БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль > События > Одесса и еврейская цивилизация - 3 > 3-я Международная научная конференция «Одесса и еврейская цивилизация» > Концептуализация этноязыковых особенностей русской фразеосистемы Одессы
Оглавление

Концептуализация этноязыковых особенностей русской фразеосистемы Одессы
Степанов Е. Н., к.ф.н., доц. ОНУ им. И.И. Мечникова (Одесса)

Национальные фразеологии дают возможность судить о национальной логике и национальном мировосприятии этносов, то есть о логико-понятийной и эмоционально-оценочной концептуализации действительности носителями разных этнических языков и культур. Многостороннее взаимодействие нескольких этносов в условиях колониального города приводит к возникновению определ?нной межэтнической городской субкультуры, оригинальным отражением которой является фразеосистема местной речи. Так, полиэтничность и многоязычие Одессы являются, наряду с географическими и социально-экономическими особенностями, основными факторами формирования подсистемных черт фразеосистемы русской речи одесситов. Значительное влияние на самобытность одесской фразеосистемы оказывают еврейские языки, еврейская культура и традиции. Собранный материал свидетельствует о функционировании тр?х способов концептуализации этноязыковой сферы жизни одесситов: лексического, экстралингвистического и грамматического.

Лексический способ концептуализации этноязыковой сферы жизни одесситов заключается в частом использовании как оригинальных, так и трансформированных из общеупотребительных фразеологизмов, содержащих компоненты с характерными для Одессы “этническими” семами. Эти семы во фразеологических единицах могут быть эксплицитными или скрытыми.

Эксплицитные этнические семы присутствуют во фразеологизмах, один или несколько компонентов которых являются этнонимами либо производными от них словами. Напр., сема .еврейский. является эксплицитной в таких фразеологических единицах, как израильская тема (= “вс?, что связано с Израилем и евреями”); еврейское казачество (= 1(с 1930-х гг.) "переселенцы в Еврейскую автономную область Хабаровского края"; 2 (с 1960-х годов) "еврейские эмигранты из СССР", ""беглые" евреи", "евреи-беженцы"); еврейское счастье (= "случай, случайность"); жид за копейку держится — трансформ фразеологической единицы держаться за копейку (= "быть экономным / бережливым / скупым / жадным") со вставленным этнонимом; жидовский переполох (= "беспокойство") и под. (...А сколько песен и "музыкальных историй" в те годы было связано с израильской темой и эмиграционной компанией?! [Пойзнер 2001: 15-16]. В самый разгар Шестидневной войны в Одессе напевали: ...Когда еврейское казачество восстало — В Биробиджане был переворот... [Пойзнер 2001: 16]. Немцы... проверяли "на обрезание"... Я был готов ко всему... и не надеялся на еврейское счастье [Пойзнер 2001: 347]. Недаром люди говорят, жид за копейку держится [Львов 1992: 187]).

Представленные и другие фразеологизмы с семой 'еврейский' могут иметь в русской речи одесситов позитивные, нейтральные или негативные коннотативные значения. Ср.: 1) — Кто ж это? — Мориц Сефарди!.. — Будто? — Как я еврей! [Рабинович 1850: 82]. Сема 'еврейский' в клятве Как я еврей! тут переда?т позитивную коннотацию (= *“клянусь!”, *“правда!”, *“не сойти мне с этого места!”). 2) ...Имена родоначальникам израильских колен дали их матери... [ШШ 8.12.2000: 1]. В устойчивом словосочетании израильское колено = "еврейский род, фамилия" сема 'еврейский' коннотативно нейтральна. 3)...Раненый резко выпрямился, отряхнул руки и спокойно произн?с: "Шо за жидовский переполох?!" [Пойзнер 2001: 325]. Во фразеологизме жидовский переполох сема 'еврейский' содержит негативное коннотативное значение.

Скрытыми этнические семы фразеологизмов при лексическом способе концептуализации этноязыковой сферы жизни одесситов бывают тогда, когда какой-либо из компонентов фразеологизма или весь фразеологизм заимствованы из другого языка в русскую речь одесситов, не являются интернационализмами и не входят в общий с русским языком лексический фонд. Наиболее заметны скрытые иноэтнические семы во фразеологических единицах русской речи одесситов в случаях использования безэквивалентных фразеологизмов, а также фразеологизмов с фоновым значением. Менее ощутимы эти семы в случаях замены одного компонента во фразеологизме.

