БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №73-74 > Под обстрелом
В номере №73-74

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
-3
Интересно, хорошо написано

Под обстрелом
Интервью вела Инна НАЙДИС

Так случилось, что Леонид Исаакович Штекель, владелец Студии «Негоциант», в которой издается наш журнал, оказался в Израиле в самый разгар ливанской войны. Предлагаем читателю впечатления очевидца.

Война началась на следующий день после вашего приезда в Хайфу. Как это было?

— В первый или второй день никто еще не понимал, что это война, что это надолго, думали, что закончится на следующий день. Просто еще одна военная стычка где-то там далеко, хотя ребят, конечно, очень жаль. Все привыкли, что ЦАХАЛ может все! Только после того, как начались налеты, почувствовалось, насколько это серьезно. Первый день налетов потряс. Настроение становилось достаточно тяжелым. И хотя люди постепенно
успокоились, все равно это была совсем другая жизнь... Самое страшное — это звук сирены. В доме, где я жил, сирена находилась прямо на крыше. Она долго воет — минуты три, хочется что угодно сделать, только бы она перестала выть...

ИзменитьУбрать
(0)

А как часто она выла?

— Пять-шесть раз в день, причем, не всегда ракеты долетали. Иногда сирена звучала, а налета не было. Пару раз было по-другому: когда погибли 8 человек на железной дороге, сирена прозвучала уже после того...
Когда начинала завывать сирена, мы бежали на первый этаж и прислушивались, где раздадутся удары. Удары не каждый раз раздавались, но все равно было очень тягостное, трудно передаваемое ощущение постоянного напряжения. Это дикое напряжение мешало что-либо делать, даже ночью, когда сирена не выла, очень трудно было уснуть. Мои родители не выдержали и уехали к брату в Нетанию. Я не хотел уезжать, мерзкое ощущение — будто бежишь от этих подонков. Но в гостях себе не хозяин... Звук сирены преследовал меня и в Нетании, даже, когда проезжали «скорая помощь» или полиция, или даже когда заводился мотоцикл — сразу дико било по нервам.

Почему вы не бежали в бомбоубежище?

— Нас сразу предупредили, что до бомбоубежища бежать минут пять. Это просто не имело смысла: примерно за две минуты «катюша» долетает до Хайфы. Поэтому все спускались на первый этаж. Конечно, это достаточно эфемерная надежда, но, в общем-то, ракеты, которые падали на Хайфу, не очень опасны для тех, кто находится в домах. Ракета может пробить одну стену, две стены — уже достаточно большая для нее преграда. Самое страшное было — попасть под обстрел на улице. Когда в здание почты попала ракета, то среди пострадавших был всего один человек из находившихся в помещении, и двадцать прохожих было ранено осколками снаряда.

Поэтому мы вместе с остальными жильцами сидели внизу. В доме, где живут родители, снимает квартиру ливанский араб-христианин из бывшей армии южного Ливана. Его дети достаточно оперативно стащили в фойе диван, стулья, кресла. Он подключил кабельную антенну к телевизору. И в первые дни мы даже сидели там и смотрели телевизор, просто посиделки с соседями. Честно говоря, как-то спокойней себя чувствуешь, когда видишь мирную жизнь.

ИзменитьУбрать
(0)

А что творилось на улицах, они «вымирали»?

— Я ходил на рынок пару раз, один раз папа ходил в поликлинику. На Герцеля — это центральная улица района Адар — половина магазинов, в основном продовольственные, и кафе работали. Работал «супер», арабские продовольственные магазины. Работал шук (базар), правда, появились охранники, которые проверяли сумки.

А транспорт работал?

— Нет. Это была большая проблема. Сначала перестал работать кооператив «Эгед» — рейсовые автобусы, а потом и маршрутки стали редко ходить. Я в один из дней ездил в Иерусалим на экскурсию, часть пути назад мне пришлось идти пешком. Попал под два обстрела. Общественный транспорт вовсе не работал. После гибели людей на железной дороге перестали ходить и поезда. Междугородние автобусы ходили, но раза в три меньше, чем обычно...

ИзменитьУбрать
(0)

Людей на улицах было много?

— Достаточно много, но, по сравнению с мирными днями, конечно, меньше.

А настроения какие были?

— Я бы не сказал, что это была подавленность, скорее — такое очень сосредоточенное состояние, как бы готовность к разным вариантам развития событий.

А были люди, которые сидели в бомбоубежищах целыми днями?

