БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №165-166 > ОНИ ЛЕЧИЛИ ВАШУ БАБУШКУ ОТ СВИНКИ
В номере №165-166

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

ОНИ ЛЕЧИЛИ ВАШУ БАБУШКУ ОТ СВИНКИ
Ян ШАПИРО

Знаете, педиатрия – штука относительно новая. В прежние времена считалось, что дети – это те же взрослые, только весом и ростом поменьше. Да что там педиатрия! Даже педагогики не было – разве что тех взрослых, которые побольше, воспитывали шпицрутенами и в армии, а тех, что поменьше и полегче, – скромнее, розгами и в семейном кругу.

Потом все изменилось. Ян Амос Коменский, Ушинский, Макаренко… Памперсы, сникерсы, непромокаемые детские книжки... Детские врачи тоже ощутили себя отдельной «гильдией» и стали объединяться в свои союзы, выпускать свои журналы, обмениваться опытом и т.д.

Отдельно заниматься здоровьем детей в Одессе стали давно. Так, Общество для призрения младенцев и родильниц возникло еще в 1873 г., а Общество попечения о больных детях образовалось в 1887-м и уже на следующий год открыло на Хаджибеевском лимане детскую санитарную станцию, где бесплатно лечились дети чернорабочих, сироты и др., более ста детей единовременно.

В этой статье мы ограничимся Одесским педиатрическим обществом и его видными представителями – благо, у многих жизнь была не менее феерической, чем время, в котором им выпало жить.

Инициатором создания в 1918 г. Одесского общества детских врачей и первым его председателем был профессор Семен Константинович Гогитидзе, глава кафедры детских болезней Ново­рос­сий­ского университета. В 1921 г. его сманили на родину, в Закавказскую СФСР, где он и по сей день числится основоположником грузинской научной и клинической педиатрии.

Преемником Гогитидзе стал профессор Исай Яковлевич Винокуров, выпускник высшей медицинской школы Парижского университета. Он работал врачом в Первом казенном еврейском училище, с 1890 по 1917 гг. заведовал детским отделением Одесской городской больницы, в 1921-1928 гг. руководил кафедрой детских болезней Одесского мединститута.

Соучредителями Общества педиатров были Абрам Осипович Гершензон1 и Исаак Моисеевич Арлюк.

ИзменитьУбрать
(0)

Многие одесские врачи были людьми общественно активными, и Гершензон в их числе. В 1899 г. его выбрали председателем правления Общества попечения о бедных и бесприютных еврейских детях. В 1901 г. он под эгидой Общества попечения о больных детях организовал детскую консультацию для кормящих матерей – фактически патронажную службу. При консультации был молочный кабинет, в котором готовили стерилизованные смеси для вскармливания.

К 1908 г. молочный кабинет вырос в отдельное учреждение – знаменитую «Каплю молока». Находилась она на Молдаванке, на Старопортофранковской, 38 (там, в здании бывшей больницы Общества попечения о больных детях г. Одессы, и сейчас работает 7-я детская поликлиника), и ходили туда в большинстве своем мамочки с Молдаванки: на 600 детей приходилось три четверти «молдаванских». И хочу отметить, что мамочек отнюдь не агитировали переводить детей на молочные смеси, а совсем наоборот.

Еще Гершензон написал популярную брошюру «Как кормить грудного ребенка и как с ним обращаться», выдержавшую массу изданий на русском, украинском и, естественно, идише.

(Вот вы сидите и улыбаетесь: мол, что такого прогрессивного в том, чтобы стерилизовать грудничку молочное питание? А вы знаете, что венгерский акушер Игнац Земмельвейс всего лишь за полвека до одесской «Капли молока» стал требовать от коллег стерилизовать руки, прежде чем принимать роды? И чем, вы думаете, это кончилось? За такой авангардизм коллеги заперли его в сумасшедший дом, где он вскоре и умер.)

Всего через основанную Гершензоном консультацию для грудных детей прошло почти три тысячи детей. (Кстати, своих у Гершензона было четверо; младший сын Михаил написал повесть «Стрелы Робин Гуда», перевел знаменитые «Сказки дядюшки Римуса» и погиб под Москвой в сорок втором.)

Между прочим, израильские детские консультации тоже называются «Капля молока» – «Типат халав» на иврите. Думаете, совпадение? Ни на что не намекаю, скажу только, что у их истоков в далекие 1920-е годы стояла урожденная одесситка Рахель Коэн-Каган2, в девичестве Любарская, прибывшая в Эрец Исраэль в 1919 г. на том самом пароходе «Руслан».

