БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №123 > Сэры и джентльмены
В номере №123

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+3
Интересно, хорошо написано

Сэры и джентльмены
Материал подготовили: М. ГЕЛЬМАН, О. КСЕНДЗЮК, А. МИСЮК

В Гид-параде представлены Даниэль Мендоза, Джеймс Джозеф Сильвестр, Мозес (Моше) Хаим Монтефиоре, Лоуренс Олифант, Исайя Берлин, Гарольд Пинтер, Люсьен Майкл Фрейд, Дэниел Майкл Блэйк Дэй-Льюис и Дэниел Рэдклифф.

«Свет Израиля»

ИзменитьУбрать
(0)

Такое поэтичное было прозвище у Даниэля Мендозы (1764-1836). Но занимался он делом отнюдь не поэтическим и, по некоторым представлениям, даже не еврейским.

Согласно семейным преданиям и фамилии, Мендоза вел свой род от испанских евреев. Вырос он в Ист-Энде – малоприятном районе Лондона, в 13 лет бросил школу, чтобы пойти работать. Драться ему приходилось часто. Даниэль делал это настолько хорошо, что после одной из таких уличных стычек его заметил Ричард Хамфрис, знаменитый боксер, и решил тренировать юное дарование.

Даниэль Мендоза считался маленьким по тогдашним боксерским меркам. Чтобы компенсировать это, он выработал систему защиты лица и корпуса, бокового передвижения, и впервые в истории бокса стал применять удары прямой левой. На собственном примере Мендоза доказывал, что главное в боксе – не нанесение мощных ударов, а стратегия. Его концепция «научного» или «умного» бокса произвела революцию как в профессиональном, так и в любительском боксе. Мендоза даже опубликовал учебник «Искусство бокса», где уделил внимание таким вещам, как правильная диета, тактика нападения и защита в ходе поединка.

До Мендозы боксеры на ринге просто обменивались ударами, не пытаясь от них уклониться, и эстетики в этом зрелище было мало. Да и бокс еще был не столько законным видом спорта, сколько нелегальным развлечением. Публика, привыкшая к «молотьбе» на ринге, первоначально считала Мендозу трусом. Но его победы и блестящая техника убедительно продемонстрировали преимущества «еврейского бокса».

9 января 1788 года в матче на звание чемпиона Англии противником Мендозы стал его бывший тренер – Ричард Хамфрис, по прозвищу «Джентльмен бокса». В финальном бою Хамфрис проиграл два раунда из трех.

К советам Мендозы внимательно прислушивались достаточно известные евреи-боксеры той поры – Сэм Элиас, Ави Беласко, Барни Аарон. Эти люди стали настоящими героями для евреев Лондона. Когда Мендоза стал чемпионом и открыл школу бокса, этот вид спорта вскоре распространился среди многих евреев. «Последствия сказались через несколько лет... Больше нельзя было безнаказанно оскорбить еврея, если это не был старик и если он не оказывался один на улице».

Мендоза всегда подчеркивал свое происхождение и отстаивал национальное достоинство. Есть легенда о неофициальном приеме Мендозы, устроенном для любопытного Георга III. А Конан-Дойль (между прочим, чемпион Англии по боксу в 1894 г.) вывел Мендозу в повести «Родни Стоун» (1896).

Несмотря на всю любовь и славу, как пишет А. Беленький, «Англия очень не хотела видеть еврея своим чемпионом». Мендоза лишился чемпионской короны в 1795 г. после боя с Джимом Джексоном, и, как утверждают, победа Джексона была не совсем честной.

После этого Мендоза еще дважды пытался вернуться на ринг, но обе попытки успехом не увенчались.

Даниэль Мендоза умер в возрасте 72 лет. Его похоронили на еврейском кладбище в Восточном Лондоне. Конец Даниэля Мендозы был настолько же тихим, насколько яркой была его жизнь.

