БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №1 > Жаботинский и «Литературка»
В номере №1

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+4
Интересно, хорошо написано

Жаботинский и «Литературка»
Алена Яворская

В этом году мы отмечаем юбилей необычайного человека. Многими любимого и столь же многими ненавидимого. «Яростного еврея», всю жизнь обвиняемого в «фашизме», человека, в 17 лет ставшего автором стихотворений, вошедших в школьные учебники, и затем променявшего блестящее будущее в великой литературе на право быть рядом со своим народом. Сделавший то, на что, увы, не смогли решиться ни Пастернак, ни Мандельштамм, ни Бродский... Это Год Жаботинского. А раз так, то давайте вспомним (или впервые узнаем) о нем, и о его Одессе.

Привычка одесситов встречаться — в Париже ли, в Марракеше или в Нью-Йорке уже ни у кого не вызывает удивления.

Встречаются вполне реальные личности и в вымышленном мире на страницах книг — у того же В.Катаева.

Но все же самые загадочные и увлекательные встречи — в мире мемуаров. Именно в него так приятно и легко погружаться вместе со вспоминающим — какие милые мелочи, какие очаровательные картинки минувшего. Это для нас, читателей — все ново, а для него, пишущего — это прекрасное прошлое, юность, надежды. Впрочем, это относится к тем, кто родился в конце XIX или в самом начале XX. Потому что дальше хорошая память стала слишком опасна для ее обладателя, живущего в СССР.

Корнею Чуковскому, приятелю Жаботинского по гимназии, относительно повезло — писал о нем в письмах к Р. Марголиной, в оттепель шестидесятых. Исааку Бабелю, парижскому знакомцу, не повезло вовсе — из него воспоминания о встрече с Жаботинским выбивали на допросах в НКВД, в тридцать девятом «Из антисоветских моих встреч в Париже я должен упомянуть о свидании с Жаботинским, руководителем фашистского крыла сионистской партии. Свидание это состоялось на квартире моего друга детства, известного сиониста Иосифа Фишера.»

А между этими двумя — тот, кому действительна повезло. Он оказался в Европе после бегства из Одессы в 1920. А в 1948 он вспоминает одесских друзей. Кто же он? Сын одесского ювелира, инженер, поэт Александр Биск.

Как и Бабель, выпускник Коммерческого училища, как и Чуковский, журналист «Одесских новостей». И, как оба они — завсегдатай Литературно-Артистического Общества, а проще — Литературки.

Это именно здесь, в Литературке устраиваются вечера и балы, здесь та самая Виноградная комната, где встречаются герои романа: «Пятеро» «Виноградный зал так назывался потому, что стены его украшены были выпуклым переплетом лоз и гроздей. Помещение кружка занимало целый особняк. [...] Он находился в лучшем месте города, на самой границе двух его миров: верхнего и гаванного. [...] у самого особняка « Литературки» начинался один из спусков в пропасть порта, и в тихие дни оттуда тянуло смолою и доносилось эхо элеваторов.

В то подцензурное время «Литературка» была оазисом свободного слова; мы все, ее участники, сами не понимали, почему ее разрешило начальство и почему не закрыло».

(В здании « Литературки» времен Жаботинского сейчас — Литературный музей.)

У Биска — Жаботинский — первое яркое впечатление от Литературки. Вряд ли они были особенно близки, после отъезда Жаботинского и вовсе больше не встречались. Но — удивительно — единственный портрет в мемуарах Биска — это Altalena, Жаботинский.

В официальных отчетах Литературно-Артистического Общества имя Владимира Жаботинского встречается не слишком часто. В 1901 году «г. Altalena» участвует в литературных чтениях, имя его упомянуто в перечне прочих, через запятую, рядом с И.Буниным. Как ни странно, ни Altalen'ы, ни Жаботинского нет ни в списке действительных членов, ни в списке гостей.

Жаботинский Владимир Евгеньевич станет действительным членом в 1902 году. А в 1903 рядом с его фамилией в списке действительных членов — его сестра, Жаботинская-Копп Тереза Евгеньевна.

В официальных отчетах названы всего два доклада, с которыми выступал Владимир Евгеньевич: «О литературной критике» и «О капитализме и некоторых моментах современной психики». В 1904 году Литературку закрыли.

Жаботинский не оставил воспоминаний о Литературке. Но ведь «Пятеро» — тоже своеобразные мемуары. И не так уж важно, кто именно был прототипом героев. Ведь книга — это и объяснение в любви Одессе. Тому городу, о жителях которого «основоположник сионизма», как долго его называли на родине, скажет такие удивительные слова: «Десять племен рядом, и все, как на подбор, живописные племена, одно курьезнее другого: начали с того, что смеялись друг над другом, а потом научились смеяться и над собою, и надо всем на свете, даже над тем, что болит, и даже над тем, что любимо. Постепенно стерли друг о дружку свои обычаи, отучились принимать чересчур всерьез свои собственные алтари, постепенно вникли в одну важную тайну мира сего: что твоя святыня у соседа чепуха, а ведь сосед тоже не вор и не бродяга, может быть, он прав, а может быть, и нет, убиваться не стоит.»


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №1 > Жаботинский и «Литературка»
  Замечания/предложения
по работе сайта


2022-06-24 10:02:25
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Еженедельник "Секрет" Jewniverse - Yiddish Shtetl