Но вернемся к одесскому педиатрическому обществу. На Первом Всероссийском съезде педиатров в 1912 г. в Петербурге выступили с докладами те же Винокуров, Гершензон и Арлюк.

Доктор Гершензон предложил при каждом родильном доме учредить должность врача-педиатра и «возбудить ходатайство пред Министерством народного просвещения об устройстве при детских клиниках отделений грудных детей с образцовыми молочными кухнями».

Член Одесского общества санитарных колоний, доктор Арлюк на том же съезде ратовал за улучшение санитарных условий в школах и предложил выделить отдельные школы для физически слабых детей по типу «лесных школ».

В 1922 г. Общество детских врачей стало работать при медицинском институте. Председателем Общества в те годы был профессор Винокуров, его заместителями – уже известный нам Абрам Гершензон и Герберт Германович Стукс. Занималось общество не одной только чистой медициной. На октябрьском заседании, например, был заслушан доклад Винокурова «О массовом голодании детского населения Одесской губернии в 1921-1922 годах и его последствиях».

Винокуров и Арлюк активно пропагандировали вакцинацию детей от туберкулеза, естественное вскармливание и др. Так, на II Всероссийском съезде детских врачей в Москве (1923 г.) Винокуров выступил с докладом о вакцинации новорожденных от туберкулеза.

В работе III Всесоюзного съезда детских врачей (1925 г.) тоже приняли активное участие одесситы – Винокуров (избранный заместителем председателя съезда), Гершензон, Леви, Стукс и другие.

С 1928 г. председателем одесского Общества стал Аркадий Иванович Скроцкий; по его инициативе в 1932 г. был создан педиатрический факультет Одесского медицинского института.

В справочнике «Вся Одесса» за 1926 г. есть списки врачей (с адресами, чтобы больные знали, куда бежать, ведь телефонов в те годы было совсем мало). На странице 374 приведен длинный список одесских педиатров: Альперин, Айзенштейн, Арлюк, Ворохович, Великанов, Винокуров, Воскобойников, Гершензон, Гуркевич, целых два Гурфинкеля... ну, и далее в том же духе.

Много интересного можно найти и в справочнике «Вся Одещина. Адресна і довідкова книга» за 1930 год. Наш Гершензон там – зам по науке Одесского института охраны материнства и детства и заведует центральной детской консультацией «Охматдета» на Комсомольской, 38 (все та же больница Общества попечения больных детей; после смерти Абрама Осиповича эта консультация стала называться «имени профессора Гершензона»).

ИзменитьУбрать
(0)

Хочу подробнее рассказать о Герберте-Юлиусе Стуксе – благо, в сети нашлись воспоминания дочери и внука. Вот уж у кого не жизнь, а приключенческий роман! Родители Герберта Германовича были австрийско-подданные, да и сам он принял российское гражданство только в 1912 г., уже отучившись на медицинском факультете Новороссийского университета. Подрабатывал судовым врачом на пароходе «Цесаревич Георгий», а накануне Первой мировой успел пройти годичную стажировку в Лозанне. В войну служил старшим врачом паркового мортирного дивизиона.

Жена его, Виктория Леонардовна Эберц, была из люстдорфских немцев-колонистов, тоже врач. Она из семьи католиков, он лютеранин. Жену с годовалым ребенком на руках Герберт увел от первого мужа в лихом восемнадцатом. Брошенный муж, недолго думая, написал на обоих донос в одесскую ЧК, и их после короткого разбирательства уже повели было на расстрел, но двое конвоиров, из пленных сербов, оказались бывшими пациентами и как-то их спрятали, а потом потихоньку выпустили.

В 1920-е годы Стукс уже известный педиатр. Был врачом-консультантом центральной детской консультации «Охматдета» на Ленина, 2, и одновременно заведующим Домом грудного ребенка на Комсомольской, 22. В 1929-м его пытаются переманить в Москву, сулят «двухкомнатную квартиру на Солянке с кухней, отдельной ванной», а также заграничную стажировку «не позднее, чем через год». Не поехал, дочь Ирина предполагает, что отказался из-за жены, которая признавала только два города, Питер да Одессу. После смерти Гершензона Стукс становится замдиректора по науке «Охматдета».

