БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №165-166 > ВЕСЬ ЭТОТ БАРДАХ
В номере №165-166

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

ВЕСЬ ЭТОТ БАРДАХ
Ольга КСЕНДЗЮК

Приехавший в Одессу в 17 лет сын раввина Юлий Меерович Бардах (1827-1904) стал не совсем обычным педагогом. Он самостоятельно выучил древние языки, занимался переводами, публиковал филологические заметки. Одним из первых ввел в одесской Талмуд-Торе преподавание еврейских предметов на русском языке. По мере возможности заботился о дальнейшей судьбе своих учеников: определял в гимназии, устраивал стипендии в университете и т.п. Юлий Меерович был членом комитета Общества распространения просвещения среди евреев, одним из учредителей Общества учителей-евреев, цензором при Одесском цензурном комитете по еврейским сочинениям. Был законоучителем в Ришельевской гимназии. За свою педагогическую деятельность Ю.М. Бардах был возведен в потомственное почетное гражданство.

ИзменитьУбрать
(0)

А еще, по легенде, его далеким предком был раввин Давид бен-Самуил ѓа-Леви, автор «Турей Захав» – известнейшего комментария к «Шулхан аруху».

И сын его Яков Юльевич Бардах (1857-1929) оказался человеком необычным.

***

Точная дата его рождения неизвестна: «где-то в декабре». По словам его сына Александра Яковлевича, из скромности доктор Бардах никогда не отмечал свой день рождения.

Окончив Ришельевскую гимназию, Яков поступил в Новороссийский университет на естественное отделение. Он обнаружил глубокий интерес к биологии и химии и незаурядные способности ученого. Прошел биологическую школу под руководством Ильи Ильича Мечникова.

Второе образование – военно-медицинская академия в Петербурге, которую он окончил в 1833 г., – дало Якову Бардаху звание лекаря.

Возвратившись в Одессу, Яков Юльевич с энтузиазмом принялся за работу в небольшой частной микробиологической лаборатории, устроенной дома у И.И. Мечникова.

По инициативе Общества одесских врачей было решено создать в городе бактериологическую станцию. Первоначальной ее целью было вакцинирование от бешенства (антирабические прививки) по методу Луи Пастера. Метод был новым, неотработанным, небезопасным и вызывал множество споров в ученом и медицинском мире.

Ученика Мечникова, Н.Ф. Гамалею, откомандировали во Францию, в Пастеровский институт, чтобы он получил необходимые знания. Молодой врач вернулся домой с успехом и даже с биологическими материалами, которые предоставил коллегам французский ученый.

Вторая в мире (после Пастеровской) бактериологическая станция была открыта в Одессе 11 июня 1886 г. на средства одесского городского управления, херсонского губернского земства и частные пожертвования. Вначале она размещалась в д. №14 по ул. Канатной, на квартире Н.Ф. Гамалеи, которого заведующий станцией Мечников назначил товарищем1 заведующего. Я.Ю. Бардах стал помощником заведующего2.

Позже станция разместилась в просторном двухэтажном особняке на Гулевой улице (ныне – ул. Л. Толстого, 4). После отъезда Мечникова во Францию учреждение снова переехало – на ­Ямскую (ныне Новосельского, 82). Собственное здание для станции построили в 1894-95 гг. на средства Г.Г. Маразли. Сейчас это одно из зданий ОНМУ на Пастера, 2.

Бардах быстро и эффективно подготовил лабораторию к работе. За первый год работы станции предохранительные прививки против бешенства получил 381 человек. Люди приезжали со всех концов России. Но первую такую прививку в Одессе, в лучших традициях медиков-первопроходцев, Яков Юльевич сделал самому себе. В приемном журнале записано: «1886 г., 11 июня. №1. Бардах Яков, 28 лет, изъявил желание быть привитым первым».