ИзменитьУбрать
(0)

— Это зависит от многого. Людей, которые сидели в бомбоубежищах целыми днями, я не видел. Одно из бомбоубежищ возле нас даже перестали открывать — туда никто не приходил. Мама говорила, что она очень чувствовала начало бомбардировки, вспоминала свое детство, бомбежки Одессы в 1941-м... Один из наших дальних родственников пережил войну, его семья вообще не вылезала из туалета. То есть, у них большой туалет, двойная стена, и они сидели там все время, никуда не выходили. А потом переехали в Ашдод. Но там получается немножко другая ситуация: это Нижний город, рядом с больницей Рамбама, куда свозят всех раненных. Этот район гораздо чаще попадал под обстрел, и закончилось тем, что в дом рядом с ними попала ракета... А на Адар, когда я там был, упала только одна ракета.

Адар — это центральная часть города. Адар и верхний город Кармель — более богатые районы. Нижний город — это арабская густонаселенная часть города, в отличие от верхней, где новые дома, между которыми есть расстояние, парки, деревья, здесь же — все впритык. Вот вчера, когда много погибло людей, очевидно, попали в нижнюю часть города.

А какова реакция арабского населения на эту войну?

ИзменитьУбрать
На фотографиях -
смертоносные шарики,
которыми начинены
«мирные» арабские снаряды,
и следы от них.
(0)

— У того парня из Ливана реакция была одна: немедленно войти в Ливан, ввести войска и уничтожить Насраллу. Потому что, говорит, другого пути нет. Он это говорил с первого дня. Ему лет 35. Он служил в «ЦАДАЛе» — армии южного Ливана, которая была распущена, и часть солдат получила в Израиле армейские пособия, квартиры — как граждане Израиля.

Хайфа — это один из городов, в которых больше всего перемешано еврейское и арабское население. Были и демонстрации протеста против войны. Ну, не то чтобы антиизраильские — антивоенные. Они не исходили из принципа: давайте добьем Израиль, но требовали прекращения военных действий. Вот только недавно я прочитал в Интернете: ракета попала в редакцию арабской коммунистической газеты, они заявили, что виноват Израиль, а не «Хизбалла». Когда я был в Израиле, там был шок, когда упала ракета в Насерет и убила двоих мальчиков — двух и десяти лет. Отец этих детей сказал, что Насралла перед ним извинился, а он ответил: «Ты не извиняйся, брат Насралла, доводи войну до победного конца, чтобы разгромить Израиль». Насерет считается христианским городом. Судя по всему, это явно говорил мусульманин. Был противоположный случай, когда ракета попала в мусульманско-друзское село, семья обвинила Насраллу в гибели своей девочки
15 лет.

Об информационной войне что вы можете сказать?

— Это самая больная тема. Больше лжи, чем наворочено вокруг этой войны, трудно себе представить. В Израиле можно смотреть все — и «Аль-Манар», канал «Хизбаллы», и «Аль-Джазиру»... Корреспонденты «Аль-Джазиры» находятся по всей стране. Снимали они и в Хайфе. Их арестовали, обвинили в том, что они работают на «Хизбаллу», но очень быстро освободили, потребовав подчиняться военной цензуре. Но эта цензура настолько либеральна к СМИ!

ИзменитьУбрать
(0)

Израильские СМИ не являются, собственно, произраильскими. Они работают сами на себя. Например, израильское телевидение — второй, десятый, первый канал — они дают картину сразу с места боев. Никто из них не стесняется высказывать все, что они думают о правительстве, генералах, армии... Никто их них не связан никакими моральными принципами, часто представители СМИ поднимают панику: «Геволт! Быстро все уезжаем!» Это производит жуткое впечатление даже на русских каналах, которые считаются более «правыми»... В прессе можно увидеть картину самую разную. Это и антивоенные выступления. В самые горячие дни на канале RTVI было интервью с женщиной из организации, которая требовала и добилась ухода войск из Ливана — этого бегства, как считает подавляющее большинство сейчас. Она требовала сейчас же прекратить войну.

Для моих родственников, переживших войну, эта открытость была дикой.

На арабских телеканалах, с одной стороны, идет «война священная» — это «Аль-Манар», «Аль-Джазира» или нечто подобное, а с другой стороны — там тоже разброд и шатания. Для израильтян это очень хорошо, потому что можно представить себе картину с разных сторон.

Со стороны мировых СМИ — совершенно иное впечатление. Никто не воспринимает всерьез заявления Израиля. У нас на глазах происходит ситуация, когда официальные лица Ливана по три раза меняют свои заявления по одному и тому же поводу...

