БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №137 > КОНСПИРАТИВНЫЕ РАСКОПКИ
В номере №137

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

КОНСПИРАТИВНЫЕ РАСКОПКИ
Алена ЯВОРСКАЯ

«Главный хранитель хранит что попало…» – так начиналась шутливая песенка, спетая сотрудниками фондов Одесского литературного музея на очередном юбилее.

И, как и во всякой шутке, в ней значительная доля истины. Ибо, если музей не основан на базе старой коллекции – как Лувр, Уффици или Прадо, на основе архива писателя – как музей А.С. Пушкина или Т.Г. Шевченко, и, тем более, если он вообще основан всего 42 года назад, то источники его пополнения достаточно случайны.

Фонды нашего музея действительно собраны чудом. Об одних дарителях – Сергее Бондарине и Генриетте Адлер – «Мигдаль Times» уже писал. И одной из первых книг, поступивших в музей, была переданная ими книга Семена Гехта «Пароход идет в Яффу и обратно». Поразительная книга, которая вышла в 1936 г. и должна была описывать счастливую жизнь переселенцев в Биробиджан.

Вместо этого три четверти ее описывают жизнь Палестины в начале 1920-х, упоминаются в ней Усышкин, Клаузнер, Жаботинский, Трумпельдор, Бялик, Монтефиоре, декларация Бальфура. Гехт щедро цитирует стихи Жаботинского, рассказывает о его аресте. Описано поселение «Кадимо», основанное в 1905 г. переселенцами из России, первыми халуцим, и создание в 1921-м квуцы (кибуца) – сельскохозяйственной коммуны. На счастье, соответствующие инстанции книгой столь крамольного содержания в 1978 г. не заинтересовались, очевидно, удовольствовавшись словом «обратно» в названии.

Более трагичная история произошла с текстом монографии о Бабеле, написанной американским исследователем. В 1979-м он честно прислал свою работу в музей. Соответственно, на английском языке. Трудно сказать, смогли ли прочесть английский текст сотрудники музея, но вот сотрудники соответствующих органов заинтересовались не на шутку, и рукопись из фондов музея попала в КГБ. Правда, спустя полгода ее вернули – то ли крамолы не нашли, то ли поленились читать.

В дальнейшем сотрудники музея всячески избегали повторения подобных ситуаций. Именно поэтому Тора, выпущенная в Берлине в начале ХХ в., была названа «книгой религиозного содержания». Вершиной конспирации стала карточка, описывающая издание Шолом-Алейхема на идиш – «книга на еврейском языке». (Надо сказать, что иврит от идиша до сих пор без посторонней помощи в музее не отличают.) Ситуация изменилась лишь с началом перестройки.

Но, вопреки всему, книги и на иврите, и на идише в фонды попадали и до перестройки. Большинство дореволюционных изданий – книги Х. Бялика, Ахад ѓа-Ама, Шолома Аша, Шолом-Алейхема – поступили от Саула Борового. И у него же приобретен рисунок Соломона Кишиневского «Одесские типы».

ИзменитьУбрать
Соломон Кишиневский. Одесские типы. Начало ХХ века
(0)

С рисунком этим связана загадочная история – после того, как летом этого года его выложили на Фейсбуке, последовал комментарий из Голландии: «Именно эта работа висит у нас, бабушка в давние времена купила ее по случаю на базаре, она была нарисована на обороте другой картины». И рядом фотография – на первый взгляд, практически идентичная. Несколько дней музей бурлил – все же у нас рисунок или оттиск? После тщательной экспертизы и сличения с фотографией вздохнули с облегчением: все-таки наша работа – подлинный рисунок Кишиневского, а в Голландии – вариант работы, который отличается незначительными деталями.

История вторая, мистическая. В доперестроечное время имя Владимира Жаботинского было под запретом. И только некомпетентность проверяющих органов позволила экспонировать прямо в Золотом зале сборник Литературно-Артистического общества с переводом стихотворения Э. По «Ворон», подписанным «Altalena». К нашему счастью, о том, что известный сионист был еще и известным писателем и поэтом, знали далеко не все.

