БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №165-166 > «ИСПАНКА» В ОДЕССЕ. ГОД 1918
В номере №165-166

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+1
Интересно, хорошо написано

«ИСПАНКА» В ОДЕССЕ. ГОД 1918
Инна РИКУН-ШТЕЙН

Испанский грипп или «испанка» – так называлась самая массовая пандемия гриппа за всю историю человечества. В 1918-1920 гг. (18 месяцев) во всем мире «испанкой» было заражено около 550 млн человек, число умерших оценивают от 17 до 100 млн.

Эпидемия началась в последние месяцы Первой мировой войны и быстро обошла ее по количеству жертв. Развитию пандемии способствовали тяготы войны: антисанитария, плохое питание, скученность в военных лагерях и лагерях беженцев.

ИзменитьУбрать
(0)

Первые больные появились в апреле 1918 г. в США. Почему же грипп назвали «испанка»? Дело в том, что военная цензура в странах - участниках конфликта запрещала сообщать о начавшейся в армии и среди населения эпидемии, и первые известия о ней появились в печати в марте 1918 г. в нейтральной Испании.

Процитируем выдающегося микробиолога и эпидемиолога Вячеслава Карловича Стефанского, на тот момент – старшего врача одесской Старой городской больницы (ныне – инфекционная) и заведующего Бактериологической станцией им. И.И. Мечникова: «В марте этого года в Испании начали наблюдаться массовые заболевания населения, по клиническим признакам сходные с инфлюэнцей 1889 г. Спустя короткое время болезнь появилась во Франции, в мае она наблюдалась в Германии, затем распространилась по всей Западной Европе и, наконец, в течение лета и осени захватила всю Россию». (Медико-санитарный сб. – 1918. – №4)

В Одессе первые случаи заболевания испанским гриппом были зафиксированы в мае 1918 года. Столь раннее появление «испанки» в нашем городе объясняется тем, что 24 февраля 1918 г. началась австро-германская оккупация Украины. В Одессе размещались австро-германский гарнизон и различные подразделения вооруженных сил Украинской державы. Кроме того, город был наводнен беженцами, спасавшимися от войны и революции, в их числе было до 20 тысяч офицеров русской армии. Картина будет неполной, если не упомянуть разгул бандитизма, город терроризировал пресловутый Мишка Япончик.

Эпидемиологическая обстановка была тяжелой: в городе отмечались случаи заболеваний холерой, оспой, сыпным тифом, были даже подозрения на чуму.

Михаил Михайлович Тизенгаузен, тогда заведующий патологоанатомическим кабинетом Старой больницы, писал: «Пандемия гриппа с особой силой в Одессе развилась в конце лета 1918 г. Первые смертные случаи были зарегистрированы в конце августа. В течение сентября количество росло и в первых числах октября достигло максимальной цифры: 11 человек в день. Затем смертность стала быстро уменьшаться, но в ноябре, с наступлением холодной погоды, количество смертей снова несколько увеличилось. За четыре месяца в больнице умер 271 человек, все – от пневмонии. Во всех случаях вскрытий в легких были найдены воспалительные изменения, носившие совершенно особенный, типичный для пандемии 1918 г. характер геморрагической бронхопневмонии… Ни одна эпидемия в Одессе за последнее время: ни холера, ни чума, ни сыпной тиф, ни оспа не унесли в столь короткий срок такого количества жертв, как геморрагическая бронхопневмония». (Медико-санитарный сб. – 1918. – №4)

ИзменитьУбрать
(0)

С развитием эпидемии слово «испанка» стало все чаще мелькать на страницах одесских газет. 25 сентября в «Одесских новостях» появилась статья «Испанская болезнь» бежавшего из Петрограда доктора медицины Полиена Григорьевича Мезерницкого. (Кстати, факт его пребывания в Одессе не указан ни в одной из многочисленных посвященных ему статей.)

Одесские власти отреагировали на эпидемию не сразу. В конце сентября была создана комиссия во главе с доктором М.Н. Леоновым, владельцем химико-бактериологической лаборатории на Тираспольской. («Испанская болезнь» в Одессе // Одес. новости. – 1918. – 29 сент.) Всем участковым врачам было предложено сообщать о случаях заболевания на их участках. Карантин не был объявлен, занятия в учебных заведениях продолжались.

