БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №158 > ИСКРЫ СВЕТА
В номере №158

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

ИСКРЫ СВЕТА
Ольга КСЕНДЗЮК

Во время Катастрофы мир молчал глухо, после – оглушенно. Одни ничего не знали, другие и не хотели знать, третьи не хотели верить. Участник польского Сопротивления Ян Карский , позднее – Праведник народов мира, рискуя жизнью, пробрался в гетто Варшавы и Избицы, чтобы привезти в Англию и США правду о положении польских евреев.

ИзменитьУбрать
(0)

Президент Руз­вельт и другие официальные лица ему не поверили. Подобное совершил и Витольд Пилец­кий для англичан, и ему тоже не поверили.

В 1940 г. Витольд Пилецкий добровольно попал в качестве узника в Аушвиц. Организовал там подполье. Его сообщения с тайного радиопередатчика стали основным источником информации об Аушвице для польского Сопротивления и сил союзников. В 1943 г. Пилецкий совершил побег и предложил план вооруженного освобождения концлагеря, не принятый командованием.

В 1948 г. Ви­тольд Пи­лец­кий был казнен в ПНР по обвинению в шпионаже. Только в 90-х его реабилитировали, а позже признали выдающимся героем.

Не всякий человеческий разум способен вместить катастрофу подобных масштабов, а душа – столько ужаса и горечи.

Сразу после войны молчали (за редкими исключениями) даже непосредственные участники и свидетели. Им нужна была пауза, чтобы осознать: я был там, я жив, я здесь и могу говорить. Люди не могли слышать лая собак, немецкой речи, топота сапог, шума поездов. Философ Жан Амери подчеркивал, что освобожденные узники утратили важнейшую ценность – доверие к миру и к другому человеку.

В СССР власть проводила курс на героизацию войны и замалчивание Холокоста. О колоссальных потерях старались не говорить. В «обстановке всенародного подъема» быть жертвой неудобно и опасно. Кафкианский абсурд: нередко те, кто выжил или сумел бежать из нацистских лагерей, потом погибал в ГУЛАГе. Такова была судьба и некоторых Праведников мира (получивших это звание посмертно) – например, немецкого офицера Вилли Шульца, организовавшего побег 25 человек из Минского гетто. И Вильгельма Хозенфельда, который спас нескольких поляков и евреев, в том числе знаменитого пианиста Владислава Шпильмана.

Но все же свидетели заговорили. Сначала – отвечая на осторожные расспросы членов семьи, потом – понимая, что больше не могут молчать.

Прогремел Нюрнбергский процесс. Обна­ро­довали документы, фотографии, кино-хроники, дневники. Вышли книги Эли Визеля «И мир молчал» и Примо Леви «Человек ли это?». В Иеру­салиме в 1953 г. был основан мемо­риальный центр Яд ва-Шем. Ручейки превращались в огром­ный поток.

И возникли вопросы, ответы на которые заполнили целые книги.

Где был Б-г? Почему Он не защитил? Да не только евреев – русских, поляков, украинцев, цыган? А тех, кто укрывал и спасал преследуемых? Почему страдают невинные и праведники? Как цивилизованное общество допустило такое ? Почему западный мир дружно не верил в происходящее? Почему пособников и безучастных зрителей больше, чем сопротивляющихся? Как после Шоа переосмыслить свою жизнь и не допустить кризиса веры?

Одними из первых предприняли попытку понять происшедшее Э. Факенхайм, И. Майбаум, Р. Рубенштейн, Э. Беркович и другие еврейские философы. С точкой зрения Эмиля Факенхайма (1916-2003) перекликаются идеи некоторых современных мыслителей. Он считал, что главное – не найти объяснение Холокосту, а дать достойный ответ. По его мнению, из мрачных глубин Освенцима звучит «повелевающий голос Б-га»: «"Евреям запрещается позволить Гитлеру одержать посмертную победу". Им предписывается выжить, оставшись евреями, дабы не погиб еврейский народ. Им предписывается помнить жертвы Освенцима, дабы не погибла их память. Им запрещается терять веру в человека и его мир… Наконец, им запрещается отчаиваться в Б-ге Израиля, дабы не погиб иудаизм...»

В многотысячелетней истории еврейского народа поводов для подобных размышлений хватало… «Перед каждым поколением всегда стояла трудная задача: как совместить постигающие их трагедии с их верой». (jcrelations.net)

Вопросы… Их задают историки и психологи, евреи и неевреи, ученые и читатели форумов. Каждому поколению необходимо созреть для того, чтобы выработать свои вопросы и ответы – собственное осознание Шоа.