На страницах старинной спортивной хроники присутствуют и другие еврейские бойцы. Например, «Голландец Сэм», чье настоящее имя Сэмюэл Элиас (1775-1816), – один из сильнейших тяжеловесов той эпохи. Его сын, по прозвищу «Молодой Голландец Сэм» (1808-1843) в

20-30-х годах 19 в. был чемпионом мира в полусреднем весе и за всю карьеру ни разу не потерпел поражения. Среди британских пионеров бокса почетное место занимает также Барни Аарон по прозвищу «Звезда Востока» (1800-1850). Он был признан сильнейшим легковесом мира в 1819-1834 гг. Все они были включены в «Международный боксерский зал славы», существующий с 1989 г. (По материалам А. Беленького, boxing.sport-express.ru)

ИзменитьУбрать
(0)

Математик и поэт

Даже если вы не математик, вам наверняка знакомы слова «матрица», «дискриминант», «инвариант». Эти и другие понятия, ставшие общепринятыми, ввел в науку Джеймс Джозеф Сильвестр (1814-1897). Его именем названы теоремы, формулы, уравнения. Он сыграл значительную роль в математике второй половины 19 века. И до сих пор ученые разных стран развивают его математическое наследие1.

Родился он в Лондоне, в состоятельной многодетной семье Абрахама и Мириам Джозеф. Родители отдали 6-летнего Джеймса в первую в Англии частную школу-интернат для еврейских мальчиков. (Любопытно, что в первом классе там преподавал Хаймэн Гурвиц – основатель школы и автор учебника «Грамматика иврита», первый профессор иврита и еврейской литературы в Англии.) Джеймс впечатлял учителей своей математической одаренностью.

Третье имя «Сильвестр» мальчик взял себе сам, когда ему исполнилось 13 лет, в честь любимого старшего брата Сильвестра, уехавшего в Америку. Как-то старший брат обратился к Джеймсу за помощью: он описал комбинаторную задачу, в решении которой были заинтересованы подрядчики лотерей в США. Юный математик решил задачу и получил от благодарных американцев премию.

Джеймс продолжил образование в школе Королевского института в Ливерпуле и стал там одним из лучших: в конце года он получил первый приз по математике и второй – по классическим предметам.

С соучениками Джеймс не особо ладил, характер его был непростым. Однажды из-за какого-то конфликта он даже попытался сбежать из Ливерпуля на борту судна, шедшего в Ирландию. Уже студентом университета Кембриджа он болезненно переживал результат выпускного «Тройного экзамена», где он стал не первым, а всего лишь… вторым. (Причем, он был первым евреем, который когда-либо сдавал этот экзамен.) В нем рано проявились независимость, честолюбие, импульсивность, самоуверенность, поглощенность собой и своими трудами. Его научные работы изобиловали примечаниями, дополнениями, исправлениями (работники типографий просто за голову хватались), а научные доклады часто звучали эксцентрично. Семьи он не создал, хотя увлекался не раз. (Что любопытно, это были молодые особы, боровшиеся за права женщин, против жестокого обращения с животными и т.п.)

За время учебы в Кембридже молодой математик подготовил и выпустил «Сборник упражнений по интегральному исчислению», а также сделал смелую попытку разработать дополнения к первому тому «Начал» Ньютона. Высокие показатели на «Тройном экзамене» давали право на отличный диплом, перед обладателем которого открывались двери многих университетов. Но надо было подписать так называемую присягу «истинности христианской веры»2. Сильвестр отказался это сделать и диплома не получил. Около 3 лет он проработал профессором натуральной философии в Лондонском университетском колледже. Затем получил должность профессора математики в американском университете Вирджинии. Но тогда роман с Америкой не сложился. Трудно сказать, что тому причиной – буйный нрав американских студентов, непримиримость самого профессора или специфика южных штатов, где мало любили негров, евреев, атеистов и вообще чужих.

Так или иначе, в 1844 г. Джеймс Джозеф вернулся в Англию и не без успеха работал в страховой компании, где на всю жизнь подружился с другим математиком, тоже выпускником Кембриджа – Артуром Кэли. Затем был профессором математики в лондонской Военной академии, где наконец смог заняться наукой.

Пожалуй, лучший период в его жизни начался в 1876 г., в должности профессора математики американского Университета Джонса Хопкинса3. Здесь его талант ученого и преподавателя раскрылся в полной мере. Правда, вместо систематических курсов Сильвестр предпочитал давать лекции по собственным трудам и теориям, но у него были благодарные слушатели. А он умел это ценить. Он руководил научными работами аспирантов и здесь же, в Балтиморе создал первый Американский математический журнала и написал для него 30 статей.

В Балтиморе Сильвестр пожертвовал большую сумму в помощь евреям, бежавшим от российских погромов.