О массовости заболевания свидетельствует заметка: «Бельгийское общество довело до сведения управы, что 25% трамвайных рабочих заболело испанской болезнью». (Испанская болезнь // Одес. листок. – 1918. – 1 окт.)

Заметка «Виновата ли сестра?» рассказала о трагическом случае в городской детской больнице (ныне – детская областная), когда больной «испанкой» ребенок с высокой температурой выбросился с балкона второго этажа. Журналист поясняет, что больница переполнена, на 75 детей в двух палатах приходится одна сестра и две няньки. Сестра четыре дня в неделю работает с 7 утра до 4 дня, на пятый день у нее суточное дежурство. (Одес. листок. – 1918. – 17 окт.)

Именно в те дни, когда смертность была максимальной, одесская пресса сообщала: «Городское санитарное бюро констатирует, что после того, как почти все население переболело "испанкой", болезнь пошла на убыль». («Испанка» ликвидируется // Одес. листок. – 1918. – 8 окт.)

11 октября, в 7 часов вечера, врачебно-санитарная организация городской управы устроила экстренное совещание: «На него приглашены медицинские, научные и общественные организации, врачи всех учреждений и специальностей и санитарного попечительства. Будут сделаны сообщения: клиника испанского гриппа, литература по этому вопросу, грипп в школе, о госпитализации больных и др.». (Испанская болезнь // Одес. листок. – 1918. – 11 окт.; Одес. новости. – 1918. – 11 окт.)

19 октября в зале «Скорой помощи» состоялось специальное заседание Общества одесских врачей. Журналист «Одесского листка» сообщал, что собрание «исключительное по многолюдности и оживленности». В частной беседе врачи рассказали ему о неожиданных и странных осложнениях, о смерти в цветущем возрасте, о том, что статистика неверна, разговоры о большой смертности объясняются широким распространением гриппа и тем, что «испанкой» именуют все болезни.

Председатель Общества Я.Ю. Бардах в своем выступлении сравнил эпидемию «испанки» с эпидемией гриппа 1888-1889 гг., свидетелем которой он был, и отметил, что нынешняя гораздо тяжелее. Особенности течения болезни – осложнения со стороны дыхательных путей в виде пневмоний, обилие нервных явлений, замедление пульса, сильная потливость.

Вероятно, именно тогда родилась одесская шутка: «Больной перед смертью потел? Это хорошо».

Секретарь Общества, ординатор Еврейской больницы В.Д. Зеленский представил обзор наблюдаемых им 73 случаев испанского гриппа. Он отметил резкое увеличение количества больных после взрывов в районе Бугаевки, заставивших людей провести несколько ночей под открытым небом.

Здесь следует пояснить, что речь идет о катастрофе, постигшей Одессу 31 августа 1918 г., когда взлетели на воздух крупнейшие артиллерийские склады, снабжавшие боеприпасами Румынский фронт и часть воюющей на территории Турции русской армии. Первый взрыв прозвучал в 15.20, затем, на протяжении нескольких часов, последовало еще множество взрывов. Более 700 человек были убиты и ранены, от 4 до 20 тысяч остались без крова.

Подводя итоги собрания, доктор Бардах высказал мнение, что вершина эпидемической волны достигнута, через 2-3 недели эпидемия пойдет на спад, и паника среди населения должна быть рассеяна. Он отметил, что реальных указаний, как уберечься от инфекции, дать нельзя. Следует соблюдать чистоту. Особенно опасен страх населения перед свежим воздухом. «Врачу трудно осмотреть больного, настолько в комнатах спертый воздух. С этим нужно бороться всеми средствами!» (З. Д-н. Испанская болезнь. В обществе одесских врачей // Одес. листок. – 1918. – 21 окт.)

Через три года в Одессе начал выходить журнал «Современная медицина» (1921-1924), поместивший в первом номере отчет Общества одесских врачей, сделанный В.Д. Зеленским. В отчете излагаются выступления Бардаха и самого Зеленского на заседании 19 октября 1918 г. и сделанные в прениях сообщения об осложнениях после гриппа врачей Еврейской больницы: заведующего нервным отделением Я.М. Раймиста, невропатолога М.Н. Нейдинга, уролога К.М. Юзефовича, заведующего терапевтическим отделением Л.Б. Бухштаба.