ИзменитьУбрать
(0)

Самый характерный пример — это история Кана. Поначалу объявили, что погибло 58-60 человек. При этом министр транспорта Ливана официально заявил телеканалу «Аль-Джазира», что из Кана никто никогда не стрелял по Израилю. Через день израильтяне не просто выступили на пресс-конференции — начальник штаба ВВС показал кадры: ракетные установки, стреляющие из Кана. На Западе никто не посчитал нужным отреагировать. Затем один из главных противников Израиля, известная международная организация Human Rights Watch, признала, что в Кане погибло 28 человек, а не 60. Ни одно из западных СМИ по этому поводу не посчитало нужным извиниться за трансляцию лживой агитки «Хизбаллы».

Я привел самый громкий пример, но есть десятки аналогичных. То есть в западных средствах массовой информации — прежде всего, это BBC, «Гардиан» (The Guardian), «Индепенденс» (Independence), левые итальянские СМИ, — картина представляется довольно однозначно: Израиль — агрессор. Европейский Союз ничем не лучше. Я читал официальное заявление Финляндии, возглавляющей сейчас ЕС. Они написали (в официальном коммюнике), что войну начал Израиль, так как «Хизбалла» похитила израильских солдат в знак протеста против событий в Газе. Даже «Хизбалла» такое придумать не смогла.

Вообще, отношение мировых СМИ, особенно телевизионных, очень хорошо видно на примере с обстрелами. Израиль обвиняют в военных преступлениях против Ливана, даже когда это ошибочное попадание, но никто не пишет о том, что «Хизбалла» сознательно стреляет по мирному населению. Оценка проходит по разным шкалам...

Очень немногие из западных средств информации готовы выступить хоть чуть-чуть с точки зрения понимания Израиля. Мировые СМИ наносят Израилю вред намного больший, чем орудия «Хизбаллы».

ИзменитьУбрать
(0)

И сейчас для Израиля очень серьезной проблемой является то, что в проекте резолюции ООН, которая согласована между Францией и США, есть очень серьезный момент, связанный с горами Дов. Эта территория относится к Голанским высотам, которые были захвачены Израилем в ходе войны 1967 г. По международным законам это была сирийская территория. В 2000 г., после ухода Израиля из Ливана, ООН официально признала, что Израиль более не оккупирует ни пяди ливанской земли. Но потом Сирия, которая тогда полностью контролировала Ливан, вдруг заявила, что передает горы Дов Ливану. И, невзирая на решение ООН, у «Хизбаллы» появился повод кричать о том, что Израиль не всю территорию Ливана освободил. Даже ООН, которая всегда выступает с антиизраильскими заявлениями, не решалась открыто обвинить Израиль в захвате «ливанской территории».

И вот теперь, впервые, ООН заявляет о необходимости «обсуждения» статуса этих территорий. А это означает — задним числом придать легитимность действиям «Хизбаллы». Если на сегодняшний день вопрос об этой территории будет решен в пользу Ливана — это будет означать, что «Хизбалла» достигла своей цели, и войну, вне зависимости от потерь, выиграла. Сам прецедент «обсуждения» статуса этой территории — это уже подарок от ООН «Хизбалле».

Для будущего Ближнего Востока вопрос о том, выиграла или проиграла «Хизбалла», значит очень много. У меня ощущение, что за пределами Израиля вообще не понимают значения этой войны, а она имеет далеко идущие последствия.

ИзменитьУбрать
(0)

Если «Хизбалла» будет в какой-то степени воспринята как победитель, то это означает, что в ближайшие годы, без сомнения, падет и королевский режим в Иордании, и перед очень большими проблемами встанут власти в Египте. Они прекрасно это понимают, никто из них не хочет ни в малейшей степени поддерживать «Хизбаллу».

Но все идет к тому, что, возможно, США в отношении гор Дов пойдут на уступки Ливану, и если это произойдет, это будет обозначать, что Израиль войну проиграл. Это означает, что война через год или два начнется снова — но на гораздо более тяжелых позициях, чем сейчас.

Ольмерт все время ссылается на мировое общественное мнение, а я уже говорил о том, каково оно в отношении Израиля. Особенно, если вспомнить, как в 2000 г. было совершено нападение на троих солдат. Их убили боевики «Хизбаллы», переодетые в форму войск ООН, на машине войск ООН, все это снималось ооновцами, и они не протестовали.

