БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №72 > Смешанные чувства по поводу тетарального сезона, или Что нам Гекуба?
В номере №72

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

Смешанные чувства по поводу тетарального сезона, или Что нам Гекуба?
Мария ГУДЫМА

Поговорим не о любителях искусства вообще, а о совсем не вымирающем племени театралов, о существах, не знающих большего удовольствия, чем притаиться в затемненном зале и следить за диалогами и монологами, дебютами и бенефисами,
триумфами и провалами.

Правда, одесские молодые музыканты на нем заметных призов пока не завоевали, но это дело, будем надеяться, недалекого будущего. Клуб Высокой Музыки обогащает концертную жизнь города вечерами джазовой музыки и устраивает джаз-карнавалы.

В кинотеатре «Маски» демонстрируются высокохудожественные артхаусные киноленты, в музеях и галереях проходят резонансные выставки современных художников.

Но поговорим не о любителях искусства вообще, а о совсем не вымирающем племени театралов, о существах, не знающих большего удовольствия, чем притаиться в затемненном зале и следить за диалогами и монологами, дебютами и бенефисами, триумфами и провалами.

Для каждого театрала сезон — это маленькая жизнь, а вот лето — нечто вроде зимней спячки, иногда, к счастью, прерываемой гастролирующими труппами. Сейчас наступил именно тот момент, когда можно оглянуться на все увиденные на одесских театральных подмостках спектакли, подвести какие-то итоги. Иной раз оказывается, что все театры за сезон стремились наперебой ставить пьесы о неземной любви или же погрузиться в мир драматургов прошлого. Ушедший сезон, как мне кажется, характерен всеобщими поисками смысла существования, попытками обобщения, стремлением взглянуть на каждую ситуацию философски. Насколько это получалось — второй вопрос. И самый интересный.

ЧТО ЗА ПРИТЧА?

Самая первая премьера, состоявшаяся в начале сезона, преподносилась в афишах как «мюзикл-притча». Ну, это могло бы стать первооткрытием жанра. Однако само представление под не самым оригинальным названием «Одесса-мама» (либретто Валентина Валового, музыка Евгения Ульяновского, постановка Владимира Савинова) отнюдь не украсило репертуар театра музыкальной комедии имени Михаила Водяного, и если это притча, то притча скабрезная. Населяющие спектакль представители преступного мира изъясняются на воровском жаргоне двадцатых годов прошлого столетия, им противопоставлены не менее брутальные красноармейцы, а все это (коль скоро мы говорим о притче) должно служить метафорой Одессы?

Cледующая постановка Владимира Савинова в музкомедии, «Тристан и Изольда», обозначена как «рок-опера». На самом деле это драматический спектакль с вокальными и балетными вставками, а от старинного рыцарского романа совместными усилиями постановщика, либреттиста Сергея Пискурева и композитора Александра Нежигая остались только имена героев и отдельные сюжетные ходы. Обобщать и усреднять можно, но до определенного предела, не так ли?

ТОЛЬКО БЕЗ ИСТОРИЙ О ЦАРЕ ЭДИПЕ, ПОЖАЛУЙСТА!

Это весьма грустно, когда увиденное на сцене либо возмущает и шокирует, либо просто повергает в глубокий сон. К счастью, начало и конец сезона в Русском драматическом театре оказались интересными (о том, что происходило между крайними точками, то есть спектаклями, ставшими событиями, поговорим чуть ниже). Пьеса современного одесского драматурга Александра Марданя «Последний герой» была показана впервые во время проведения в Одессе Второй международной театральной конференции, посвященной проблемам драматургии. Если учесть, что Мардань являлся одновременно одним из организаторов конференции, становится понятно: для успешной пьесы, для интересного спектакля необходима обратная связь драматурга и режиссера с публикой, критикой. Александр Мардань избрал путь диалога со зрителем на злободневные темы. Так поступал другой одессит, популярный в начале прошлого века на всей территории Российской империи Семен Юшкевич, пьесы которого ставил даже сам Мейерхольд. Найдет ли своего Мейерхольда Мардань, еще неизвестно, однако уже сегодня его пьесы ставятся на сценах многих театров Украины и России.

«Последний герой» в постановке московского режиссера Сергея Голомазова и в самом деле не оставляет никого равнодушным. Публика любит поразмышлять иногда не над проблемами древних греков или французских вельмож времен какого-нибудь Людовика, а над тем, что волнует сегодня и сейчас, вызывает живые ассоциации. Виктор, тот самый «последний герой», роль которого исполняет заслуженный артист Украины Юрий Невгамонный, поставлен в сложную жизненную ситуацию. Этот вполне интеллигентный персонаж борется за жизнь в новых условиях, применяя разные методы, вплоть до экстравагантных. Ему противостоит элегантный зловещий риэлтер Виталий Сергеевич (народный артист Украины Семен Крупник), стремящийся освободить от жильцов идущий под снос дом, в котором проживает Виктор. И старания последнего выйти из схватки победителем, выторговать за свою квартиру неслыханную цену перерастают рамки конфликта по меркантильным соображениям — это попытка взять некий реванш от жизни...

