационная продукция: рукописные, машинописные, фотокопии, распечатки на АЦПУ (принтеры той эпохи), компьютерные ленты для машин ЕС и СМ — в общем, все возможные технологии. Следующий слой неформального движения — аудитория — уже не производит, а потребляет и распространяет продукцию. Наконец, аура — это те, кто нерегулярно, спонтанно, может, даже одноразово, но что-то об этом слышали, иногда чего-то прочли. Соотношение численности между слоями скачет на порядок. В результате число тех, до кого хоть иногда доходили самиздатовские книги, составляет единицы миллионов. Не так уж много в масштабе 250-миллионного СССР, но это тот самый просвещенный слой который, увы, сделал историю.

Оглядываясь в прошлое, можно с уверенностью сказать, что исторической миссией самиздата было культуртрегерство, воспитание умов, передача информации, пропаганда, и эта миссия выполнена блестяще. Образ культурного человека нашего, ныне активного в жизни, поколения в значительной мере
определен самиздатом.

—————

Что же произошло с самиздатом теперь, в пору суперсвободы? Думаете, исчез? Как говорят у нас в Одессе, совсем даже и наоборот! Увеличился многократно! Посмотрите, на всех ли ваших книгах есть ISBN? Если нет — то это самиздат и есть. Но полиграфия во много раз дороже Интернета, потому львиная доля мирового самиздата размещается во всемирной Сети. Чаще всего это электронные копии бумажных изданий, очень редко — издания чисто электронные. На некоторых сайтах написаны данные лицензии, кем выдана, ISBN и т.п. Но на подавляющем большинстве сайтов такой надписи нет. Это и есть самиздат нашего времени.


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №55 > Самиздат как явление социальной природы
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-10-15 04:34:21
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еврейский педсовет Dr. NONA Jerusalem Anthologia