ИзменитьУбрать
Бактериологическая станция
(0)

Бактериологическая станция занималась не только антирабическими прививками. Мечников читал курсы по бактериологии и медицинской микробиологии – для земских и санитарных врачей, биологов и химиков, а на станции проводили практические занятия. Здесь велись исследования по изготовлению вакцины против сибирской язвы, по выявлению холеры, дизентерии, туберкулеза, малярии и других инфекционных заболеваний человека и животных. Порой это порождало среди необразованных слоев населения нелепые слухи: мол, заражают специально животных, а потом выпускают на улицу…

В 1888 г. И.И. Мечников уехал в Париж, приняв приглашение Пастеровского института. Станцией стал заведовать Я.Ю. Бардах, который продолжил активную деятельность учреждения – научную, практическую, педагогическую.

Бардах написал ряд работ по вопросам иммунитета, бешенства, сибирской язвы, брюшного и возвратного тифа, методов получения антидифтерийной сыворотки. В 1890 г. сделал два доклада на VII Международном конгрессе по гигиене и демографии в Лондоне, три месяца проработал у Мечникова в Париже.

Тем временем у одесского градоначальства случился тяжелый приступ чиновничьего антисемитизма. Бактериологическая станция была известным, ответственным учреждением, а тут – еврей. Городская управа объявила конкурс на замещение должности заведующего и обратилась за советом все к тому же Пастеру.

Французское светило порекомендовало… доктора Бардаха – «выдающегося ученого, который заявил себя в последние годы важными научными работами и как заведующий Одесским институтом для прививок против бешенства получил прекрасные результаты…». В тех же тонах охарактеризовал молодого ученого Мечников. Но в иных случаях Европа нам не указ, и в 1891 г. Бардаха отстранили. По столь же веской причине его не приняли в сотрудники Института экспериментальной медицины в Петербурге.

При этом Яков Юльевич получил сразу несколько приглашений на работу в заграничных институтах, в том числе и от Пастера. Это было лестно и во всех отношениях заманчиво, но Бардах не захотел жить и работать в другой стране.

Более того, на базе станции он продолжил работу над докторской диссертацией «Исследование по дифтерии». Защитил ее в 1894 г. в Московском университете. Это была первая в России работа по серотерапии3.

В 1880-90-е гг. микробиология переживала расцвет. Но российское министерство просвещения отказывалось включить этот предмет в программу преподавания. По инициативе Бар­даха в Новороссийском университете была учреждена доцентура по микробиологии. В 1895 г. его пригласили на должность приват-доцента4 физико-математического факультета Ново­российского университета. Одним из первых в России Яков Юльевич стал читать курс микробиологии на естественном отделении физико-математического факультета.

***

В конце 1890-х произошло важнейшее событие в жизни Якова Юльевича.

Дочь одесского банкира Генриетта Яковлевна Кон (1880-1958) была девушкой незаурядной. Желанная гостья в любом светском салоне, обладавшая красотой, умом и сильным характером, она полюбила человека на 20 с лишним лет старше ее, не особо состоятельного, увлеченного вещами малоприятными и малопонятными широкой публике. Она стала женой Якова Юльевича и сыграла значительную роль в его в профессиональных успехах.

ИзменитьУбрать
Генриетта Бардах
(0)

Не просто обладательница богатого приданого (которое помогло Бардаху реализовать многие из его проектов), Генриетта читала специальную литературу, овладела медицинскими знаниями, ассистировала при приеме больных, вместе с мужем занималась лабораторными исследованиями, выполняла роль его помощницы и личного секретаря. Успевала быть хорошей матерью. Трое их сыновей – Михаил, Александр и Евгений – получили превосходное воспитание и образование.

Профессор Б.А. Минкус,5 соученик и друг Евгения Бардаха, вспоминал торжественные обеды, дорогой фарфор и строгие порядки, заведенные в доме. Но он также помнил тепло и дружелюбие этой семьи, обаяние ее главы, уважение, которое питали к доктору Бардаху все, кто его знал. И пациентов, которых Бардах в качестве практикующего врача принимал на дому.

