БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №59 > Барух легендарный
В номере №59

Мигдаль Times №59
Барух легендарный
Ида РУБИНШТЕЙН

На его имени до сих пор можно сделать имя себе. Профессура израильских школ академического танца, критики, балетоведы разных мастей все еще продолжают осуждать его эпатажное творчество, вызывающие костюмы и одиозные пирушки. Но один только факт, что им не удается умолчать об этой фигуре, о человеке, создавшем израильский национальный танец, говорит сам за себя.

(0)

Пятнадцатилетний мальчик из Бендер (Бесарабия) в 1910 году приезжает в Эрец-Исраэль. За спиной остается состоятельная семья, впереди — безденежье, неопределенность, одиночество. Уже по одному этому поступку можно судить о темпераменте, о тех страстях, которые бушевали в груди юноши.
Получив ученический билет иерусалимской художественной школы «Бецалель», Барух Каушанский ищет работу. Находит ее в Петах Тикве. Заработанных денег не хватает ни на жизнь, ни на учебу. К тому же он сваливается от малярии. Вернувшись все же в «Бецалель», Барух начинает зарабатывать частными уроками салонного танца.

В те времена «Бецалель» жила идеями французского импрессионизма. А поселенцы еще не суще-ствующего, но страстно желаемого еврейского государства настойчиво искали во всем свой национальный стиль. Проникнутый этими настроениями и мотивами борющегося за выживание Эрец-Исраэль, Барух создает две своих первых танцевальных постановки — «Вальс Мефистофеля» и «Траурный марш».

В 1914 году, истосковавшись по семье и родительскому теплу, Каушанский едет на каникулы в Россию. В Одессе его застает Первая мировая война — путь обратно закрыт. Он поступает в балетную школу-студию при одесском Оперном театре. Его талант замечают, и вскоре он становится солистом балетной труппы. Работает и как художник, оформляя любительские постановки.

В это время Барух формирует собственную систему эстетических и психологических принципов, выражаемых в танце. Его имя становится известным, его общества ищут. Он принят в одесских поэтических и сионистских кругах. Однажды поэт Яков Фихман представляет Каушанского Хаиму Нахману Бялику: «Это тот самый Барух — моя легенда». Говорят, что именно с этого момента за Каушанским закрепляется имя Барух Агадати (Легендарный: агада — сказка, легенда).

В 1919 году с первым по окончании войны пароходом, возвращающемся в Эрец-Исраэль, Барух отплывает на новую родину. На пароходе «Руслан», доставившем первую группу халуцим третьей алии, вместе с ним плывут художник И. Зарицкий, профессор И. Клаузнер, художник П. Литойновский. В дороге они много беседуют о принципах искусства и о судьбе Эрец-Исраэль. Эти беседы оказывают сильное воздействие на Агадати, у него зарождается множество идей и планов.

(0)

В 1920 году Агадати начинает создавать свой тип танца, в котором, по словам И. Тавора, «сверхсовременный кубизм причудливо сочетался с хасидской пляской и образом кочевника-бедуина». В Тель-Авиве он организовывает хореографическую труппу «Хевре траск», стремившуюся возродить еврейский танцевальный фольклор.

Однако для самого Агадати важнейшим принципом его постановок является создание оригинального типа танца, выражающего посредством телодвижений духовную жизнь. Он выступает с собственными сольными номерами. Неоднозначную, но очень бурную реакцию критиков и зрителей вызывает его танец Мефистофеля. Как описывал позже этот танец один из французских журналов, Агадати-Мефистофель витал вокруг видимого только его внутреннему взору образа в очень смелом костюме: вызывающе яркой куфие и в черном, развевающемся халате. Темпераментная мелодия (в фортепьянном сопровождении Мирьям Гольдберг) все же уступала по силе самому танцу, сверхчеловеческой силе, которая была чрезмерной для зрителей.
Законодательница нравов Иерусалима Хенда бен-Йеhуда (жена Элиезера бен-Йеhуды, восстановившего иврит в качестве языка общения в Эрец Исраэль) в знак протеста вышла из зала, сказав, что танцор не прочувствовал Мефистофеля. Как объясняла позже Мирьям Гольдберг, костюм танцора был надет на голое тело, и во время танца развевающиеся фалды открывали его наготу.

Агадати создает «танец взбешенного хасида», который называет «Рогза». Он объясняет, что хочет показать не только безудержный гнев созданного им героя, но и то глубокое чувство, которое бурлит внутри него. Для него важны и Дух, и Плоть. В поисках совершенства он создает танец без музыки, в «Рогзе» точный образ достигается за счет структуры движений, выверенных мелких деталей.

Агадати придает огромное, но не главенствующее, значение внешнему оформлению. Так, например, дополнительный эффект в рисунке танца создавали сапоги — разных цветов каждый. Афиши, которые он придумывает сам, выполнены в стиле кубизма. В 1922 году он обращается с просьбой, чтобы зрители-мужчины пришли в одежде белого и черного цветов и были готовы принять участие в действии. Сегодня, когда массовые сцены, парады, открытия праздников, фестивалей и олимпиад стали привычным зрелищем, мы все же не перестаем им удивляться. Что же говорить о зрителях 1922 года?

