БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №72 > Ах, Одесса!...
В номере №72

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+6
Интересно, хорошо написано

Ах, Одесса!...
Инна НАЙДИС

Не ждите продолжения бодрой песенки о жемчужине у моря. «Ах, Одесса!..» — со вздохом, восхищением и болью.

«Добро пожаловать в Одессу!» То ли в гости людей зовем, то ли добро на свою голову призываем. А ведь эти вещи связаны. Не мною придумано, что туризм — это деньго-печатная машинка, особенно для стран со слабой экономикой. Ресурсы — вот они — на земле стоят (дома), растут (природа) и ходят (люди). Особые вложения вроде бы не требуются, открыли двери — и «все флаги в гости к нам», тем более, что эти двери — морские ворота.

А дальше все не так радужно. Ресурсы, оказывается, взращивать надо, холить и лелеять.

Но все же они у нас есть, эти ресурсы, и это обнадеживает. Нам и вам, читатели, эта надежда понадобится для того, чтобы осилить этот номер журнала: уж слишком печальная получается картинка, как у ослика Иа, когда он смотрел в озеро на свое отражение, потеряв предварительно хвост.

Вот и мы озаботились взглянуть на свое, одесское, отражение и пройтись по городским «ресурсам» с пристрастием. Не думаю, что авторы статей, собранных в этом номере, такие уж пессимисты. Просто им представилась возможность выкрикнуть о наболевшем. Вот они и позабыли, как каждый день в нашей жизни свершается маленькое чудо — встреча с одним из лучших городов мира.

Не скрою, при написании статей о многом пришлось умолчать, многое сгладить. Потому, что не ошибается только тот, кто ничего не делает, и потому, что нам вместе поднимать эту «жемчужину у моря».

Но сначала хоть скороговоркой, вскользь, пробежимся по тому хорошему, что происходит с нашим городом. Тем более, что текст уже отрепетирован мною перед знакомыми, которые, эмигрировав много лет назад, приезжают в Одессу и видят лишь ямы на дорогах, рушащиеся дома и рекламу, которая перекрыла все виды на красоты любимого города. Им, приобщившимся к мировой цивилизации, уже не помнится, что магазин «Сыры» был один на всю Одессу, аптека Гаевского — единственным местом, где ночью можно было купить лекарство. Они не замечают, что из нашего обихода исчезли слова «достать» и «дефицит». Правда, страна победившего социализма не замечала нищеты своих граждан и не позволяла просить милостыню на улицах, а нынешняя власть «не замечает» детей-попрошаек, стоящих на самых оживленных перекрестках. Ах, да, я обещала — о хорошем.
Начнем с того, что под ногами. Мешающая пешеходам и водителям, создающая шум и автомобильные пробки, в городе идет интенсивная работа по ремонту тротуаров и дорог и даже расширению последних, что в принципе казалось невозможным. Правда, город, стоящий на катакомбах, отвечает на это благоустройство глубокими обвалами только что отремонтированных улиц, и порой кажется, что он медленно сползает в эти самые катакомбы.

Но сейчас — о хорошем.

Впервые за много десятков лет этой зимой снегопад не стал, во всяком случае, в центре города, стихийным бедствием — снегоочистительные работы велись оперативно. Интересно бы узнать, на сколько уменьшилась зимняя статистика переломов и аварий в этом году?

Строительство домов такими невиданными темпами велось, быть может, лишь при рождении Одессы и, что интересно, на тех же исторических местах... Но мы — о хорошем.

Жизнь актеров, музыкантов, художников, литераторов и учителей в доисторические времена тоже не была сытной. Но зато теперь театры вспомнили старое доброе понятие «антреприза». В музыкантах выживают только фанаты и таланты, и мелкими перебежками по театрам, ресторанам и оркестрам добегают до порта, а там — или в рейс, или — навсегда. Художники, литераторы, учителя... Что ж, сегодня это не специальности, а хобби, живут они от других занятий. К достатку пробиваются лишь те, кто нашел правильный путь к сердцам меценатов. Но они уже есть — меценаты!