По наблюдению Асафа Голана, если спросить Гугл: «Где был Б-г во время Катастрофы?» – «лишь на иврите мы обнаружим 113 тысяч ответов, 113 тысяч дискуссий… Это достойный результат для современного общества, которое обожествляет материальные ценности и всячески избегает сложных вопросов».

После Шоа «сложные вопросы» изменили пространство культуры. Необходимо было пережить тотальный кризис ценностей и смыслов, «травму войны», вину, стыд и гнев. «Европейскую цивилизацию в XX в. разрушила привычка к убийству людей» (Марек Эдельштейн). Появилось понятие «философия и этика после Аушвица». Лейтмотивом культуры стал «Человек в поисках смысла» (название книги Виктора Франкла). Значительно изменилась не только политическая, но и социальная, правовая, философская картина мира.

Р. Моше-Хаим Луцатто (Рамхаль), живший в 18 в., писал, что зло – «реальность, которую Всевышний пожелал создать, чтобы испытывать ею людей… но только для того, чтобы оно было уничтожено». Рамхаль полагал, что без зла у человека не было бы свободы выбора, и ему не над чем было работать. (toldot.ru)

Согласно еврейской традиции, всякий человек от рождения чист душой, он сам отвечает за свои поступки, сам делает моральный выбор и может винить в своих грехах только себя. У него есть силы противостоять злу, это – проблема, с которой каждый может и должен справляться, понимая ответственность перед Б-гом за свою судьбу и за судьбу всего мира. (П. Полонский)

Асаф Голан размышляет: «Большинство из нас опасаются вступать в открытую схватку со злом, стараются держаться в стороне… Но именно такое поведение и означает изгнание Б-га из нашего мира… Не черти или инопланетяне ­совершили все те страшные преступления. Их совершили люди против других людей. Секрет свободного выбора человека кроется в том, что люди вольны совершать добро и зло. На протяжении всей своей истории человечество сдает этот экзамен». (inosmi.ru)

А вот Э. Факенхайм считал, что у евреев в Освенциме выбора не было. «Во времена крестовых походов у них оставался, по меньшей мере, выбор – либо добиваться спасения посредством крещения, либо достойно умереть во имя веры со словами “Шма Исраэль” на устах. Но возможно ли мученичество (кидуш ѓа-Шем – во имя Б-га) там, где нет никакого выбора?.. Освенцим – это самая чудовищная из когда-либо предпринятых попыток уничтожить самое мученичество, чтобы любая смерть перестала быть достойной...»

Есть и иной взгляд – что выбор был: выбор между смертью и смертью. Либо в разочаровании, крушении всех смыслов – либо с верой и любовью к Б-гу, со свободой в душе, той свободой, которую не отнять. Прошедший нацистские лагеря Бруно Беттельгейм утверждал: «моральное сопротивление в условиях полной несвободы столь же важно, как и физическое, это признак сохранения субъективации как пространства метафизической свободы».

Р. Шая Гиссер спросил женщину, пережившую Аушвиц, что происходило в сознании людей, находившихся в этом кошмаре. Она ответила: «Здесь верующие укреплялись в вере, а неверующие – в своем неверии».

ИзменитьУбрать
Кадр из фильма «Выбор Софи» (1982)
(0)

Кто знает, был ли выбор у молодой красивой польки Зофьи Завистовской, когда прозрачно-зеленым апрельским утром она со своими двумя измученными детьми вышла из вагона на перрон Аушвица? Эсэсовский «доктор», проводивший «селекцию», потехи ради потребовал от Софи решить, кто из ее детей уйдет в газовую камеру, а кто – пока что – останется жить, либо умрут оба.

Это была дьявольская игра. «Доктору», чтобы делать в Аушвице свою работу, пришлось убить в себе человечность. И ему хотелось увидеть в другом «сообщника», с кем он сможет разделить ответственность. Крик Софи «Я не могу!» разорвал воздух, но потом она выбрала.

В читательских отзывах на роман американского писателя Уильяма Стайрона «Выбор Софи» часто встречаются фразы «Надо было…» или «А я бы…», и разные, весьма эмоциональные суждения. Но никто из нас не стоял на том перроне…

В реальности войны человек постоянно оказывается перед страшным выбором. Описаны случаи, когда матери приходилось убивать своего ребенка: из-за его крика немцы могли обнаружить всех остальных, находившихся в убежище.

Нацисты умело манипулировали людьми – например, групповой ответственностью. Не выдадите такого-то – расстреляем всю деревню.