ИзменитьУбрать
Сцена из спектакля
«Пляска Чингиз-Хаима»
(0)

Юрий Невгамонный исполнил центральную роль и в завершающем сезон русской драмы спектакле — «Пляска Чингиз-Хаима». Пьесу написал по мотивам одноименного романа Ромена Гари Олег Школьник, он же и поставил спектакль. Невгамонному досталась роль тени давно погибшего узника Освенцима, актера кабаре по прозвищу Чингиз-Хаим. А поскольку сам артист прекрасно работает в кабаретной эстетике, для которой характерна теснота времени, пространства и смысла, процесс перевоплощения состоялся с первых минут прочтения текста роли. Сегодня у Одесского русского драматического театра триединое художественное руководство — режиссеры из Москвы Сергей Голомазов, Алексей Гирба и Алексей Литвин. Быть может, есть смысл позволить Олегу Школьнику стать одним из штатных режиссеров? Ведь получается, причем — порой лучше, чем у них самих.

ИзменитьУбрать
Сцена из спектакля
«Пляска Чингиз-Хаима»
(0)

Вот взять хотя бы странноватую интерпретацию чеховской «Чайки», сделанную Алексеем Литвиным, где все проблемы героев сводились к бытовому пьянству. Или пошловатую комедию американского автора Ричарда Баэра «Смешанные чувства», поставленную Алексеем Гирбой совершенно адекватно тексту. Но если в последнем случае, по крайней мере, все находится в гармонии, то за классика все-таки очень обидно.

ТАК БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ?

ИзменитьУбрать
Сцена из спектакля
«XII ночь»
(0)

Гамлетовский вопрос иными режиссерами ставится так, что вселенская тоска буквально захлестывает зал. Проблема театральной Одессы состоит в том, что при наличии прекрасных актеров, сильных театральных трупп существует определенный дефицит режиссеров. Что делать, приходится восполнять за счет приглашаемых специалистов из других городов. И вот уж кто вызвал наиболее смешанные чувства (почти по Баэру), так это киевлянин Дмитрий Богомазов и москвич Клим (именно под этим кратким именем он работает, не разглашая истинных паспортных данных), выпустившие свои премьеры в Одесском украинском музыкально-драматическом театре имени Василя Василько. Первый поставил по мотивам пьесы Панаса Саксаганского «Шантрапа» и шекспировского «Гамлета» спектакль «Что им Гекуба?», а второй — собственную пьесу «ХII ночь», местами вдохновленную шекспировской же комедией «Двенадцатая ночь, или Что угодно».

Вот удивительно — есть и тонкий вкус, и чувство стиля, и литературная одаренность, и умение работать с актерами, а вместе все получается то волнующе, то беспросветно мрачно, то невообразимо прекрасно, то мучительно скучно. И главное — растянуто во времени. Ну, не может наш зритель три, а то и три с половиной часа высиживать в театральном зале без особых на то оснований. Темперамент у него не тот. Одесский, одним словом. А Клим еще и потешается: после окончания «ХII ночи», когда в полном три с половиной часа назад зале остается человек сорок, Шут (Богдан Паршаков) пугает репликой, дескать, для тех, кто не понял, сейчас начнется третье действие... Над кем смеетесь, господа?

МАЛАЯ СЦЕНА — ВЕЛИКАЯ СЦЕНА

Одесса всегда любила изысканные камерные спектакли для небольшого числа исполнителей, с лирическим сюжетом и неким налетом элитарности. В последнее время такие постановки появляются не особенно часто, а причины лежат на поверхности: усилия по их созданию нужно приложить значительные, в результате же будет маленький сбор и (в лучшем случае) поездка на какой-нибудь фестиваль. Это, если спонсоров для поездки удастся найти. Вот в прошлые годы, когда Одесское межобластное отделение Национального Союза театральных деятелей Украины не было так измучено конфликтом, связанным с вынужденными соседями по зданию, в апреле традиционно проходил фестиваль камерных театров «Интертеатр», и был стимул творить на малой сцене. Будем надеяться, прекрасную традицию удастся продолжить. Осенью украинский музыкально-драматический театр выпустил моноспектакль Якова Кучеревского «Один» по Сэмюэлу Беккету. Затем театр-студия «Тур де форс» представил на сцене Дома актера премьеру по пьесе Александра Марданя «Лист ожиданий» (та же пьеса идет в постановке Иосифа Райхельгауза на сцене русской драмы), поставленную режиссером Натальей Князевой. И в том же Доме актера в феврале состоялся вечер, посвященный сорокалетию одесской пантомимы, на котором выступил бывший одессит, ныне гость из Израиля Владимир Цыпин. Выступали также ветераны-мимы Олег Емцев, Нерсес Мирзоян, Владимир Комаров, Алена Перфильева. А после вечера невесело шутили о том, что пантомима сейчас не очень востребована, вот в советские времена находилась в лучшем положении, ведь даже цензура не знала, что с ней делать, к чему придираться. Особенно если речь шла об одесской пантомиме, ведь молчащий одессит — это парадоксально, в этом заключен некий вызов и подвох...