В декабре 1883 г. Сильвестр получил известие, что он избран профессором Оксфорда. Он стал первым еврейским профессором этого университета. По просьбе преподавателей новый профессор читал им дополнительный курс по теории матриц. Он руководил кафедрой в Оксфорде до последних дней жизни.

Сильвестр был еще поэтом и переводчиком, даже написал небольшое сочинение «Законы стихосложения», которым очень гордился. («Разве нельзя охарактеризовать музыку как математику чувств, а математику – как музыку ума?» – писал он.) Рассказывают, что он как-то решил прочесть перед большой аудиторией свою поэму «Розалинда» – из 400 строк, все окончания которых рифмовались со словом «Розалинда». Чтобы облегчить восприятие, Сильвестр прочел сначала все авторские примечания и сноски. Это заняло три часа. Под конец слушатели разошлись, но его это нисколько не смутило... (По материалам berkovich-zametki.com, 2u.ucoz.ru)

ИзменитьУбрать
(0)

Мельница Монтефиоре

Cэр Мозес (Моше) Хаим Монтефиоре (1784-1885) – один из известнейших британских евреев 19 века. Родился он в Ливорно (Италия), в сефардской состоятельной семье. Окончив школу, некоторое время служил в оптовой компании по торговле бакалейными товарами. Переехав в Лондон, занялся биржевой деятельностью и стал одним из 12 маклеров-евреев лондонского Сити. Совместно с братом Абрахамом основал банкирский дом, быстро завоевавший хорошую репутацию.

Во время наполеоновских войн в 1809 г. Монтефиоре вступил добровольцем в национальную гвардию, где за четыре года дослужился до капитана.

В 1812 г. женился на Джудит Коэн, сестра которой вышла замуж за Натана Майера Ротшильда.

Мон­те­фиоре был новатором. Крупное состояние и широкую известность он приобрел созданием первого в Анг­лии общества по страхованию жизни (при под­дер­жке Н. Ротшильда) и основанием первой в Европе компании по освещению улиц газовыми фонарями (в сотрудничестве с Британской континентальной газовой ассоциацией).

В 40 лет Монтефиоре оставил бизнес и целиком занялся филантропической деятельностью. В частности, будучи членом Совета сефардской общины Лондона, вложил крупные средства и энергию в улучшение школьного образования среди евреев, основал больницу и общество помощи бедным еврейским невестам и передал общине 13 домов. В 1830-х годах Монтефиоре активно участвовал в борьбе за право евреев быть избранными в парламент и назначаться на общественные должности без принятия присяги «по истинной христианской вере».

В 1837 г. он был избран шерифом Лондона и графства Мидлсекс (где он фактически отменил смертную казнь), стал первым евреем, удостоенным членства в Лондонском королевском обществе, и был возведен королевой Викторией в рыцарское звание. В 1846 году ему был пожалован титул баронета.

Монтефиоре был президентом Совета депутатов британских евреев в течение 39 лет – рекордно долгий срок.

До самой смерти он занимался филантропией и защитой, во всем мире, евреев – жертв клеветнических наветов, преследований и бесправия. Он сыграл значительную роль в прекращении Да­мас­ско­го дела (1840), спасении жертв навета в Марокко (1864), облегчении участи прес­ле­дуе­мых евреев острова Кор­фу, Румынии (1867), Ионий­ских островов и других мест. Используя свои обширные дипломатические связи, он пытался также пре­до­твратить или остановить еврейские погромы в Бейруте, на Родосе, в других местах. Дважды посетил Россию, где был удостоен всяческих почестей и получил от властей ряд обещаний по еврейскому вопросу, которые остались невыполненными. Он выступал и в защиту других преследуемых национальностей. Так, на резню христиан восставшими в Сирии друзами Монтефиоре ответил инициативой создания Англо-Сирийского фонда помощи пострадавшим.

Монтефиоре сыграл важную роль в улучшении экономического положения еврейских поселенцев в Палестине. Он посетил страну 7 раз. В 1839 г. по его инициативе начала проводиться перепись еврейского населения. Предметом особой заботы Монтефиоре было улучшение экономического положения и санитарных условий жизни еврейского населения Иерусалима. При его содействии был возведен первый еврейский квартал вне стен Старого города – Мишкенот-Шаа­на­ним; организована типография; создана ткацкая фабрика; построена ветряная мельница («мельница Монтефиоре»); открыта первая в стране ремесленная школа для девушек и многое другое. Столетний юбилей Монтефиоре торжественно отмечали как национальное событие в Британии, в еврейских общинах Палестины, Восточной Европы и Ближнего Востока.