Лексически выраженную скрытую сему .еврейский. содержат такие фразеологизмы, как иерусалимский дворянин = "еврей". Здесь сема 'еврейский' вводится оттопонимным прилагательным иерусалимский. (Складите инструмент, в городе иерусалимские дворяне конституцию получают [Бабель 1986: 147]). Сознательным употреблением заимствований из идиш сема 'еврейский' поддерживается в таких фразеологизмах, как на хап-геволт = 1. "на испуг" <[хапн ин гэволт]; 2. "небрежно" (Бер?м, джентльмены, Пересыпь на хап-геволт, и город уже наш. Они сделали рекламу на хап-геволт [Смирнов 2003: 244]); зай гизунт! = "Будьте здоровы!" < [зай ?эзу?нт] (Давай, Федя. Зай гизунт! [Смирнов 2003: 121]) и под.

Скрытой сема 'еврейский' является также во фразеологизмах занять денег; кроме шуток; жить в дыре; во весь рост; свести две противоположные стены; знать, где скрипка висит; кто же за танец заплатит? и некоторых других. Так, "в Одессе занять денег значит не брать взаймы, а дать взаймы" [Дорошевич 1987]. Это не совсем точно, поскольку одесситы в обоих случаях: когда берут и когда дают деньги с условием их возврата — используют фразеологизм занять денег. Разница заключается лишь в форме глагольного управления: занять денег у кого-л. (у + родительный падеж) или занять денег кому-л. (дательный падеж). Указанный семантический сдвиг произош?л под влиянием языка идиш, в котором с помощью глагола [ла?йен] < нем. leihen передаются оба значения: "брать в долг" и "давать в долг". Кроме шуток — калька из ид. [он като?вэс]. Жить в дыре носители русского языка обычно семантизируют так: 1. "иметь плохое жиль?"; 2. "жить в плохом районе, в неперспективном насел?нном пункте". В речи одесситов распространены такие же значения этого фразеологизма, однако существует ещ? одно значение, дисфемистическое, в основе которого лежит межъязыковая паронимия русского дыра? и еврейского (идиш)[ди?рэ] — "квартира". Во весь рост = "полным ходом" — калька еврейского (ид.) фразеологизма [ин дэр ?а?нцэр ?эйх]. (Со всех сторон ползут одни купоны, Как тараканы злые во весь рост [Донская 1998: 71]). Кальками еврейских фразеологических единиц являются используемые в русской речи одесситов фразеологизмы знать, где скрипка висит (< [ву фидл ?э?н?эт висн]) = "быть с головой", "голова (котелок) варит", "схватывать на лету", "быть головастым") (...В вас будет прок: вы знаете, где скрипка висит [Рабинович 1850: 68]); свести две противоположные стены ([цвэй кенни?бэрдикэр ва?нтэр цуно?йфн / фарэ?йникн]) = 1. "найти общий язык", 2. "сосватать, договориться о свадьбе"). (Да! сказала Ханэ со вздохом: мастер свести две противоположные стены [Рабинович 1850: 30]).

Иногда сема .еврейский. недифференцированно представлена с семой 'немецкий'. Напр., в просторечном фразеологизме дрек с ним (с тобой...) = "ч?рт с ним (с тобой...)" варваризм дрек одесситы воспринимают как германизм или идишизм: из нем. Dreck либо из ид.[дрэк] = 1. "грязь, нечистоты, дрянь" (собирательное); 2. "дрянь" (лексико-семантический дериват со значением лица). (Университет закрылся, что, в сущности, ерунда. Ну и дрек с ним. Но скучно [Одесса 1997, 5-6: 29 (20.03.1944)].

Экстралингвистический способ концептуализации одесских этнических реалий в русской фразеосистеме Одессы заключается в закреплении за определ?нными фразеологизмами конкретных этнических сем. В основе этого лежат яркие события и факты социальной жизни горожан, вызванные непривычными для иного этнического окружения традициями, политикой правительства в отношении отдельных этнических групп, а также отношением к ним влиятельных общественных сил на конкретном хронологическом отрезке. Напр.: 1) ...Я не хочу вас, как невеста не хочет прыщей на голове [Бабель 1990, 1: 140]. Выделенный сравнительный оборот содержит скрытую сему 'еврейский', поскольку именно в соответствии с иудейской традицией невеста перед свадьбой должна брить голову. Понятно, что на бритой голове невозможно утаить физические недостатки, в том числе прыщи.