Вторую половину 30-х Герберт Германович провел все же не в Одессе, а в захолустном, при всем моем уважении, довоенном Крыму. Был заведующим кафедрой детских болезней Крымского мединститута и одновременно директором (говорят, что и основателем) Крымского научно-практического института Охматдета, а еще штатным консультантом Всесоюзного санитарного лагеря «Артек» и детского санатория РККА в Евпатории.

В самом начале войны немцев Стуксов сослали в Казахстан. В Джетыгару – слыхали о такой? Я – нет. Ну, доктора, они везде нужны. Дочка их вообще вспоминает те годы с теплом. Степь да степь кругом, терпкий запах лошадиного кизяка, хорошая библиотека, оставшаяся от дореволюционного золотопромышленника, что еще нужно ребенку?

После войны Стуксы осели в Томске, уже насовсем. Герберт Германович стал завкафедрой, томского медина, девятерых кандидатов наук взрастил. Жена его, Виктория Леонардовна, тоже была завкафедрой.

И вот приходит однажды их дочь Ирина Юльевна, тоже врач, домой с дежурства, а папа как-то смущенно показывает ей газету со своим портретом и большой статьей: вот, мол, как хорошо живется немцам в Стране Советов. А в чем дело-то, – недоумевает Ирина, – что не так?

– Да неудобно ужасно, – говорит отец. – Я же не немец.

– А кто же ты тогда? – растерянно спрашивает дочь.

И тут папа кричит жене, Виктории Леонардовне, в соседнюю комнату: «Витенька, а разве мы не говорили Ирочке, что я еврей?»

«И тут со мной в первый и последний раз в жизни случилась натуральная истерика, – вспоминает дочь. – Я смеялась с час, должно быть. Это ж надо было: съездить в ссылку немкой, годами отмечаться в комендатуре немкой – и на четвертом десятке узнать, что ты, оказывается, еврейка».

Иногда жизнь такой сюжет закрутит, не хуже Дины Рубиной.

Согласись тогда Стукс переехать в Москву – и сгинул бы в «большом терроре», как оба его брата, Эрих и Вольдемар, расстрелянные в 38-м. Остался бы в Одессе – и попал бы под раздачу вместе с женой во время обороны, когда по городу выискивали немецких врачей-предателей. А не выслали бы из Крыма как немца-спецпереселенца, то убили бы во время оккупации как еврея. Немцы, они не больно разбирали, лютеранин ты или кто. Похоже, ашгаха пратит – персональное Провидение – не оставляет своим попечением даже потомков крещеных австрийских евреев.

ИзменитьУбрать
Профессор медуниверситета Григорий Семенович Леви с коллегами возле хирургического корпуса детской облбольницы. 1950-е. old.odessa.ua
(0)

Но вернемся в послевоенную Одессу. Григорий Семенович Леви, о котором мы уже упоминали, – виднейший в городе врач-педиатр. Еще в 30-е годы спас чуть ли не от гнойного менингита будущего знаменитого пианиста Рихтера (тот потом всю жизнь переписывался с профессором Леви, подписываясь «ваш Светик»). Он возглавлял Одесское областное научное общество детских врачей в 1957-1959 годах. По описаниям Григорий Семенович – типичный старорежимный профессор. Пишут, что «лекции его в Одесском медицинском институте пользовались большой популярностью, поскольку он оснащал их живыми жизненными случаями и “орнаментировал” стихами и фрагментами прозы как старинной, так и современной... Статный, солидный человек в академической профессорской тюбетейке, в очках … Ученый-гетеанец, энциклопедист, человек весьма широких интересов, откликавшийся на многие врачебные и литературные явления современной ему жизни. ... Принимал гостей, студентов и пациентов-почитателей он и у себя на летней даче, это было двухэтажное, серое строение с обширными верандами, с печным отоплением, окруженное высокими елями, перед входом стояла чугунная скамейка еще пушкинских времен…»3

Нельзя не вспомнить о Борисе Яковлевиче Резнике. Из потомственной врачебной семьи: отец и мать – оба врачи (и сын, кстати, тоже). Сразу после войны учился в Одесском медине, работал на Донбассе, вырос от районного участкового в Славкурорте (хотел бы я знать, где это) до завкафедрой Донецкого медина. Вернулся в Одессу, был... ой, не знаю, с чего и начать. Написал 300 научных трудов, в том числе 14 монографий и 2 учебника. Вырастил десять докторов и около полусотни (плюс-минус... ай, кто их считал!) кандидатов медицинских наук. Академик, дважды лауреат Государственной премии Украины, основатель крупнейшей в Украине педиатрической школы. Его ученики в какой-то момент возглавляли все три кафедры педиатрического факультета Одесского медина.