ИзменитьУбрать
(0)

Одержимый лорд

Этот английский лорд и истовый христианин был одним из энтузиастов идеи возвращения евреев в землю Обетованную. Он искал пути воплощения этой идеи, причем пути небанальные. В этом человеке и не было ничего банального. Вся его жизнь – приключения оригинала. С рождения Лоуренс Олифант (1829-1888) путешествовал по просторам Британской империи. От Кейптауна до Цейлона пролегал высокий карьерный путь его отца, служившего в министерстве по делам колоний. Когда же Лоуренсу исполнилось 20, то и пределы империи оказались ему тесны, и он совершает ряд далеких экзотических путешествий, в том числе и пересекает с севера на юг Российскую империю. Его книги о путешествиях, проницательные и ироничные, находят признание публики, а книга о российских владениях на Черном море (1852) – еще и признание британского генерального штаба при ведении Крымской войны. Кстати, в этой книге находим замечательные, хоть и не без сарказма, зарисовки жизни, быта и характеров тогдашней Одессы.

С середины 50-х годов Олифанта начинают занимать идеи глобальной политики и утопического переустройства мира. Одна из них: воссоздание еврейской страны облагородит и цивилизует своим влиянием турецкие владения, а потом и саму Турцию, что сделает ее надежным союзником Европы (читай – Анг­лии). Эту идею мы легко можем узнать в декларации Баль­фу­ра, прозвучавшей полвека спустя...

Олифант увлекается и другими утопическими проектами, более 10 лет проводит в США в колонии, созданной последователями мистика Харриса и вдохновляется идеями трансцендентной эротики как метода слияния душ в единую мировую Душу. Впрочем, эта практика не отвлекла Олифанта и его жену Элизу от забот о будущем угнетенных евреев Европы. В конце 1870-х

Олифант приезжает в Палестину с рекомендательными письмами от Дизраэли и Солсбери и начинает переговоры с турецкими властями. Видимо, кроме писем, он располагал еще и деньгами на взятки, потому что на каком-то уровне он даже получает согласие, которое все же не проходит в верхах. Судя по всему, турки поняли, что есть риск, призывая евреев, отдать власть над территорией англичанам. Но Олифант, не оставляя надежды уговорить турков, отправляется убеждать евреев. Он объезжает известные хасидские дворы, понимая, что цадики могут увлечь множество людей, вдохновить их на риск и трудности переселения. Его очерки о посещении хасидских центров, впечатления о личностях выдающихся еврейских мыслителей обогатили представления о жизни восточноевропейского еврейства второй половины 19 в.

В1882 г. Олифант поселяется в Хайфе, пишет книгу «Хайфа и современная жизнь Палестины», всячески помогает еврейским переселенцам, участвует в становлении поселений Зихрон-Яаков и Рош-Пина. В 1886 г. он строит дом на горе Кармель.

После смерти жены Элизы в 1888-м Олифанта, тоже тяжело больного, друзья увозят в Англию. Вскоре он умирает, успев еще раз жениться – на внучке знаменитого социалиста-утописта Р. Оуэна Розалинде. Его вдова переезжает в Хайфу. Дом на горе Кар­мель не пережил горячих событий конца 1940-х

годов, но в Хайфе на проспекте Бен-Гуриона, на доме 118 и сейчас красуется надпись «Дом Олифанта».

ИзменитьУбрать
(0)

Списки Берлина

Этот человек мог бы быть представлен в различных списках: русский философ – пожалуйста; руководитель колледжа в Оксфорде – пожалуйста; виднейший деятель еврейской общины – есть; британский дипломат и пэр – тоже; и таинственный вдохновитель поздней ахматовской лирики – все он, сэр Исайя Берлин (1909-1997). Краткий обзор этого резюме будет неполным, если не упомянуть, что его консультации послужили Черчиллю при подготовке знаменитой фултонской речи, в которой была объявлена «холодная война» сталинскому тоталитаризму. А в 1989 г. во время общего ликования по поводу агонии СССР именно Берлин предсказал, что это не «конец истории», а начало серии «размороженных» кровавых национальных конфликтов.