Сейчас опять та же картина: когда израильтяне попали в штаб ООН и погибло четверо ооновцев, то все кричали: «Позор!», Кофи Анан заявил, что это преднамеренная атака. И ни одно СМИ за пределами Израиля не сообщило об опубликованном в Канаде письме капитана, погибшего при этом инциденте. Он незадолго до гибели написал своему командующему, что боевики «Хизбаллы» постоянно стреляют прямо из-за базы. И ооновцы не протестовали, они молчали. Когда же Израиль стал отвечать и снаряд попал в базу, скандал был неимоверный. Но когда, буквально несколько дней назад, «Хизбалла» обстреляла базу ООН, то только китайцы, которые непосредственно пострадали, выразили протест! Позиция совершенно однозначная — и у Кофи Анана, и у Совета безопасности. За исключением США, за исключением Германии, позиции Блэра (непосредственно только Блэра — вовсе не его кабинета), эта позиция носит откровенно антиизраильский характер. Не нейтральный, а откровенно антиизраильский. И я подчеркиваю еще раз, что СМИ делают все возможное, чтобы разжечь
конфликт до предела.

У тех, кому здесь удалось посмотреть израильские каналы, сложилось впечатление, что в стране начался духовный подъем. Как Израиль поддерживает своих граждан? Люди же не работали...

— Я ведь общался с «русскими». Это куда более истеричная, более нервная часть населения. Но с другой стороны, она более воинственно относится к происходящим событиям. В первый день бомбардировки я прошелся по Герцеля, по другим улицам — ходили только русские и арабы. Арабы выражали радость по поводу того, что Израиль бомбят, а русские матерились и говорили, что мы им еще покажем. В первое время был некоторый хаос: например, не было ключа от бомбоубежища, никто не знал, как его открыть и т.д. Затем мэрия взяла все под контроль.

Но существуют серьезные проблемы. Война — это грандиозные экономические траты, грандиозные! В Израиле, в силу его законодательства, в силу его менталитета, были приняты определенные социальные решения, например, чтобы люди, которые не ходят на работу, все-таки получали зарплату от государства. Было достигнуто соглашение между Гистадрутом, союзом предпринимателей и министерством финансов. Об этом много говорилось. Но проблема в том (я сам предприниматель и прекрасно это себе представляю), что эти меры вряд ли спасут бизнес, особенно малый. Многие разоряются из-за всего этого. На них, в общем-то, деньги не предусмотрены. Сейчас идет борьба за то, чтобы компенсацию получил и бизнес. Но насколько это получится — сказать трудно. Очень многие поэтому стараются все-таки работать, несмотря ни на что.

С другой стороны, для нас, воспитанных по-советски, дико звучит, что в Хайфе во время обстрелов было дано распоряжение, запрещающее выходить людям на работу. То есть, чтобы люди не работали под бомбами, администрация приняла на себя обязательства выплатить компенсацию.

А о ребятах, которых похитили, уже все забыли?

— Мировое общественное мнение точно забыло. Израиль не отменил решения, что первое условие — это возвращение солдат. И было уже схвачено десятка два боевиков для того, чтобы обменять их потом на израильских солдат. Но, к сожалению, в резолюции ООН ничего об этом не говорится.

Еще раз о духе в стране. Продолжается ли разъединение?

— Я могу судить только по тем, с кем общался. Все настроены добиваться окончательной победы: разоружения «Хизбаллы» и создания коридора безопасности.

Коридора — понятно, а как можно добиться разоружения «Хизбаллы»?

— В том-то и дело, что на сегодняшний день это уже невозможно. Это очевидно. Можно добиться уничтожения ракетных установок, которые обстреливают на расстоянии 50-60 километров и более. Это машины, которые можно заметить и уничтожить. Но «катюша» запускается с железной трубы, и ее невозможно засечь. Обстрел на расстоянии 20-30 километров остановить просто невозможно. То есть, это та ситуация, когда нужно будет сжигать всю землю или занимать всю территорию. В Израиле была объявлена мобилизация 15 тысяч резервистов, только командиров, с тем, чтобы, я так понимаю, провести командные учения по поводу большой операции. Но решится ли Ольмерт на большую военную операцию — я не знаю. Потому что главная проблема — мировое общественное мнение.

07.08.2006

————--

В Стокгольме состоялась международная конференция европейских стран-доноров по сбору средств на восстановление Ливана и Палестинских территорий. На нее съехались представители более 60 государств, в том числе и России. Правительство Швеции хотело собрать на помощь Ливану полмиллиарда долларов, но доноры оказались намного щедрее. В пущенной по кругу шапке уже 1 миллиард долларов.
Израиль на конференцию приглашен не был, но уже высказал обеспокоенность по поводу того, что часть собранных средств может оказаться в руках «Хизбаллы» и ХАМАС, а значит, «послужить топливом» для новой войны.

04.09.2006


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №73-74 > Под обстрелом
  Замечания/предложения
по работе сайта


2020-07-12 09:18:51
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Еврейский педсовет Всемирный клуб одесситов