Опережая события, скажем, что после смерти Якова Юльевича его вдова более не выходила замуж и осталась хранительницей его научного наследия. Генриетта Кон-Бардах пережила ужасные 30-е и 40-е гг., смерть младшего сына Евгения в 1946-м (Михаил давно уехал в Париж, связь с ним была потеряна) и ушла из жизни в 1958 г. в полном забвении. (Э. Линецкая. «Генриетта Бардах». – Одесский листок, 2006.)

***

Одной из острых проблем в Одессе начала 20 в. оставалась запоздалая медицинская помощь. Точнее, отсутствие технической возможности вовремя оказать помощь пациенту.

20 апреля 1903 г. карета «скорой медицинской помощи» впервые выехала к пострадавшему. Граф Михаил Михайлович Толстой (доктор Бардах был домашним врачом семьи одесских Толстых) на свои средства построил и полностью оборудовал станцию скорой помощи (см. МТ №54). Я.Ю. Бардах был организатором, врачом, заведующим станцией со дня основания до конца жизни – 26 лет, причем до 1917 г. исполнял эти обязанности безвозмездно.

За год работы станция обслужила 2400 больных. Доктор М.М. Цукерман прочел в Обществе одесских врачей свой отчет «Скорая медицинская помощь в Одессе: первый год ее деятельности». В ОГНБ хранится экземпляр его брошюры с автографом: «Чем больше таких учреждений, как станция скорой медицинской помощи, тем ближе к нам время общего мира, тем меньше скорби на земле, тем меньше слез! Тем завиднее судьба людей, приближающих к нам это время!»

В 1920 г. Бардах организовал на базе Еврейской больницы в Одессе Клинический институт и был назначен его первым ректором.

В 1922 г. в Институте народного образования (бывший Новороссийский университет) была создана самостоятельная кафедра микробиологии, а Я.Ю. Бардах утвержден ее профессором. Он оставался в этой должности до конца жизни. По отзывам учеников и коллег, Яков Юльевич был замечательным педагогом и организатором учебного процесса. Его лекции, доклады и статьи отличались, с одной стороны, строгой научностью, с другой – ясностью и блеском изложения.

В микробиологической лаборатории университета вокруг Бардаха группировалась одаренная студенческая молодежь. Многие его ученики стали выдающимися учеными: академик Д.К. Заболотный, А.М. Безредка, В.К. Стефанский, член-корреспондент АН УССР Л.И. Рубенчик, Е.С. Бурксер, Л.Б. Бухштаб, А.С. Заславский, С.З. Хаит и др. А.С. Заславский писал, что лаборатория была оснащена оборудованием, в основном, приобретенным на личные средства Бардаха. Часть оборудования была подарена Мечниковым.

Все время работы в университете Яков Юль­евич вел научно-практическое изучение микробиологического состава воды одесских лиманов, соленых озер, полей орошения6, интенсивных способов очистки сточных вод, лечебных свойств лиманной рапы и лиманной грязи. К 1924 г. одесские поля орошения превратились в благоустроенное санитарно-техническое сооружение. В 1927 г. он был участником и председателем бюро Озерной комиссии по исследованию соленых озер Черноморского и Азовского побережий.

В том же 1927 г. Бардах организовал, опять-таки, на базе Еврейской больницы, Институт усовершенствования врачей и стал его ректором.

ИзменитьУбрать
Яков Юльевич Бардах
(0)

Яков Юльевич Бардах много лет состоял вице-председателем, а затем председателем Общества одесских врачей. Он был организатором и бессменным председателем Одесского терапевтического, Одесского эпидемиологического обществ, почетным членом Ленинградского микробиологического общества. Принимал участие в организации и проведении местных съездов врачей и естествоиспытателей. Выступал с докладами на заседаниях в Московском медицинском обществе, на Всеукраинском курортном совещании.

Поразительный факт по поводу признания заслуг Якова Юльевича – их даже советская власть сочла столь значимыми, что в мрачные годы «национализации» частных домов и особняков Якову Юльевичу был возвращен его бывший дом.

