БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №158 > УКРАИНСКИЙ ХУДОЖНИК - «КОСМОПОЛИТ»
В номере №158

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

УКРАИНСКИЙ ХУДОЖНИК - «КОСМОПОЛИТ»

На прошедшей недавно в Одесском художественном музее выставке «Спецфонд. Репрессированное искусство» посетители могли увидеть работу Василия Овчинникова «Шахтеры» (1930). После одного из постов музея в Фейсбуке с нами связалась его внучка и поделилась материалами из семейного архива – черновиком монографии художницы Елены Овчинниковой о своем отце.

Василий Федорович Овчинников (1907, п. Каменское (Днепродзержинск) – 1978, Киев) прошел типичный для «идеального» советского гражданина путь от мартена до руководства одним из крупнейших украинских музеев. Впрочем, честное служение искусству не уберегло художника от жесточайшей травли.

В 16 лет сын металлурга Василий Овчинников пошел работать на завод. Спустя несколько лет был направлен коллективом в Киевский художественный институт на факультет монументальной живописи. Учился у В. Пальмова, А. Богомазова, Н. Рокицкого. Был одним из первых членов Союза художников Украины. В течение многих лет считался одним из лучших специалистов Украины по современному западному искусству. С 1936 г. и до самой смерти (в течение 42 лет!) работал директором киевского Музея восточного и западного искусства (сейчас Музей искусств им. Богдана и Варвары Ханенко). Руководил эвакуацией музея в годы Второй мировой. После успешной эвакуации отправился на фронт. Был награжден медалями. А затем… Украинский художник Василий Овчин­ников создал первые в мире работы, посвященные трагедии Бабьего Яра.

ИзменитьУбрать
(0)

Из воспоминаний Елены Овчинниковой:

«…с первыми частями вернулся в Киев. Первым делом кинулся в Музей, где по пустым залам ветер гонял осенние листья из Шевченковского садика, потом помчался к нашему дому на Костельную, 6. Дома не было. Уцелел лишь фасад (мы жили во флигеле). У дворничихи стал расспрашивать о судьбе соседей. Так случилось, что многие наши соседи были еврейские семьи.

Зальдисы?

Ушли в Бабий Яр.

Книжники?

В Бабий Яр.

– ???

В Бабий Яр, в Бабий Яр…

Трагедия не была абстракцией. Она имела конкретные лица людей, живших рядом. На другой день он побрел к Бабьему Яру, бродил и рисовал в альбомчике глинистые овраги, остовы облетевших деревьев, старые памятники. Как художник может поведать о своем потрясении? – карандашом…

Постепенно из маленьких набросков у ху­дож­ника-монументалиста вырос замысел – создать монументальную серию-реквием, посвященную трагедии».

И далее Елена Овчинникова повествует о судьбе «антипатриотического» замысла отца:

«Первоначальный вариант "Бабьего Яра" Овчин­никова состоял из трех работ, это был триптих. Первая картина называлась "29 сентября". Уголок киевской квартиры где-то на Лукья­новке. За окном плывет скорбная процессия гонимых в неизвестность людей. У окна на табуретке – плачущая женщина, прильнувшая к оторопевшей в тревоге девочке. Кто они? Еврейская женщина и ее ребенок, которые должны сейчас влиться в колонну смертников? Украинка, оплакивающая своих земляков?

ИзменитьУбрать
(0)

Центральное полотно – длинный горизонтальный формат "Дорога обреченных". Люди не знали, куда их гонят, это был чудовищный нацистский обман. Люди стекались ручейками с гористых улиц Киева, поднимались с Подола, вливаясь в общую реку. И эта скорбная река текла к Лукьяновскому кладбищу. На картине Овчинникова на фоне тревожного закатного неба темнеющими кораблями плывут глыбы Лукьяновских холмов, увенчанные силуэтами памятников старого еврейского кладбища. И медленно плывет траурный поток людей в неизвестность, в неизбежность. Катится детская колясочка, как раненая птица, хромает инвалид на костылях, влекомая толпой, оглядывается беременная женщина с тревожно-тоскливым взглядом.

Особо следует упомянуть серию подготовительных рисунков Овчинникова к "Бабьему Яру". Сейчас они находятся в Государственном украинском архиве-музее литературы и искусства; там же и записные книжки художника, и его работы, и вообще весь его архив. Выполненные углем и сангиной, эмоционально напряженные, заряженные величественной трагической энергетикой, это образы великолепной школы украинского искусства рисунка, сделанные учеником Н. Рокицкого, учеником и другом К. Елевы.