Ремонтируются театры, во всяком случае, «фасады». Фасады же некоторых домов дождались ремонта, иногда в результате пожара или попадания в хозяйские руки. Я не против последнего. По мне — пусть бы у каждого дома появился частный владелец, только бы рачительно сохранил его красоту и предназначение. Ведь некоторые, к тому же лучшие, здания города все еще уныло ожидают своей очереди на ремонт, роняя штукатурку, лепку, лицо города. Смотришь иногда и думаешь, что произойдет раньше — рухнет красавец-дом, в котором все еще жива легендарная аптека Гаевского, или отыщутся хозяева и средства? Над фешенебельным магазином «Вест Монд» на Греческой, 30, вот-вот рассыплется балкон, кусок штукатурки повис на чьем-то честном слове. Но дом, видимо, ничей, то есть ЖКХовский. Вы его видели, этого ЖКХу, он за что-то отвечает? А я его знаю. Лет десять назад (он тогда еще ЖЭКой назывался) я от него письмо получила — о том, что балкон мой, в известном в Одессе «доме с самым длинным балконом», так вот, балкон мой в аварийном состоянии и выходить на него нельзя — предупреждаем, мол. А я все равно выхожу, мне не страшно — мы с этим самым балконом, уж если обвалимся, то, в аккурат, — на столики летнего кафе. Вот и на дороге уж месяц зияет огромный провал в асфальте, из него торчит кем-то предусмотрительно вставленная старая дверь — чтоб ненароком люди или машины не пошли гулять по катакомбам.

Но закроем глаза и откроем их внутри «круглого дома» на Греческой. Красота! — как в Европе (как в той — настоящей и в той «Европе», что на Дерибасовской). Стекло, пространство, дизайн, витрины, рестораны, сеть вполне демократических и уже полюбившихся молодежи кафе. И эскалаторы — вниз, а наверх — из супермаркета, не то, что с тележкой, а даже и не по эскалатору — так, по старинке, на своем горбу со всеми покупками. Да и то — хозяину такого огромного комплекса не до мелкой починки эскалатора.

А если выйти из этой красоты да оглянуться... Ну, что уж построили, не сносить же, да и внутри — лепота. Но не мирится глаз с темной, стеклянной, бесформенной глыбой, нависшей над вполне классической архитектурой отстроенного «круглого дома». Вот и площадь реконструируют по классике.

ИзменитьУбрать
(0)

Ладно, громадина «Европы», если посмотреть глазами заморского гостя, не помнящего Дерибасовской, вполне втиснулась между старинными домами. А на шестом этаже — и вовсе очень приличный ресторан. Его же, иностранца, глазами «соцреализм», развешанный на стенах, китчевой изюминкой сливается с изысканным интерьером. Приятные звуки рояля, обалденный дизайн яств (другое слово и не подойдет), и вкус не хуже, и цены — соответственно. Вас приглашают выйти на балкон. И тут — опа! Да, профиль громады Оперного напоминает вам о какой-нибудь мансарде в Париже, с которой — все царство крыш. Но крыши... между вами и Оперным... и развалины дворов... Да, Нью-Васюки, они тем и хороши, что прошлого и настоящего нет: все завалили и на чистом месте — небоскребы, небоскребы, — и никаких развалин не видать.

Но не все же сразу.

Поэтому спустимся с крыш и пройдемся по уложенным плиточкой тротуарам. Кафе, рестораны, магазины, новые памятники, новые мемориальные доски.

Город вспоминает свою историю, в него возвращаются люди. Не те, кто уехал или был изгнан, изжит, а их внуки. К его берегам пришвартовываются огромные лайнеры, и цепочка автобусов и машин увозит пассажиров на встречу с легендой.
В прошлом году мою дочь попросили провести индивидуальную экскурсию. С корабля к ней спустилась пожилая супружеская пара: «Мы — евреи и знаем, что когда-то в этом городе жило много евреев. Покажите нам синагогу». Как они удивились, когда узнали, что в этом городе все еще живут евреи! Правда, их уже не так много.