2) Во второй половине ХХ в. делать акцент в Одессе обозначало "умышленно искажать русскую речь на манер русско-еврейского пиджина". (Тут слышим, кто-то намеренно коверкает еврейские слова, путает окончания, ударения. Как говорят в Одессе, делает акцент [Пойзнер 2001: 326]). Вполне вероятно, что в Х?Х в. фразеологизм делать акцент в Одессе в разных контекстах и ситуациях мог иметь разные этнические семы: 'французский', 'греческий', 'итальянский', 'еврейский', 'польский' и др.

3) В пятую графу советского паспорта и официальных анкет вписывали национальность человека. Политика прикрытого антисемитизма советского правительства в послевоенные годы в Одессе, где еврейская община (до массового отъезда на ПМЖ за границу) составляла почти пятую часть населения, приобрела неприкрытый характер. В результате метафоризации словосочетание пятая графа в речи фразеологизовалось, став синонимом слова национальность. В речи одесситов этот фразеологизм подвергся метонимии в направлении от гиперонимического значения "национальность" к гипонимическому "еврей". (С "пятой графой" в "Вышку"? [Высшее мореходное училище, ныне Национальная морская академия. — Е.С.] Туда не то, чтобы не брали — туда не подпускали [Пойзнер 2001: 177]). Фразеологизм "пятая графа" стал производящим для ряда фразеологических единиц, которые активно функционировали во второй половине ХХ в. в одесском городском койне со скрытой семой 'еврейский': иметь графу (в паспорте) / быть с графой (в паспорте) = "быть евреем"; коммунист с графой = "коммунист-еврей"; интеллигент с графой = "интеллигент-еврей"; абитуриент с графой = "абитуриент-еврей" и под. (Так или иначе, в 70-80-е годы поступить в партию интеллигенту, да ещ? с "графой", было практически невозможно. Тем более в Одессе [Пойзнер 2001: 278]).

4) События, вызванные политикой прикрытого антисемитизма, послужили причиной образования и функционирования ряда афоризмов, содержащих скрытую сему 'еврейский'. Напр.: Когда в песне по?тся: "...Мы прошли сквозь ОВИРы, оставляя квартиры...", — это тоже чуть-чуть про меня [Пойзнер 2001: 274]. (Абсолютное большинство одесситов до 1990-х годов, то есть до законов о приватизации жилья, проживало в государственных или ведомственных квартирах; следовательно, выезжая на постоянное место жительство в другую страну, это жиль? нельзя было продать).
Грамматический способ концептуализации этноязыковой сферы жизни одесситов во фразеосистеме их русской речи заключается в использовании грамматических калек при образовании фразеологизмов, семантически тождественных исконным. Чаще всего это выражается в использовании дополнительных служебных и полуслужебных слов, что приводит к замене синтаксем, изменению форм некоторых компонентов в составе фразеологизмов, к употреблению лишних, с точки зрения русской грамматической нормы, компонетов, а также к замене одного слова калькированным устойчивым словосочетанием.

При грамматическом способе концептуализации этноязыковых реалий Одессы этнические семы фразеологизмов всегда являются скрытыми и часто выражены недифференцированно. Ч?тко определить характер иноязычного влияния бывает трудно, поскольку носители одесского городского койне разных этнических групп воспринимают анализируемые фразеологические единицы как правильные либо вариантные в русском языке, а для обнаружения иноэтнических сем и говорящему, и исследователю необходима надлежащая лингвистическая и культурологическая подготовка. Например, брать / взять воздух вошло в одесское городское койне из русско-еврейского и русско-немецкого пиджинов как вариант русского глагола вдыхать / вдохнуть, а поэтому обладает скрытой недифференцированной полиэтнической семой 'немецкий // еврейский': в русской речи одесситов брать / взять воздух < нем. die Luft holen // ид. [ди луфт нэ?мэн / онха?пн]. Такую же сему содержит фразеотрансформ делать конец кому-либо (чему-либо) / с кем-либо (с чем-либо) (= покончить с кем-либо (с чем-либо)) < нем. mit jemand (etwas) Schl?? machen // ид.[мит вэ?мэн-нит-из / вэ?мэн-эс-из (вос-нит-из / вос-эс-из) дэр соф махн]. (Или сделайте со мной что-нибудь, папаша, или я делаю конец моей жизни... [Бабель 1989: 137]). Недифференцированную скрытую сему 'немецкий // еврейский' содержат также названные выше темпоральные трансформы. Ср.: за день назад < нем. vor einem Tag // ид.[фор эйнс тог] и сто лет впер?д < нем. hundert Jahre ihm voraus // ид. [?у?ндэрт йорн форо?йс]. Предлог vor в сочетании с именами существительными, обозначающими отрезок времени, соответствует русским до, перед, тому назад (то есть указывает на прошедший характер действия, состояния). Наречие voraus имеет значение "впер?д", следовательно, в сочетаниях со словами, обозначающими отрезок времени, указывает на будущий характер действия, состояния. (Ещ? никто не терзал его так жестоко, как этот молокосос, который за день назад был таким страдательным существом [Рабинович 1850: 52]. "Послушайте, папаша, — начал Беня еле, — Живите хоть ещ? сто лет впер?д..." [Донская 1998: 7]).