Врачи Еврейской больницы также провели совещание, посвященное эпидемии: «Вчера, после трех месяцев перерыва, вновь состо­ялось заседание врачей Еврейской больницы. Председатель – доктор Я.М. Раймист, секретарь – доктор С.А. Гройсман. Заседание посвящено научным вопросам. Были заслушаны сообщения В.Д. Зеленского, М.М. Цукермана, Э.Л. Шапиро. Констатировано резкое падение заболеваемости испанкой». (Испанская болезнь // Одес. листок. – 1918. – 23 окт.)

30 ноября 1918 г., под председательством Я.Ю. Бардаха, состоялось годичное собрание Общества одесских врачей. Было отмечено, что во время войны научная деятельность упала, особенно в начале, в связи с призывом трети членов Общества. В 1918 г. деятельность успешно возобновилась, за год было прочитано 30 докладов, проведено 13 демонстраций. (Современная медицина. – 1921. – №1)

Как видим, одесские врачи замечательно совмещали практическую деятельность с научной. При этом работать им приходилось в очень тяжелых условиях. Шла гражданская война, Одесса переходила из рук в руки, меняющимся властям было не до медицинских учреждений. Следует учесть проблемы с продовольствием, освещением, отоплением, подачей воды, канализацией, вывозом мусора, состоянием жилого фонда.

О ситуации на Молдаванке подробные сведения можно найти в статье социального гиги­ениста Исаака Львовича Дайлиса «Михайловский район г. Одессы». (Современная медицина. – 1924. – №4-5)

ИзменитьУбрать
(0)

10 сентября «Одесские новости» поместили обращение «Спасайте еврейскую больницу!»: «Кружечная секция комиссии экстренной материальной помощи Одесской еврейской больнице приглашает всех записавшихся и желающих принять участие в кружечном сборе пожертвований в пользу больницы пожаловать в помещение общества "Эзрас-Хойлим" [Общество пособия бедным больным евреям] (Покровский пер., 6) сегодня и завтра для получения кружек и щитов».

Кружечный сбор состоялся 12 сентября: «Состоявшийся вчера кружечный сбор в пользу еврейской больницы прошел блестяще, встретил всеобщее сочувствие. С раннего утра появилось много сборщиков во всех частях города, собиравших пожертвования. Работали в течение дня около 400 сборщиц и сборщиков из среды учащейся молодежи, сестер милосердия, сотрудников общества "Эзрас-Хойлим" и др. Несколько украинских солдат также выразили желание помочь сбору, так как больница лечит всех. Многие комиссары домов вчера обходили квартиры жильцов с подписными листами. "Штаб-квартира" сбора устроена была в помещении правления "Эзрас-Хойлим". Дежурные члены комиссии принимали наполненные кружки и под охраной вартовых сопровождали их в еврейскую больницу, где находились члены попечительского совета и медицинский персонал во главе со старшим врачом К.Н. Пурицем. Кружки принимались и складывались в кладовую больницы. Здесь же, в помещении больницы, будет происходить подсчет кружечного сбора и пожертвований, собранных комиссарами домов».
(Сбор в пользу еврейской больницы // Одес. листок. – 1918. – 13 сент.)

Благотворительные аукционы, проходившие в кафе Фанкони и Робина, дали пожертвований на сумму около 30000 руб. В Новом театре (Театр оперы и балета) вечером шла оживленная продажа цветов и производился сбор пожертвований. Сбор проводился также в других театрах и иллюзионах.

13 сентября сбор был продолжен, и вновь состоялся в декабре.

В трагическом состоянии находилась Новая больница (на Слободке, ныне №11). Во время взрывов артиллерийских складов снаряды пробили крышу, были выбиты все стекла, двери вырваны с рамами, стены дали трещины. Еще в ноябре больница стояла с незастекленными окнами. И тем не менее, все больницы были открыты, и врачи спасали людей.

Ситуация усугублялась отсутствием у большинства населения элементарных гигиенических навыков. Одесским медикам пришлось вести большую санитарно-просветительскую работу.

