БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №93 > ЛИШЬ МЫСЛЬЮ И ПЕРОМ...
В номере №93

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+4
Интересно, хорошо написано

ЛИШЬ МЫСЛЬЮ И ПЕРОМ...
Сара ПЕСЧАНСКАЯ

«Еврейское присутствие в литературном процессе» – тема и благодарная, и безнадежная: уж очень безгранична. Будем ли мы перечислять литераторов Европы, включавших еврейские образы и «еврейский вопрос» в свои произведения и бросавших свою славу и репутацию в горячие точки этой проблемы, или сосредоточим внимание на литераторах, евреях по происхождению, внесших немалые лепты в становление и развитие национальных европейских литератур, – и там, и там список окажется огромным.

Сосредоточимся на 19 веке. Во-первых, это век литературного расцвета, век, когда литература – самый массовый, самый популярный источник самопознания – главенствовала и среди искусств, и в общественном сознании.
Во-вторых, в этот век расцвета эмансипации окончательно покинувшее гетто европейское еврейство становится активным участником всех значительных культурных событий.

Так что есть из кого выбрать и на ком сосредоточиться.

ИзменитьУбрать
Николай Лесков
(0)

Сначала одна сторона списка. В Германии начало национальной литературы определяется именами И. Ауэрбаха и Г. Гейне – неоспоримые классики новонемецкой литературы. Оба – урожденные евреи.
Австрийские литературные звезды Йозеф Рот и Стефан Цвейг прославились уже в
20-м веке, но родом из 19-го. То же – и чешский немец-еврей Франц Каф­ка. В русскую литературу еще с 19 в. вошли О. Ра­би­но­вич и С. Вен­ге­ров, Д. Айз­ман и А. Волынский. Далее – в 20-м – имена Б. Пас­тер­нака, О Ман­дель­штама, И. Брод­ско­го стали символами русской поэзии, не так ли? В прозе – И. Ба­бель, В. Ка­­ве­рин – мы говорим только о высшей лиге...
С другой стороны списка – образы евреев выведены в произведениях знаменитых авторов. Литература того времени реалистична, ее интересует жизнь и жизнетворчество, а поскольку евреи – это весьма многочисленная и активная часть населения, то они от пристального художественного внимания не ускользнут. В 19 веке евреи оживляют антураж исторических произведений – они и чужаки, и жертвы, и романтические незнакомцы. Вспомним хотя бы Вальтера Скотта, Пушкина, Гоголя... Достоевский, Чехов, Куприн, Бунин – в их творческих концепциях присутствует еврейская тема как неотторжимая часть (со знаком «плюс» или «минус») общественного сознания.

В последней трети 19-го столетия шествие социального прогресса запнулось о такое невероятное явление как погромы. Они явились будто бы из давно заклейменного темного прошлого. Художники умеют заметить в жизни те явления, которые провозвещают будущее. В погромах писатели увидели надвигающиеся катастрофы, русская литература раскрыла эту тему как социальную (или психологическую) катастрофу, уже обрушившуюся и на евреев, и на погромщиков (из самых известных произведений – «Жид» Г. Мачтета, «Погром» Н. Гарина-Михайловского, «Евреи» Е. Чирикова и др.).
Одной из самых интересных стала позиция Николая Лескова, исследователя глубинной национальной русской темы. Евреи как опасные чужаки на путях российской государственности – такими они изображены в его антиреволюционных романах «Некуда» и «На ножах». В последнем революционное смятение в обществе инициируется зловещей «жидовской кувырк-коллегией». Однако впоследствии своей книгой «Евреи в России» именно Н. Лесков доказал, что аргументы юдофобов не имеют под собой никакого реального обоснования и что влияние евреев на общественную среду следует признать благотворным.
Дело не в том, что Н. Лесков изменил свою точку зрения. Для романа, чтобы отвратить массы от революции, нужен был образ революционера – лаконичный и убедительно отталкивающий, здесь-то и пригодился еврей, очень внятный для примитивного, как правило, юдофобского, сознания.

Погромы ужаснули Лескова, и он взялся за серьезную социологическую работу по изучению экономической и культурной роли российского еврейства.

Из множества имен, произведений и ситуаций хочется особенно отметить две встречи именитых литераторов с еврейской судьбой, ставшие значимыми общественными событиями. Французский писатель Эмиль Золя и русский писатель и публицист Владимир Галактионович Короленко вступили в борьбу за право евреев на правду, достоинство и безопасность – в таком именно порядке.

ИзменитьУбрать
Эмиль Золя.
Из коллекции А.Дроздовского
(0)

Эмиль Золя (1840-1902) был уже прославленным литератором, когда в 1894 г. во Франции разразилась общественная буря, связанная с обвинением в шпионаже офицера генштаба Дрейфуса. Обвинение располагало очень слабыми, частично сфабрикованными доказательствами, и Золя, как и половина французского общества, скоро убедился, что главной причиной «избрания» Дрейфуса на роль козла отпущения стало то, что был он евреем – чужаком.
Эмиль Золя написал огромную семейную сагу «Ругон-Маккары» – полотно из дюжины романов, охватывающих самые различные слои общества. Конечно, в его романах не раз встречались персонажи-евреи. Золя – апологет литературного натурализма и беспощадный критик буржуазного бытия социальных верхов; впрочем, низам от него не меньше доставалось. А социальная верхушка Франции (за исключением аристократии) была богато инкрустирована еврейскими персонами: банкиры, капиталисты, коммерсанты. И в романе «Деньги», посвященном драмам биржевой игры, и в романе «Нана», разоблачающем низкий образ жизни, встречаем весьма несимпатичных персонажей с еврейскими именами.