При грамматическом способе выражения в русской речи одесситов иноэтнические семы фразеологизмов деактуализируются, так как само по себе грамматическое заимствование является результатом углубления ассимилятивных процессов. Носители одесского городского койне осознают подобные отклонения от норм русской речи не как нарушения, а как варианты. Следовательно, деактуализация и ослабление иноэтнических сем постепенно выветривают их. Подобные процессы в речи одесситов можно зафиксировать на примерах фразеологических полукалек из идиш: между всех разговоров (= "в гуще событий"), между своих стен (= "в своих стенах"), — в которых предлог между сочетается с существительным в родительном падеже, отождествляясь с предлогом среди (ср. с ид. [цвишн] = "между" и "среди"). (Во-вторых, ты на воздухе и среди людей, между всех разговоров... [Пойзнер 2001: 202]. Война заканчивалась, я у себя во дворе, между своих стен [Пойзнер 2001: 372]).

Об ослаблении иноэтнических сем при заимствовании в русскую речь одесситов иноязычных грамматических моделей во фразеологизмах свидетельствует неч?ткое осмысление этих сем одесситами-диглоссами, владеющими нормами не только своего городского койне, а и русского литературного языка. Так, признавая результатом иноязычного влияния появление фразеологизма иметь интерес с глаголом иметь вместо конструкции со служебным глаголом быть, одесситы-диглоссы по-разному определяют языковое донорство этого коррелята: 1) от еврейского (ид.)[дэр интэрэ?с ?обн]; от немецкого die Interesse haben; 3) от французского avoir l'int?r?t; 4) от итальянского avere l'interesse; 5) от украинского мати ?нтерес. Следовательно, неч?тко осозна?тся влияние языков и языка переходного от "иметь"-"быть-" к "иметь-" "иметь"- типа [Посессивность 1989: 164-182]. (Каждая девушка имеет свой интерес в жизни [Бабель 1989: 136]). Использование усилительной частицы себе в калькированной из идиш пословицы Когда выведешь коня из конюшни, то конюшня может себе сгореть [Рабинович 1850: 70] (= после нас хоть потоп) одесситы, как правило, объясняют влиянием просторечия. Однако единицы, соответствующие русской просторечной частице себе, активно функционируют и в украинском языке (соб?), и в польском (sobie), и в немецком (selbst), и в идиш ([зих]). Использование множественного числа в устойчивом обороте две большие разницы, который воспринимается как одна из языковых визиток Одессы, одесситы-диглоссы связывают с немецким (zwei gro?e Unterschiede), еврейским ([цвэй гро?сэр хи?лэкэр]) влиянием либо оценивают как неграмотную исконно русскую форму, которая существует в соответствии с законами аналогии благодаря преимуществу в языке им?н существительных с полной числовой парадигмой. (...Ясно было, что прежде и теперь (так она и выразилась) — две большие разницы [Жаботинский 2000: 111]. И если Капон за две минуты не сделает вид двух больших разниц между жильцами этой квартиры и "Одесгазом", так его жд?т давно заслуженный отдых [Смирнов 1997: 21]. А что одесские дети? <...> "Две большие разницы" проявлялись, разве что, на пасху [Пойзнер 2001: 170]. Пош?л плавать... Правда, не под красным флагом, а под бело-голубым, с шестиконечной зв?здочкой. А это, как у нас говорят, две большие разницы [Пойзнер 2001: 267]).