И все-таки самые разные люди – дипломаты и крестьяне, предприниматели и чиновники, обычные горожане и даже немецкие офицеры – спасали евреев: выводили в безопасное место, доставали документы, приносили еду, платили выкуп за их освобождение, укрывали у себя в доме, порой годами, – что ими двигало? Ведь им грозила смерть. Европейцев еще как-то щадили, а в славянских странах нацисты убивали всю семью.

Так, по доносу соседей, сожгли дом и убили белорусскую семью Лавник – мужа, жену и сына. Спасенная ими женщина с двумя дочерьми успела укрыться в лесу.

В Гродно немцы расстреляли Кристину Ци­вин­скую, укрывавшую у себя пятерых евреев. И даже после этого ее дочь Данута продолжала заниматься спасением беженцев.

Люди шли на отчаянный риск, зачастую ради тех, кого даже не знали. Поль Борхзениус, один из тех, кто спасал датских евреев, писал в воспоминаниях: «Поступок датчан был спонтанным, единодушным… Мы видели, что среди нас образовалось беззащитное и объявленное вне закона меньшинство, которому суждено было погибнуть, но мы могли его спасти... Неспособность нацистов понять, что совершенно нормальные датчане готовы ради евреев рисковать своими жизнями, показывает ту пропасть, которая существует между свободными людьми и узколобыми рабами тоталитарных режимов». (berkovich-zametki.com)

Эти люди не задумывались о вознаграждении и о том, что «обезумевший мир спасут дела праведников, подобные искрам божественного света» (Л. Духин). Они просто иначе поступить не могли.

Нам мало что известно об их внутреннем мире и побуждениях. В основном, мы узнаем о них из рассказов спасенных и других свидетельств. Ирена Штайнфельд, которая 10 лет возглавляла департамент Праведников народов мира в Яд ва-Шем, уверена, что между ними сложно найти какое-то сходство. Но некоторые общие черты у них, очевидно, были: бескорыстие, отсутствие тщеславия, осознание ценности жизни и равенства людей. Поэтому они так мало оставили сведений о себе.

Одесситка, ныне живущая в Израиле, Тамара Максименюк-Бромберг при получении медали Праведника сказала: «Я никогда не думала ни о какой награде». Юная Тамара и ее мать Валентина «метались между гетто (Имеется в виду гетто в районе Слободки. Другая часть одесских евреев была заключена в городскую тюрьму.) и тюрьмой, стараясь накормить и обогреть. Те, кого они кормили и одевали, не были близкими друзьями: часто просто дальними знакомыми. Но, по словам Тамары Семеновны, это как-то не обсуждалось». Именно – не обсуждалось.

Василий Волошин, тоже одессит и Праведник мира, спасший 19 человек, честно сказал: «Конечно же, было страшно. Но моя мама Дарья всегда учила делиться даже соломинкой, даже крошкой хлеба. Она объясняла, что только так человек не оставит после себя черный след». Многие бежавшие из лагерей оставались у Волошиных неделями. Волошины кормили их, снабжали одеждой, находили укрытие, доставали документы. Никто из тех, кто к ним обратился, не остался без помощи. (kp.ua)

«Все мы, конечно, совершаем добрые поступки.., – размышляет Ирена Штайнфельд. – Но это не требует от нас слишком многого. Праведники мира отличались тем, что ставили на кон свою жизнь и были готовы заплатить соответству­ющую цену».

Не надо забывать и о других неизбежных сложностях долгого пребывания целых семей под кровом спасителей: еда, уборка, налаживание отношений… Ведь беглецам нельзя было шагу сделать из укрытия, зачастую даже пошевелиться или слово сказать было опасно. Об этом подробно рассказала Люся Калика в мемуарах «820 дней в подземелье» (см. МТ №65).

Многие из праведников были верующими. Например, Дмитрий и Ефросинья Черватюк из Винницкой области 4 месяца прятали 17 еврейских подростков. Их сын Иван Дмитриевич (живет в Одессе) считает, что именно религиозность обосновывала их действия: «Отец и мать помнили слова из книги Исайи: “Накорми голодных, приюти бездомных и одень раздетых”. Эти слова для них всегда были святы. В тот момент они не думали о себе, не думали, что может быть облава или кто-то из соседей может выдать». (С. Вайнблат, netzulim.org)

Немецкий фельдфебель Антон Шмид тоже был человеком религиозным, а еще, по словам людей, спасенных им, он был спокойным и скромным, много размышлял и мало говорил.