Но израильтяне-то знали! И поэтому вскоре после начала перестройки в музей передали посылку с книгами Жаботинского, изданными в Израиле. Среди них была книга «Пятеро», и открылась она на словах «…в литературно-артистическом кружке, после концерта, пока служители убирали стулья для танцев, в "виноградном" зале Маруся, таща за рукав, подвела ко мне свою мать … "Виноградный" зал так назывался потому, что стены его украшены были выпуклым переплетом лоз и гроздей. Помещение кружка занимало целый особняк; кому он принадлежал и кто там жил прежде, не помню, но, очевидно, богатые баре».

Эти строки написаны о здании, в котором расположился наш музей, о сохранившейся и поныне «виноградной комнате». Позднее сотрудники Института Жаботинского передали нам копии его рисунков и автографов стихотворений «Мадригал» и «Песенки о равлике». Конечно, хотелось бы иметь оригинал рукописи Жаботинского, но увы… Возможно, когда-нибудь, в будущем повезет, и нам подарят письмо или хотя бы записку, написанную рукой Altalenы-Жаботинского.

Ведь попала же к нам книга Х.-Н. Бялика «Сказание о погроме» в переводе Жаботинского. Книга вышла в Одессе в 1911-м, затем попала в 1920-е или 1930-е еще в Палестину, а вернулась в Одессу уже в 1998-м из Израиля. Одна из первых сотрудниц и создателей музея, Наташа Городецкая, уехала в Израиль, там нашла это издание, немедленно купила и передала в родной музей. И книга, пропутешествовав по миру, вернулась в город, столь тесно связанный с именами Бялика и Жаботинского.

Понятно, что в музее, созданном в конце 70-х, нет подлинных рукописей классиков еврейской литературы – Бялика, Шолом-

Алейхема, Менделе Мойхер-Сфорима. Но зато есть очень хорошая коллекция иллюстраций. Рассказы и повести Шолом-Алейхема вдохновляли Д. Лиона. «Конармия» и «Одесские рассказы» Бабеля – московских художников М. Майо­фиса, Д. Лиона же и нашего земляка Г. Палат­никова. В фондах хранятся и два керамических пласта работ А. Каплана – «Любка Казак», «Беня Крик» и «Мендель Крик».

В экспозиции музея есть книга с автографом М. Зисмана. Именно ему, поэту, сочинявшему стихи на украинском языке, приписывают фразу «Мне повезло дважды в жизни: в 1934-м шли аресты украинских писателей, а я был евреем. В 1949-м арестовывали еврейских писателей, а я был украинским поэтом». Черная шутка, вполне в духе времени.

В отличие от членов ЕАК, одесских писателей-евреев не расстреляли, а всего лишь арестовали в 1950-м. И все они – Н. Лурье, И. Друкер, А. Губерман, Х. Вайнерман – получили свои 15 лет. Вернулись раньше, работали, архивы их, к счастью, сохранились. Документы и рукописи у каждого из них на трех языках: идише, русском, украинском. Но проблема в том, что переводчиков с идиш в Одессе не сыскать. Часть документов помогли перевести волонтеры из Киева. А на русском и украинском – переведенные самими авторами стихи, пьесы, романы. В архиве Друкера – рукопись его романа «Клезмер» и романа «Михоэл-Иосиф Гузиков», новеллы о Менделе Мойхер-Сфориме и Шолом-Алейхеме, в архиве Вайнермана – письмо члена евсекции «Всеукраїнської спілки пролетарских письменників», в архиве Лурье – его известный роман «Степь зовет» – о еврейских колхозах, и письмо Н. Хрущеву из лагеря.

Коллекция наша пополняется, на днях музею предложили купить прижизненное издание повести Жаботинского «Пятеро». Будем надеяться, что найдутся спонсоры, и книга, в которой есть целая глава о нашем здании, займет место в экспозиции, в том зале, где не раз выступал сам Жаботинский и звучали строки еврейских классиков.


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №137 > КОНСПИРАТИВНЫЕ РАСКОПКИ
  Замечания/предложения
по работе сайта


2019-11-17 11:16:03
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еврейский педсовет Еженедельник "Секрет" Jewniverse - Yiddish Shtetl