Доктор Бардах был очень популярен в Одессе. О нем отзывались как об удивительно открытом, сердечном человеке и прекрасном практикующем враче. Возникает желание найти у него хоть один недостаток – чтобы убедиться, что он действительно существовал. Но современники нам таких воспоминаний не оставили…

По материалам М. Владовой,
viknaodessa.od.ua; Э. Линецкой;
odessa-memory.info; alefmagazine.com

_______________________________________________________________________________

Пастеровский метод вакцинации имеет весьма драматичную, неоднозначную историю, полную проб и ошибок.
К сожалению, на начальном этапе, когда научных данных и практического опыта недоставало, бывало так, что умирали животные и люди. Несколько таких трагических случаев было у Пастера. И одна мрачная история связана с именем Якова Бардаха. Произошло это во время отсутствия Мечникова в Одессе. Причины остались неясными.
В имении крупного помещика Панкеева (вероятно, речь идет о К.М. Панкееве, отце Сергея Панкеева, известного пациента Фрейда) под руководством Бардаха привили от сибирской язвы около 4400 овец. (Это было очень важно, поскольку болезнь тогда просто косила овец и другой домашний скот.) Однако вскоре три с половиной тысячи несчастных животных погибли.
Что произошло? Говорят о «технической ошибке». Вроде бы Гамалея утверждал, что Бардах использовал какую-то не ту вакцину, ее более токсичную вариацию. Некоторые источники заявляют, что Бардах «не сделал проб на нескольких животных и применил новый метод ко всему стаду». Была еще версия об ошибке, допущенной неким техническим работником.
Словом, был большой скандал. Панкеев подал в суд, обвиняя всех – и Гамалею, и Бардаха, земские власти ополчились на всю станцию и на Мечникова, которому пришлось отстаивать свое детище и своих сотрудников. Он опубликовал в «Одесском листке» письмо, где рассматривал этот случай как следствие «какой-то роковой ошибки в момент пересадки вакцины на агар-агар7 , ошибки, в которой винить никого нельзя».
Мечников писал: «Предоставляя г. Бардаху ведение дела прививки сибирской язвы, я поступил не неосмотрительно... Г. Бардах был мне известен в течение 12 лет сначала как выдающийся и талантливый студент, а потом – как разносторонне образованный, дельный и технически искусный ученый. Ведение предохранительных прививок бешенства во время продолжительного отсутствия г. Гамалеи (во время пребывания последнего в Париже в 1887 г.) и производство опытов на станции окончательно убедили меня в полной пригодности г. Бардаха к делу приготовления и прививания вакцины сибирской язвы…»
У станции не было материальной возможности компенсировать Панкееву ущерб. Чем закончилось дело, точно не известно. Но это единственное «темное пятно» на биографии Я.Ю. Бардаха.


1Товарищ – в России с 1802 г. официальное звание в значении «заместитель» (товарищ министра и т.п.).
2Н.Ф. Гамалея, «Два отрывка из воспоминаний микробиолога». (Медгиз, 1940).
3Лечение инфекционных болезней человека и животных иммунными сыворотками, разновидность иммунотерапии.
4Внештатный преподаватель, звание приравнивается к доценту. Введено с целью расширения круга преподавателей, способных вести оригинальные лекционные курсы (как правило, приват-доценту поручалось чтение «необязательных» курсов).
5Борис Адольфович Минкус (1904-2004) – доктор технических наук, профессор, занимался холодильной техникой и теплофизикой. Сын архитектора Адольфа Борисовича Минкуса.
6Участки земли, на которых происходит биологическая очистка сточных вод и образование органических удобрений.
7Питательная среда для микробиологических исследований.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №165-166 > ВЕСЬ ЭТОТ БАРДАХ
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-01-18 10:37:33
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Всемирный клуб одесситов Еврейский педсовет Еженедельник "Секрет"