Очень хотелось бы, чтобы в будущем сезоне, готовясь к «Интертеатру», каждый театр подготовил какой-нибудь великий спектакль на малой сцене. В какой-то мере это уже пытается сделать измученный нескончаемой реставрацией Театр оперы и балета, показывая в Золотом зале Литературного музея сцены из опер в концертном исполнении (проект «Транс-опера»). К сожалению, коллектив нашей оперы сейчас находится в трудном, даже унизительном положении. Оперные спектакли идут на сцене украинского театра, балеты — на сцене театра оперетты, а ведь хозяевам театральных зданий и своих проблем хватает... В таких условиях вообще не до создания новых постановок. Однако малая сцена - не совсем то, что нужно для балетного и оперного жанров.

«МЫ К ВАМ ПРИЕХАЛИ НА ЧАС...»

Гастролеры в Одессе — это вообще отдельная тема. Много надежд бывалые театралы возлагали на большие гастроли Санкт-Петербургского театра комедии имени Н. Акимова, но увы... Самое приятное впечатление из увиденных спектаклей оставил только «Хочу сниматься в кино» по пьесе Нила Саймона с Анатолием Равиковичем и Ириной Мазуркевич в главных ролях. Остальные были откровенно слабы, не поражали ни режиссерской фантазией, ни исполнительским блеском. Этакий обобщенный, усредненный вариант репертуарного театра, сильного в основном своим прошлым. После этого совершенно по-иному воспринимаются новые работы одесских театров при всей их неоднозначности. Все-таки идет у нас творческий поиск, ставятся какие-то эксперименты, рождаются имена.

Своеобразным симбиозом усилий одесских и приглашенных деятелей театра стал антрепризный спектакль «Смехач на крыше», поставленный режиссером Евгением Гиммельфарбом по пьесе Георгия Голубенко. В главных ролях заняты ныне живущие в Израиле Янислав Левинзон и скрипач Александр Поволоцкий, декорации создал тбилисский художник Резо Габриадзе, успешно работающий в Москве. По степени откровенности и задушевности создатели постановки, сейчас гастролирующей по странам Европы, напомнили московского играющего драматурга Евгения Гришковца, который, похоже, полюбил Одессу. В октябре на сцене украинского театра он показал моноспектакль «ОдноврЕмЕнно», в июне, там же — «Дредноуты». Вот уж кому не надо ни выигрышной внешности, ни безупречной дикции, ни замысловатых постановочных эффектов, чтобы потрясти зал. Осталось немногое — научиться этому самому залу отключать на время спектакля мобильные телефоны. Вот ведь какая история: обычно в театрах исполнители стараются неприятных звонков во время своих монологов не замечать, они связаны репликами, написанными драматургом. А вот Гришковец — необычный артист, говорит от себя, и полное право имеет высказать зрителям все, что он думает о неуместном трезвоне во время диалога с залом. И высказывает, в результате чего за когда-то знаменитую одесскую публику становится очень стыдно.

По прогнозам, будущее именно за авторским театром, задушевным, откровенным, стирающим грани между автором, исполнителем и зрителем. Хотя бы поэтому стоит подтянуться и вести себя в театральном зале цивилизованно. Раз уж мы проводим в театре определенную часть жизни, кто больше, кто меньше, давайте посвящать эту часть исключительно театру.

Если актеры со сцены вещают то, что лично им не близко, и получается скучновато, просто давайте сговоримся и отменим аплодисменты «из вежливости». Тогда возрастет цена искреннего зрительского восторга.

Источник: Фото Олега ВЛАДИМИРСКОГО


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №72 > Смешанные чувства по поводу тетарального сезона, или Что нам Гекуба?
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-11-21 09:29:19
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jerusalem Anthologia Jewniverse - Yiddish Shtetl Всемирный клуб одесситов