Неч?ткость и виртуальность этнических сем при грамматическом способе их выражения приводит к ошибкам в их определении. Так, некоторые информанты-одесситы в ходе экспресс-опроса в 2002 г. склонны были рассматривать обороты человек со словом (= "человек слова, честный человек, человек чести") и работать день с ночью (= "работать день и ночь / денно и нощно") как фразеологизмы, трансформированные под влиянием французского, немецкого либо еврейского (идиш) языков. Однако конструкции, соответствующие в названных языках данным, не содержат соответствий русского предлога «с». Думается, что в русской речи одесситов продуктивность фразеотрансформов, содержащих зависимый творительный падеж с предлогом «с» — «с/со + N5» вместо творительного беспредложного, обусловлена продуктивностью этой формы в одесском городском койне. Толчком к возникновению конструктивной аналогизации было активное функционирование многих грамматических германизмов и идишизмов с калькированным предлогом с/со < mit ; напр.: мыть глиной + mit dem Lehm waschen [мит дэр лэйм вашн] = мыть с глиной; ехать поездом / на поезде + mit dem Zug fahren [мит дэм цуг форн] = ехать с поездом; есть ложкой + mit dem L?ffel essen [мит дэм лэфл эсн] = есть с ложкой и под.). (Ты — человек со словом [Пойзнер 2001: 243]. Так что, я не работал день с ночью и не успевал?! [Пойзнер 2001: 229]). Фразеологизмы же иметь за счастье [Смирнов 2003: 133], держать за идиота [Смирнов 2003: 94], остаться в работе (о человеке) (Но я остался один в моей работе, покойник Л?ва Бык умер [Бабель 1986: 135]), наоборот, квалифицировались информантами как собственно одесские, то есть вторичные, те, которые возникли под влиянием уже существовавших в просторечии продуктивных грамматических моделей. Однако лингвистический анализ да?т основания квалифицировать их как прямые заимствования из немецкого и идиш: остаться в работе < bei der Arbeit bleiben [бэйс дэр а?рбэт бла?йбн]; держать кого-либо за идиота = jemand f?r einen Idioten halten [вэ?мэн-нит-из / вэ?мэн-эс-из фар ан идио?т ?алтн]; иметь что-либо за счастье < etwas f?r Gl?ck haben / halten [вос-нит-из фар hлик ?обн / ?алтн].
Таким образом, функционирование русской фразеологической системы в речи одесситов отражает особенности диалектического развития фразеологического семиозиса в условиях пересечения нескольких языковых картин мира, культурных и историко-мифологических традиций разных этнических групп, их внутреннего рефлексивного опыта в ограниченном социальном, экономическом, природном, временном пространстве, объединяющем эти этнические группы. Значительное влияние на формирование особенностей фразеосистемы русской речи одесситов в Х?Х-ХХ вв. оказывал еврейский языковой адстрат и суперстрат.

=Литература=

=Бабель 1986 — Бабель И.Э. Избранное. — Минск: Мастацкая л?тар., 1986. — 272 с.
Бабель 1989 — Бабель И.Э. Конармия. Избранные произведения. — Киев: Дн?про, 1989. — 350 с.
Бабель 1990 — Бабель И.Э. Сочинения: В 2-х т. — М.: Худож. лит., 1990.— Т.1. — 477 с.; Т.2. — 573 с.
Донская 1998 — Донская С. Ша! Слухи ходят за Одессу: Стихотворения. — Одесса: Астропринт, 1998. — 202 с.
Дорошевич 1987 — Дорошевич В.М. Одесский язык // Вечерняя Одесса. — 1987. — 1 апреля. — С.4.
Жаботинский 2000 — Жаботинский В. Пятеро. — Одесса: Optimum, 2000. — 210 c.
Львов 1992 — Львов А.Л. Двор: Роман. — М.: Худож. лит., 1992. — 656 с.
Одесса 1997 — Одесса: Иллюстрированный ежемесячный журнал. — Одесса, 1997.— №№ 1 — 12.
Пойзнер 2001 — Пойзнер М.Б. С Одессой надо лично говорить... (Из подсмотренного и подслушанного). — Одесса: Друк, 2001. — 392 с.
Посессивность 1989 — Категория посессивности в славянских и балканских языках. — М.: Наука, 1989. — 264 с.
Рабинович 1850 — Рабинович О. Мориц Сефарди // Литературные вечера / Изд. Н. Фумели. — Одесса, 1850. — Ч.2. — С.5 — 154.
Смирнов 1997 — Смирнов В.П. Операция “Гиппократ”. — Одесса: Одессей, 1997. — 319 с.
Смирнов 2003 — Cмирнов В.П. Большой полутолковый словарь одесского языка. — Одесса: Друк, 2003. — 488 с.
ШШ — Шомрей шабос: Еженедельная газета Южно-украинского регионального объединения еврейских общин. — Одесса.=


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль > События > Одесса и еврейская цивилизация - 3 > 3-я Международная научная конференция «Одесса и еврейская цивилизация» > Концептуализация этноязыковых особенностей русской фразеосистемы Одессы
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-12-02 04:16:09
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Всемирный клуб одесситов Jewniverse - Yiddish Shtetl Еврейский педсовет