Сложная для восприятия слушателя музыка Бартока и Ш?нберга была естественной для танцев Агадати.
Для одного из своих представлений он выбирает сцену тель-авивского кинотеатра «Эден». С выступления в «Эдене» начинается история двух направлений в развитии израильского танца — авангардного и академически-консервативного.

Для революционно настроенного израильского истеблишмента танец Агадати оказался слишком революционным. В отдаленном от европейских культурных центров Эрец-Исраэль импрессионизм только начинал входить в моду, о Дягилевских балетах знали лишь понаслышке, не хватало опыта в области восприятия танца и принципов его духовного развития.

Но были и такие зрители и критики, которые за внешними аксессуарами разглядели глубокую эмоциональную экспрессию и приняли новую эстетику Агадати, назвав это «танец-впечатление». Критики сравнивали динамику его танца с музыкальными терминами усиления и затихания звука — крещендо и диминуэндо: малые и скрытные движения танцующего постепенно возрастали и к концу танца затихали в изнеможении.
Тем не менее, это было начало успеха. В 1923-27 гг. Агадати с триумфом выступил с программой еврейских танцев в театральных залах Парижа, Берлина, Вены, Варшавы и других европейских столиц. Европейцы искали истоки его силы, Агадати объяснял ее естественным потоком чувств.

После возвращения в Тель-Авив он выступил с современными танцами, однако его новации не встретили понимания публики.

В 1924 году по заказу театра «Оhель» Барух Агадати ставит танец «Хора». В круговом массовом танце принимают участие одновременно и мужчины и женщины, которые танцуют на равных. Танец воплощает идеалы того времени — торжество юности и труда. «Хора Агадати» считается первым израильским народным танцем и до сих пор популярна у молодежи.

(0)

В 1920-е — 30-е гг. Агадати стал одной из самых ярких личностей в художественной жизни Тель-Авива; в частности, он занимался оформлением и хореографией вошедших со временем в традицию пуримских карнавальных шествий Адлояда, балов-маскарадов и других массовых зрелищ.

Несмотря на массовые постановки, Агадати остался танцором-одиночкой. Его танцевальные постановки базируются на большой исследовательской работе. Он изучал не только танцы евреев диаспоры, но и танцы других народов. Чутко вычленял характерные еврейские движения, изучал не только рисунки, изображавшие евреев, но и антисемитские карикатуры. Говорил: «еврей — человек движения, он не может говорить без рук». Видел в хасидских танцах пародию на славянские с замедленными движениями, но и сам же учился этому замедлению.

Кто-то из исследователей творчества Агадати сказал, что он очистил еврейский танец от галутных наслоений, и получился кристалл высокого качества: из горечи вышла сладость, из неуклюжести — ритм, а из серости — цвет.

Агадати создал синтез танца и рисунка во всем разнообразии, объединил мистику и разум. Названия танцев говорят сами за себя: «Йеменский экстаз», «Мелаве малка» («Проводы Царицы Субботы»), «Галилейская Ора», «Шахарит» («Утренняя молитва»), «Еврейская вакханалия».

В 1931-34 годы вместе с братом Ицхаком неугомонный Агадати выпускает кинохронику «Ага», вступившую в конкуренцию с «Дневником родины» Н. Аксельрода и И. Сегала. В 1932-33 гг. он снимает полнометражный игровой фильм по сценарию А. Ха-Меири «Зот Га-арец» («Вот она, эта земля», в прокате с 1935 г.). В фильм включены фрагменты документальных лент самого Агадати а также Я. Бен-Дова, что придало этому лирическому киноповествованию особенную достоверность и убедительность. Несмотря на беспощадную правдивость (показ поселенческой деятельности в Эрец-Исраэль на фоне тяжелого климата, малярии, враждебности окружающего населения и бегства из страны многих отчаявшихся халуцим), а возможно, благодаря ей, фильм привлек зрителей и в Эрец-Исраэль, и в диаспоре.

Совместно с Мордехаем и Иосефом Навоном Агадати в 1950 году открыл киностудию «Гева», на которой снял десятки кинофильмов, как документальных, так и художественных. Среди них — «Ай лайк Майк» («Мне нравится Майк», 1961), «Хавура ше-казот» («Компания такая», 1964), «Ху халах ба-садот» («Он шел по полям», 1967, по роману М. Шамира).

В 1960 г. фильм Агадати «Нове митбар» («Оазис в пустыне») получил премию Стокгольмского фестиваля. А в 1976 г. Адам Гринберг начинает съемки фильма «Барух Агадати». Агадати умирает во время съемок. В фильме он рассказывает о своих рисунках, восхищается рисунками Френсиса Бэкона, говорит об одиночестве гения, об одиночестве, которое испытывает творец, когда зритель его не понимает.

Источник: Фото с сайта www.israeldance.co.il

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+6
Интересно, хорошо написано

  Отправить ссылку друзьям

Главная > Мигдаль Times > №59 > Барух легендарный
  Замечания/предложения
по работе сайта


2018-11-13 02:20:36
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Всемирный клуб одесситов Еженедельник "Секрет"