"Бабий Яр" Овчинникова и "Христос на Майданеке" Толкачева были выставлены в 1946 г. на первой послевоенной выставке украинских художников в Музее русского искусства в Киеве.

И тут начался шабаш, "криминальный детектив". Еще до развески экспозиции тогдашний директор Русского музея Раевский схватил "самые крамольные" работы Зиновия Толкачева и отнес их в горком партии. "Крамольными" они были по своей идее – "фашисты убили Бога", а Б-га в СССР не было! Но все же работы Толкачева и Овчинникова повесили. После развески все сотрудники ушли, а когда пришли утром, полотно Овчинникова "Дорога обреченных" было порезано ножом. Его наспех заклеили сзади; следствия не было. По приказу ЦК "Христос на Майданеке" и "Бабий Яр" с выставки убрали.

В огромном зале Академии Наук (у художников после войны не было вместительного помещения) начались одно за другим открытые партийные собрания-процессы. Инкриминировались "искажение действительности", "упаднические настроения", "вредные опасные тенденции в искусстве". "Почему показаны только евреи?" – "Да потому, что был приказ коменданта «всім жидам міста Києва»". 29 сентября шли евреи, а потом в Бабьем Яру уже расстреливали украинцев, поляков, цыган, пленных. "Советский народ не мог идти на смерть, не сопротивляясь!" Кто должен был сопротивляться адской военной машине – беспомощные старики, дети, инвалиды? Когда Толкачев пытался вставить: "Это же общечеловеческое горе…" – "Ах, общечеловеческое? Космополит!"

Овчинников изобразил евреев – "еврейский националист"! "Националист", "космополит", "инакомыслящий" – это уже плавно переходило во "враг народа". Сюда же заодно присоединяли "формалист", в этом же обвиняли и Анатолия Петрицкого. Они так и фигурировали на партсобраниях и в прессе – неразлучной обоймой "Петрицкийтолкачевовчинников", единое определение вредного явления. А "формалист" – тут уж Овчинникову припомнили учебу у Рокицкого, ученика Бойчука. Значит, и "бойчукист", что было тогда синонимом "врага народа".

По ночам в Западном музее, в кабинете его директора Овчинникова, происходили обыски, поутру он находил все развороченным. Что они искали?.. Сохранилась пресса тех лет (в архиве-музее), где описывалось, как каждый [реагировал] в соответствии со своим темпераментом: Петрицкий вступал в горячую перепалку, Толкачев отстаивал общечеловеческие ценности, а Овчинников "мовчки покинув збори, гримнувши дверима".

Триптих Овчинникова "Бабий Яр" был приговорен к уничтожению. Как выяснилось полвека спустя, работу от уничтожения спас Михаил Гордеевич Дерегус, он спрятал полотна в подвалах фондов Музея Украинского Искусства».

ИзменитьУбрать
(0)

17 мая 1949 г. на расширенном пленуме Союза советских художников Украины, где подвергли жесткой критике творчество многих художников за «рецидивы буржуазных националистических тенденций и национальной ограниченности» и «реакционную романтизацию, воспевание патриархальщины», триптих Овчинникова «Бабий Яр (Дорога обреченных)» был квалифицирован как антипатриотический.

В результате Овчинников стал объектом многолетней травли по «еврейской» статье «космополитизм» и был лишен государственных заказов, для художника-монументалиста – волчий билет в профессии.

ИзменитьУбрать
(0)

В конце 1960-х Овчинников приступил к работе над мозаиками во дворе Музея восточного и западного искусства. Профессиональный художник-монументалист провел серьезную предварительную работу, внимательно изучив работы мировых классиков как прошлого, так и современности. Микеланджело, Леонардо да Винчи, Ороско, Риверы, Сикейроса (с которым был лично знаком). Все расходные материалы художник приобретал за свой счет. Он работал над мозаиками почти без перерывов и обед устраивал себе на шатких конструкциях, которые служили ему лесами. За время работы он пережил два ин­фарк­та, но все равно продолжил работу. Семь мозаик сохранились и обращают на себя внимание посетителей Музея Ханенко и сегодня.

Василий Федорович не дожил всего 9 дней до открытия своей персональной выставки в Киеве. Во время похоронной процессии вместо живых цветов в последний путь художника провожали с репродукцией одной из его мозаик.

Материал предоставлен Одесским художественным музеем


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №158 > УКРАИНСКИЙ ХУДОЖНИК - «КОСМОПОЛИТ»
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-11-14 10:36:22
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jerusalem Anthologia Еврейский педсовет Dr. NONA