БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №55 > Бегство Сахара
В номере №55

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+5
Интересно, хорошо написано

Бегство Сахара
...от Олега ГУБАРЯ

Когда лучший знаток одесских анекдотов Саша Розенбойм сказал мне, что в дореволюционной Одессе бок о бок сосуществовали Маркс, Плеханов и Троцкий, а равно Гитлер, Геринг, Гесс и Шелленберг, я решил, что он привычно острит. Заглянув в соответствующие справочники, убедился, однако: помимо перечисленных, в хрестоматийном сезоне 1913-1914 годов у нас «здесь стояло» и множество других видных фигурантов как отечественной, так и мировой истории.

Например, Ленин, причем Ленин-Менделев — владелец театральной школы и гостиницы «Херсон». Был тут и свой Дзержинский — чиновник контрольной палаты. А где Ленин и Дзержинский, там не обойдется без Каплан (как уточнил одессит Михаил Векслер: «Кому не знакома эсерка Каплан? Она не за словом полезла в карман!»). Капланов я насчитал 27 особ, в числе которых обнаружилась не Фанни, правда, зато Фейга-Двойра.

Были у нас свои Горбачев, два Хрущевых (при нем — три Гагариных и шесть Титовых), вместо Черномырдина — Черномырдик, вместо Ельцина — Ельник, вместо Энгельса — пять Энгелей, один Бакунин и шесть Кравчуков. Плюс два Симоненко (оба — с Кривой Балки). Жил у нас во время оно даже один Буш — неудачливый балетмейстер итальянской оперы и президент... танцевальных собраний («Journal d.Odessa», 1823, №5). Кроме того, в Одесском уезде состояло 18 землевладельцев по фамилии Гегель. Ординатор Городской больницы Меринг (правда, не Франц) квартировал в доме №63 по улице Нежинской, позднее странным образом обретшей ту же фамилию.

Музыкальная Одесса в стиле ретро представлена четырьмя Бахами, одним Башметом, одним Глазуновым, двумя Генделями, пятью Мендельсонами и четырнадцатью (!) Чайковскими, в том числе — двумя Петрами. Был даже свой Россини — по имени Яша, владелец технической конторы.

ИзменитьУбрать
(0)

Многоцветна и литературная палитра. Железнодорожный служащий Пушкин, при нем — домовладелица Данзас. Одессит Гораций Абрамович Шиллер, по указанию известного журналиста Е.М. Голубовского, изобрел пенициллин задолго до тех, кого принято считать каноническими изобретателями. Герман Гейне был коллегой упоминавшегося Россини — технарем. Широко известен в узких краеведческих кругах полицмейстер Бунин (в честь которого, очевидно, и поименована бывшая Полицейская улица). Далее — «Великолепная семерка» одесских Мицкевичей, два Набоковых и один Стерн. Гете не нашлось, зато отыскался Фауст по имени Шимон. Особо укажем на Антона Чехова — одесского гимнаста-силовика, причем ровесника Антона Павловича («Одесский вестник», 1887, №103).

А на сколько баллов вы оцените фамилии дамского портного Гомера и жандармского подполковника Пирамидова?! Чрезвычайно хороша плеяда живописцев: Перикл Рафаилович Рафаэль (сотрудник страхового общества «Россия»), оба Рублевых оказались врачами (был еще кабачный завсегдатай Копейкин, о чью голову половой как-то в сердцах разбил заварной чайник: «Одесский вестник», 1890, №33), а Васнецов служил в Психиатрической лечебнице.

Из других знаменитостей назовем Пастера — между прочим, Нухима Фроймовича, проживавшего, правда, не на Пастера (Херсонской), а на Суворовской, 106, фирму братьев Фрейд («Одесский вестник», 1877, №26), «крошек» — Псахис и Психес. Судя по всему, слухи о неудобоваримой кончине Кука несколько преувеличены: в Одессе обнаружились многочисленные потомки. Что до изобретателя гелиоцентрической теории, то он прописался у нас под именем Никодима Никодимовича Коперникова и, должно быть, в связи с отменным знанием иностранных языков устроился работать в таможню. Монте-Кристо, очевидно, переименовался в Монтесанто и содержал трактирное заведение на Приморской, №67. Есть основания утверждать, что фамилия Бельмондо до переезда наших земляков из маленького Парижа в большой звучала как Бельмон или Бельман, а Гиннесс — как Гинис. Одесское семейство Цитронов переиначилось в знаменитых Ситроенов (это чистая правда!). Что до отечественного Юлия Цезаря, — так именовалась фирма, успешно занимавшаяся реализацией водочных изделий.

Жили в нашем городе парикмахер Киркоров, доверенная бакалейной фирмы Н. Бабкина, некая Апина, три Эрнста (правда, ни одного Константина и ни одного Тельмана), домовладелец Бернес, присяжные поверенные Шухер и Гамбургер, подпоручик Греховодов («Одесский вестник», 1869, №261), мещанин Центнер, артельщик Фак, сразу три Робинзона, мясные торговцы Колумб («Одесский вестник», 1887, №64) и Фаталист, немецкие колонисты Вильгельм Плохер и Яков Рислинг («Одесский вестник», 1869, №182), пекарь Аксельбант, акушерка Гурвиц, аптекарь Клистер, пивовар Содома, сантехник Фетиш, сапожник Штоф, два Бутылкина и два Бутыльченко, вместо Рюмкина — Рюмшин, пара Доксов, юрист Кич, предприниматели Шик и Пшик, мещанин Ицко Галантный, австрийско-подданный Фокусник («Одесский вестник», 1875, №224), один Шариков, шесть Высоцких, по одному Жеглову и Конкину, а Шарапов и Горбатый оказались... водопроводчиками. На Слободке обитал домовладелец Назар Хапай-Лапай, «Делом Бейлиса» была шляпная торговля на Александровском проспекте №7, а «Делом Дрейфуса» — зерновой экспорт.