Интересные сведения нашлись в «Одесском медицинском журнале»: «В 1918-1919 гг. Одесса переживала два крупных бедствия: жесточайшую гражданскую войну и не менее жестокую эпидемию "испанского гриппа". Население было в состоянии полнейшей дезорганизации. Санитарное бюро при Городской управе оказалось совершенно беспомощным в борьбе с эпидемией. Была создана лекционная комиссия и ассигнованы небольшие суммы для чтения лекций о гриппе среди населения. Лекторы столкнулись с неожиданным затруднением – отсутствием аудитории. Остановились на доступных местах скопления граждан – молитвенных домах, театрах, кинематографе. По субботам и другим еврейским праздникам в синагогах объявлялся перерыв, и лектор с мандатом от Санитарного бюро взбирался на амвон и читал лекцию. В театрах и кинотеатрах лектора зачастую встречали не очень приветливо». (А.М. Глузман. Десять лет на санитарно-культурном фронте // Одесский медицинский журнал. – 1929. – №5-7)

Автор статьи вспоминает, как он выступал с лекцией о сыпном тифе в Оперном театре во время антракта оперы «Фауст». Лектору не только удалось довести выступление до конца, но даже сорвать аплодисменты. Вспоминает он и о санитарном митинге на Привозе, посвященном желудочно-кишечным инфекциям. Митинг собрал около 500 слушателей.

Одесские газеты сообщали о жертвах эпидемии: «Вчера скончалась от "испанки" учительница немецкого языка женской гимназии, учрежденной О.Г. Лобачевской, Л.К. Гейнце. Болезнь продолжалась всего несколько дней, и еще в прошлую субботу умершая была на уроках и жаловалась на общую слабость: "Я боюсь страшно заболеть "испанкой", я не вынесу"».

На 28-м году жизни умерла ординатор университетской клиники Новороссийского университета Мартынова. Она проводила клинические и лабораторные исследования испанской болезни, и сама стала ее жертвой». (Жертвы «испанки» // Одес. листок. – 1918. – 6 окт.)

Сестра скульптора Бориса Эдуардса, Лидия, скончалась 6 ноября. Он писал в дневнике: «С Лидией мы не расставались всю жизнь до 1918 г., когда она в ноябре скончалась на моих руках после тяжелых страданий от испанской инфлюэнцы». (А. Маниович. Возрожденная рукопись // Дерибасов­кая – Ришельевская: одес. альманах. – 2010. – №41)

Самая известная жертва «испанки» – Вера Холодная, хотя высказываются сомнения в причине ее смерти (16 февраля 1919 г.) – эпидемия в Одессе окончилась до Нового года.

Малоизвестный факт: 18 февраля забальзамированное тело звезды немого кино было перенесено в Спасо-Преображенский собор, но священник отказался начинать панихиду ввиду присутствия большого количества евреев. Никто не тронулся с места, впрочем, это было и невозможно в переполненном соборе. Возмущенные поклонники актрисы поехали с жалобой к архимандриту, который отдал приказ отслужить панихиду. (Одесские новости. – 1918. – 19 февр.)

В 1960 г. киевский патологоанатом Н.Е. Боцман проводил исследования макро- и микропрепаратов с тканями людей, погибших от «испанки» в 1918 году. Образцы он получил из архивов шести прозектур Одессы и Москвы. Все препараты хорошо сохранились. В своем исследовании автор отмечает: максимальная смертность – 29,3 процента – была у лиц в возрасте от 20 до 30 лет, затем следовали дети и подростки – 18,8 процента, после 70 лет смертность почти не отмечалась. (Н.Е. Боцман. Патоморфологические проявления «испанского гриппа» 1918-1920 годов и азиатского гриппа 1957 г. // Врачебное дело. – 1960. – №11)

Как видим, пандемия испанского гриппа отличается от пандемии коронавируса возрастом групп риска. Кроме того, можно высказать осторожную надежду, что итоговое количество смертей от COVID-19 будет меньшим, чем от «испанки». Ведь мы, кажется, уже научились мыть руки и не боимся проветривать помещение.


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №165-166 > «ИСПАНКА» В ОДЕССЕ. ГОД 1918
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-01-19 12:12:02
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jewniverse - Yiddish Shtetl Еженедельник "Секрет" Dr. NONA