Еще в 1938 г. после аншлюса Австрии Шмид помог нескольким знакомым евреям бежать за границу. Во время службы в Вильнюсе Шмид спас многих евреев вильнюсского гетто, прятал их в подвале распределительного пункта, организовал мастерские, где они работали и получали продуктовый паек. Кроме того, Шмид фактически работал связным между подпольными группами нескольких гетто. За свою деятельность он был казнен. В предсмертном письме жене и дочери Антон попросил у них прощения и объяснил, что не мог поступить иначе: «Я просто поступил как человек, я никому не хотел зла». После этого многие знакомые отвернулись от его семьи, а соседи разбили окна в их доме. (ju.org.ua)

В научном сообществе в свое время возник вопрос, чем отличаются люди, спасавшие евреев, от остальной части населения. Пытались даже обнаружить «ген альтруизма».

В списке Праведников народов мира содержатся имена около 27 тысяч человек. Штайнфельд утверждает, что любая попытка подвести их под общий знаменатель бессмысленна.

«Так, например, у принцессы Алисы, правнучки королевы Виктории и матери принца Филиппа, которая скрывала семью Коэнов во дворце в Афинах, и Хэдвиг Поршутц, проститутки из Берлина, прятавшей сестер-близнецов Бранштейн в своей квартире на Александерплац, нет ничего общего.

Антон Сухинский, местный чудак из украинской деревни Зборов, который был предметом насмешек соседей, также не подходит ни под одно описание типичного Праведника народов мира. Еврейские дети, которых он спас, среди других потешались над ним до войны. Однако, когда рухнули все моральные устои, когда большинство либо равнодушно отвернулось от евреев, либо участвовало в убийствах, именно он, в отличие от соседей, следовал общечеловеческим ценностям и без посторонней помощи спас жизни шести детям из семьи Цейгер». (inosmi.ru)

Среди праведников есть и такие неоднозначные личности, как Зофья Коссак-Щуцкая, которая основала организацию помощи евреям «Жегота». В бюллетене, который Коссак-Щуцкая выпустила в 1942 г., она призывала поляков выступить против убийства евреев, но отмечала, что евреи остаются «политическими и идеологическими противниками Польши»…

Чем-то ее напоминает прусская графиня Мария фон Мальцан – аристократка из самых высших слоев общества и активная участница Сопротивления (при том, что вся ее семья стала на сторону нацистов). Незаурядная личность, чья удивительная история заслуживала бы отдельного рассказа, она бессчетное число евреев переправила в Швейцарию, а в своей квартире укрывала в общей сложности за все годы 60 человек. Тем не менее, она отказалась от звания Праведницы мира, потому что не одобряла ­войну Израиля с Ливаном. (isralove.org)

Встречались среди Праведников мира и нацисты. Не только Оскар Шиндлер, но есть и менее известные личности, например, Герхард Курзбах, который был начальником гаража по обслуживанию военной техники недалеко от Кракова и спас многих евреев из близлежащего гетто Бохния, пряча их в мастерской.

В списке Праведников народов мира содержатся имена около 27 тысяч человек. Штайнфельд утверждает, что любая попытка подвести их под общий знаменатель бессмысленна.

Праведники народов мира – по странам

Статистика мемориального комплекса Яд ва-Шем на 1 января 2018 г.

Количество Праведников в той или иной стране не обязательно свидетельствует о фактическом количестве историй спасения, а лишь отображает случаи, о которых известно Яд ва-Шем.

Беларусь - 650
Италия - 694
Бельгия - 1742
Польша - 6863
Венгрия - 861
Россия - 206
Германия - 616
Румыния - 65
Голландия - 5669
Словакия -592
Греция - 347
Украина - 2619
Литва - 893
Франция - 4056

Необходимо помнить, что между странами существовали важные отличия. Разным было количество евреев, способы реализации «окончательного решения еврейского вопроса», формы административного управления, исторические традиции, уровень влияния еврейской общины, отношение нацистов к населению оккупированных стран и степень опасности для тех, кто помогал евреям.

Есть много свидетельств и материалов, которые даже не каталогизированы – просто не хватает возможности. Но Ирена Штайнфельд напоминает, что, несмотря на «огромный потенциал», до сих пор речь идет об «исключениях, особенных случаях, меньшинстве из меньшинства…Праведники народов мира были всего лишь маленькими яркими точками».

Искрами света.

Они показали, что выбор был.

«Страх, экзистенциальную тревогу, инстинкт самосохранения побеждает сила человеческого духа». (holocf.ru)


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №158 > ИСКРЫ СВЕТА
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-11-14 10:34:52
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jerusalem Anthologia Всемирный клуб одесситов Dr. NONA