Нельзя сказать, что образы Золя совсем уж нереалистичны. Правда, евреев он показывает как бы глазами других своих героев. Конечно, если разоренная жертва смотрит на «главного палача Еврейского банка Якоби», кстати, страстного игрока, то злая карикатурность этого взгляда обеспечена. То, что под Еврейским подразумевается банк Ротшильда, тоже всем было ясно. Впрочем, ясно было и то, что для Золя не какие-то антиеврейские интонации были важны, нет, но они оказались ему необходимы для создания героев, приводивших свои жертвы к гибели под властью финансовых интриг или в недрах развратного «полусвета».
Дело Дрейфуса стало испытанием гражданского мужества 55-летнего писателя. Золя публикует статью «В защиту евреев», в которой утверждает, что поход против евреев являет пример общественного умопомешательства.

Затем Золя направляет президенту Франции и в ряд высших инстанций открытое письмо «Я обвиняю». Он открыто обвинил французский генштаб и военный суд, приговоривший Дрейфуса к публичному позору и ссылке на Чертов остров, в заговоре и государственной измене, так как истинные факты и свидетельства шпионажа остались сокрытыми. Оправдание Дрейфуса все же состоялось (1906 г.) и стало примером победы, которую может одержать влияющий на умы лишь пером и мыслью литератор.
В последние годы жизни в книгах Золя появились евреи-интеллигенты, евреи-ремесленники. Но по силе художественного убеждения они не дотягивали до образов биржевиков и дельцов. Золя и сам это понимал. Он интересовался сионизмом, намеревался посетить Палестину, но осуществлению этих планов помешала смерть. Зато в городах Израиля можно часто встретить улицу Эмиля Золя.

Как в литературе представить еврея – этот вопрос глубоко занимал и Владимира Галактионовича Короленко (1853-1921). «Совесть литературы нашей» – называли его в редкостном согласии современники.
Для Короленко вступаться, рискуя не только благополучием, но и свободой, за угнетаемых, дискриминируемых, преследуемых из-за любого вида предвзятости: религиозной, национальной, сословной, – было естественным и непрерываемым делом. В центре его внимания находился и «еврейский вопрос».

Кратко можно отметить три основных позиции участия Короленко в еврейской судьбе.
Первая – творческая. Для украинца Короленко евреи – земляки, соседи. Так они и входят в его творчество («Йом-Кипур, малорусская сказка», «Без языка» и др.). Его персонажи-евреи всегда положительные. Это была сознательная идеализация. Короленко писал, о том, что изображение еврея в отрицательных и карикатурных тонах немедленно может людоедски использоваться антисемитами.

ИзменитьУбрать
Владимир Короленко
(0)

Вторая позиция – реакция Короленко на кишиневский погром 1903 года. Его очерк «Дом №13» (дом, еврей­ские жильцы которого были убиты соседями) прозвучал как гневное предостережение. Этот очерк обладает незаурядной художественной силой, потому что в нем Короленко показал не только страшные реальные события, но и перспективы нарождающегося века. Он отметил, что евреев преследуют не «за что», а «потому», подчерк­нул гнусную роль «образованных» людей в «погромных» деяниях, провидел, что грядущее столетие рискует оказаться временем тотальных погромов «всех на всех», если не опомнится. Столетие не опомнилось, «жертвы дома №13» оказались первыми в гекатомбах жертв 20 века.

И – третье. Короленко выступил в защиту облыжно обвиненного в ритуальном убийстве М. Бейлиса (1911-1913 гг.). Он составил обращение к русскому обществу, под которым собрал сотни подписей, опубликовал около двух десятков статей, в которых разоблачал фальшь и несостоятельность процесса. Даже после окончания (к счастью, благополучного) «дела Бейлиса» он продолжал писать о нем, разбирая политические и нравственные уроки. За одну из этих статей он был обвинен в оскорблении суда, и против него самого возбудили дело (не в первый раз).

Кстати, в 1984 г. в экспозицию Одесского литературного музея не разрешили поместить журнал с публикацией очерка «Дом №13», чтобы не возбуждать «нездоровый интерес к теме». Публикацию вынули, вместо нее поместили фотографию Короленко с «мултанского дела» (1897 г.) – тогда ему удалось спасти группу вотяков, маленькой сибирской народности, от обвинения в... ритуальном человеческом жертвоприношении.

Не знаю, есть ли в Израиле улица Короленко, но уверена, что должна быть.

В Одессе, к сожалению, улицы Короленко уже нет.


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №93 > ЛИШЬ МЫСЛЬЮ И ПЕРОМ...
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-05-12 05:09:49
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jewniverse - Yiddish Shtetl Еженедельник "Секрет" Jerusalem Anthologia