ИзменитьУбрать
(0)

Просматривая колонки объявлений в дореволюционной периодике, то и дело натыкаешься на смехотворные тексты, вроде такого: «Отдается в наем. По Коблевской улице, на площади Нового базара, с 1-го числа, в доме ЯНАКАКИ, бывшем доме ТАНАНАКИ, пекарня со всеми удобствами...» («Одесский вестник», 1870, №24). А в хронике городских происшествий промелькнет какой-нибудь штабс-капитан Македонский, выпрыгнувший в припадке белой горячки с верхнего этажа гостиницы «Киевской». А вот типологический образчик элегантной полемики между двумя конкурирующими газетными фирмами с использованием ономастических технологий:
«Фельетонист ваш, господа, вовсе не Лейкин, а Дуралейкин! В происшествиях у вас написано, что раздавили собаку — очень утешительно, что вы не забываете печатать некрологи ваших сотрудников...»
«У нас нет четвероногих сотрудников с тех самых пор, как г-н Лейкин перебежал из нашей газеты в вашу!..»
«Неправда! Мы сами видели, как ваш г-н Соколов ходил на четвереньках после возлияния при поднятии флага в Екатерининском яхт-клубе!..» И т.п.

Примеры подобного рода можно множить. Но главное — все гроссмейстеры сатиры и юмора международного класса также присутствуют на ретроспективной ономастической карте Одессы в значительном количестве. На Молдаванке (улица Средняя, 18) отыскался склад керосина и красок А. Райкина, на Кузнечной — парикмахер Хазанов, на Старопортофранковской — обойный мастер Губерман, на Привозной площади — бакалейщик Л. Ярмольник. Семьи Жванецких и Сташкевичей тоже занимались бакалейным и табачным торгом, причем по соседству: на Петра Великого, 8, и Торговой, 13. Хаитов я насчитал 25, Векслеров — 23, Левицких и Винокуров — по 16, фамилию Бурда носили три одессита — Лев, Михаил и Хаим. Одессит Дворкин торговал стеклом, Мишин был трактирщиком, Хозяинов служил в городской полиции, один из Шендеровичей занимался ювелирным делом, другой — бакалейным. Гусман владел земельным участком в Одесском уезде, а Горин столярничал по улице Конной, 18.

Филимоновых зафиксировано три, Школьников — 19, Лившиных, Шифриных и Губарей — по четыре, Трушкиных, Верховских и Якубовичей — по три (плюс один Якубович-Якубовский), Крапива — один и один Голубенко. Что до Левинзона, то этот предприниматель еще в 1869 году открыл крупный водочный завод, продукция которого успешно сбывалась в магазине на углу Колодезного переулка и Дерибасовской, по 50 коп. за штоф («Одесский вестник», 1869, №№ 166 и 194).

ИзменитьУбрать
(0)

Чаплина репрезентовала Ольга Чаплина, добросовестная кассирша, проживавшая в Базарном переулке, 3. Статистически же всех опережают персонажи еврейских анекдотов: Рабинович — 114 (плюс две одноименные фирмы), Абрамович и Хаймович — по 32. Из ансамбля как-то выпадает Циперович — всего лишь два экземпляра. Не обошлось, конечно, и без героев бородатых анекдотов с более патриотической фамилией — Ржевский, правда, не поручиков.

В моей личной практике также запечатлен один сюжет с оригинальным сочетанием одесских фамилий. В 1970-е годы моя сестра Инночка, как и многие другие горожане, безрезультатно добивалась установки телефона. При этом — стоически посещала АТС, что на Карла Маркса (ныне Екатерининской), где, будто кот ученый, бродила от кабинета начальника к кабинету заместителя. Фамилия одного из них была Бандюк, а другого — Бурназак. Исходив сколько-то километров по чиновничьим коридорам, сестра жаловалась: «Понимаешь, их надо застать вместе. А тут приходишь: есть Бандюк, нет Бурназака. А — есть Бурназак, так нет Бандюка...»

А вот сюжет буквально с пылу, с жару. В знаменитом нашем театре готовятся к очередной демонстрации оперы «Белоснежка и семь гномов», каковые, как известно, носят имена дней недели. Главный дирижер Ярема Скибинский спрашивает ведущую спектакль: «Кто будет петь Пятницу?» И слышит издевательский как бы ответ: «Пятницу будет петь Суббота». Гневно вскидывается, и узнает, что Суббота — фамилия вокалиста-новобранца.

Теперь — обещанный сюжет о бегстве Сахара. «Один из подсудимых по делу Ставраки, г-н Сахар, приговоренный к ссылке в Томскую губернию, не явился в суд для выслушивания приговора в окончательной форме, а скрылся неизвестно куда» («Одесский вестник», 1882, №265).

Источник: Фото О. Курлович


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №55 > Бегство Сахара
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-12-08 07:47:59
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Всемирный клуб одесситов Еврейский педсовет Dr. NONA