В 1994 г. Резник создал первый в Украине Детский медицинский центр. После смерти Бориса Яковлевича этот центр был назван в его честь.

Теперь о менее титулованном, но не менее известном и ныне здравствующем гинекологе-эндокринологе Иосифе Хаскилевиче Зильбермане. В Одессе он человек более чем популярный. Как у среднестатистического религиозного еврея наверняка найдется пара знакомых, имевших дело с моэлем Яковом Гайсиновичем, так и у средней одесситки любой национальности есть знакомые детишки, которые появились на свет не без участия доктора Зильбермана.

В одесский медин он поступал в 1961-м году. «Мама мне показала на голову, бабушка сказала, что лучше сразу поступать в дурдом – у нас там была знакомая медсестра». Но он все-таки поступил, единственный еврей на 450 студентов вечернего факультета.

Тогдашнему ректору одесского медина приписывают фразу, что у его студентов процент евреев будет не выше, чем у воркутинских шахтеров. Может, про шахтеров и врут, но когда на торжественном вручении студенческих билетов подошла очередь единственного студента-еврея, то ректор вместо его отчества, «Хаскилевич», язвительно выговорил что-то вроде «ха-ка-ка». И руку не стал пожимать, как остальным. Тогда наш еврей повернулся к залу и под дикий хохот первокурсников сам себе пожал руку.

ИзменитьУбрать
(0)

Один журналист писал, что Зильберман «принимает нон-стоп по восемь часов в день, не считая выездов на роды, но очереди все равно, как в мавзолей. Всю жизнь он принимает в совковой консультации в сердце Молдаванки»4. Вообще-то были и перерывы. После института он работал в Белгород-Днестровском, куда попал по распределению. А в 90-е доктор Зильберман ездил торговать в Польшу, стоял со шмотками на толчке в Одессе, получил прободную язву… – все как у людей. Потом, слава Б-гу, жизнь наладилась, вернулся в роддом. Говорят, что у него беременеют и те, кого другие врачи считали безнадежно бесплодными.

Иосиф Хаскилевич ходит по субботам в хабадскую синагогу. Пятнадцать лет назад раввин Авроом Вольф взял с него слово больше не делать аборты – нельзя это еврею, – и с тех пор он занимается только родами.

И раз уж прозвучал Хабад, то надо бы уравновесить чем-то литвацким. Тем более, долго искать не придется: фамилия эта в Одессе на слуху. И хотя Борис Давидович Литвак был не врачом, а футболистом, директором знаменитой волейбольной спортшколы олимпийского резерва и много кем еще, но в первую очередь он известен как человек, благодаря которому в Одессе появился детский реабилитационный центр на Пушкинской – знаменитый «Дом с ангелом». Впритык к нему стоит та самая волейбольная спортшкола, построенная на месте снесенной синагоги – предпоследней в советское время действующей синагоги; после нее осталась только на Пересыпи.

За углом, на Троицкой – здания пансионата при реабилитационном центре. В фасадном доме пансионатского комплекса до революции было «Одесское высшее по еврейской науке учебное заведение "Эшибот"», а потом, почти до самой войны – еврейская библиотека. А за бывшей ешивой и библиотекой, во дворике, стоит часовня – Литвак посвятил ее своей няне Фекле. «Одному еврею пришла в голову идея выстроить православную часовню, – как-то раз сказал Борис Давидович, – а другой, Александр Вайсбург, ее построил за свой счет. Это к вопросу об одесском интернационализме».

Статья эта вообще-то не о евреях, а об одесских педиатрах, просто раньше в Одессе было много евреев, а среди «интеллигентных профессий» – так и тем более. Потом все изменилось. Но, даст Б-г, в одесской педиатрии не зарастет еврейская тропа.


1Родным братом Абрама Осиповича был известный литературовед, пушкинист Михаил Осипович Гершензон.
2Рахель Коэн-Каган  – одна из двух женщин, подписавших Декларацию независимости государства Израиль (см. МТ №163).
3Станислав Айдинян. Маленькие истории Французского бульвара. – Одесса, изд-во «Optimum», 2012
4Юлия Верба. Йося и его дети. (focus.ua)

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №165-166 > ОНИ ЛЕЧИЛИ ВАШУ БАБУШКУ ОТ СВИНКИ
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-01-18 10:55:43
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еврейский педсовет Jerusalem Anthologia Еженедельник "Секрет"