Когда-то для того, чтобы узнать о еврейской жизни в Одессе, не надо было куда-то специально идти — евреи были везде. Но это я уже цитирую предисловие к «Путеводителю по еврейской Одессе», который вот-вот выйдет. Центру «Мигдаль» удалось невозможное — совместить под одной обложкой трех «зубров» одесского краеведения — А. Мисюк, Е. Каракину и А. Розенбойма. Конечно, путеводитель не заменит живой экскурсии по городу, но, по крайней мере, пунктиром, обозначит его еврейскую составляющую. А ведь если собрать и другие составляющие, какое великолепное мозаичное панно получится!

Мне нравится поток туристов, хлынувший в Одессу, мне нравится этот праздник жизни, мне нравится, что город меняется, и, если бы я его не знала раньше, мне бы, наверное, не было жаль ни закрытых рекламой домов, ни замусоленной дискотеками Аркадии, ни вынутых на днях на углу Пушкинской и Греческой рельсов от первого одесского трамвая...

Мы намеренно иллюстрировали журнал фотографиями, которые напоминают, в каком замечательном городе мы живем. Он смотрит на нас сверху, величественным ликом своебычной архитектуры, он заглядывает нам в глаза снизу остановленным разбегом улиц и площадей, он стучится к нам в душу осыпающимся гримом театров, музеев, литературных страниц.

Быть может, мы спешим, и этот левантийский город справится, залижет раны и станет опять гармоничным и соразмерным?

——————

За давностью срока исторической ответственности

Ханан Бордин, преподаватель идиша из Иерусалимского университета приезжал в Одессу весной 2006 г., чтобы посетить места, где жили выдающиеся деятели еврейской культуры. Он явился с пачкой рукописных листов информации об Одессе, найденной в университетской библиотеке и Интернете, со своей картой нашего города, подробно размеченной рукописными пометками — как и что нужно обязательно посетить. Ходил, он в основном, пешком, сам — трудно найти такую экскурсию, чтобы удовлетворяла глубине его познаний.

— Я дышал Молдаванкой, — говорил Ханан, — хотя прошел век, полтора века, но я чувствовал ее сохранившийся дух. Я плакал во дворе на Канатной, где жил Шолом-Алейхем... Но я не увидел Дерибасовской! Где она!? Зачем вы ее спрятали за рекламами, зачем разрушили безвкусными модерновыми новостроями? Ведь это память об одном из мировых центров еврейской цивилизации!

Когда я первый раз сопровождал Ханана по Одессе, то, среди прочего, показал, где размещается еврейский музей — он ведь без вывески, чему Ханан был удивлен. Музей в момент нашего прихода был закрыт в связи с праздником, Ханан посетил его позднее. Но тогда он увидел облупившиеся стены подъезда, полуразрушенные ветхие дома, убогие покосившиеся двери и лестницы.

— Вот до чего советская власть довела, — сказал Ханан.
— А что бы вы сказали, увидев этот двор в 1932-м году? — спросил я Ханана. — Мне отец рассказывал, он жил напротив в этом квартале, бывал в этом дворе. Было еще хуже. Вы бы сказали: «Вот до чего проклятый царизм довел?» Тогда было 15 лет советской власти. Теперь 15 лет демократической. Советская власть была 70 лет. Что вы скажете через 55 лет? Сколько веков и тысячелетий вам нужно, чтобы ответственность за разруху легла на ту власть, что есть сейчас, а не на ту, что была когда-то?

Михаил Кордонский


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №72 > Ах, Одесса!...
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-12-13 01:02:27
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Всемирный клуб одесситов Jewniverse - Yiddish Shtetl Jerusalem Anthologia