Да, наверное, И. Берлин еще бывает представлен в списке: Латвия в мировой культуре –потому что он уроженец Риги. Его семья не знала тисков «черты оседлости», так как отец был купцом первой гильдии. В самом революционном 1917 году он уже жил в Петрограде, учился в гимназии. Ему было 12, когда вырвавшаяся из жестоких объятий советского режима семья добралась до берегов Альбиона. Дальше уже все по-анг­лий­ски. Один из самых блестящих студентов Окс­форда, он, по воспоминаниям соучеников, мог охватить содержание и смысл самого сложного философского труда, «даже не открывая обложки». Неудивительно, что после окончания университета он остался там преподавать. При этом он сохранял блестящий русский язык и незаурядные познания в истории русской мысли. Возможно, поэтому вплоть до сегодняшнего дня в Оксфорде список русских философов начинают с Исайи Берлина.

Вторая мировая война привела молодого профессора на дипломатическую службу. В 1945-46 гг. он – атташе по культуре в британском посольстве в Москве. Тогда и происходят его встречи с Анной Ахматовой и Борисом Пас­тер­на­ком, судьбоносные для великих поэтов. До сих пор таинственный ночной разговор Берлина с Ах­ма­то­вой остается волнующей темой. Об этом написаны не только статьи, но и поэмы, романы и даже оперы. Сам Берлин вспоминал об Ах­ма­то­вой, как о «принцессе в изгнании», угнетенной, но не сломленной, сохранившей гениальный поэ­тический дар для мира, всего мира, по которому она так тос­ко­ва­ла в клетке сталинского тоталитаризма. Ах­ма­то­ва посвятила Берлину стихо­творные циклы «Шиповник», «Qinque»: «Он не станет мне милым мужем/ Но мы с ним такое заслужим,/ Что смутится двадцатый век».

Исайя Берлин остается символом идейного либерализма. Ответственность человека за свою свободу, этика свободы, личностный выбор – вот постоянные темы его работ. Он мечтал заглянуть в 21 век, чтобы расстаться с 20-м, который считал худшим столетием Европы. Не удалось.

«Пинтеризм»

Гарольд Пинтер (1930-2008) – драматург, который своей специфической писательской манерой дал жизнь новому стилю, получившему название «пинтеризм».

Гарольд родился в лондонском Ист-Энде, в семье портного. Его дед и бабушка эмигрировали в Англию из Восточной Европы. По словам самого Пинтера, его родители были «очень солидными, очень уважаемыми евреями среднего класса». После окончания школы Пинтер поступил в Королевскую академию драматического искусства, но вскоре оставил это престижное заведение. Его актерская карьера началась в 1951 г. в странствующей театральной труппе.

Первую пьесу молодого автора «Комната» поставили в 1957 г. студенты факультета драмы Бристольского университета. В конце 1950-х о Пинтере заговорили как о талантливом драматурге. Внешние приметы драматургии Пинтера соответствуют реалистическому театру, однако отношения между персонажами и развитие диалога и событий непредсказуемы, нетипичны и неоднозначны.

По сценариям Гарольда Пин­тера были поставлены фильмы «Последний магнат» (по роману Скотта Фиц­дже­раль­да), «Любовница фран­цузского лейтенанта» (по роману Джона Фаулза).

Последняя пьеса драматурга «В поисках утраченного времени» (по мотивам одноименного романа-эпопеи Марселя Пруста) написана в 2000 г. и поставлена в лондонском Национальном театре.

Литературная карьера Пинтера продолжалась более 50 лет и включила в себя 29 пьес, 27 сценариев, большое количество скетчей, радио- и телепостановок, стихов, один роман, рассказы, эссе, речи.

Гарольд Пинтер – кавалер ордена Британской империи, кавалер Ордена Кавалеров Чести, Ордена Почетного легиона, лауреат премии Кафки, Пиранделло, Шекспира, театральной премии имени Лоуренса Оливье, французского приза «Мольер», почетный доктор наук полутора десятков европейских университетов. Нобелевская премия присуждена ему за пьесы, в которых он «приоткрывает пропасть, лежащую под суетой повседневности, и вторгается в застенки угнетения».

ИзменитьУбрать
(0)

«Осиное гнездо»

Люсьен Майкл Фрейд (1922-2011) – один из самых высокооплачиваемых британских художников, специализировавшийся на портретной живописи и обнаженной натуре, мастер психологического портрета. А еще он был внуком Зигмунда Фрейда. Основатель психоанализа вместе с семьей перебрался в Англию в конце 1930-х. Отец Люсьена, Эрнст, младший сын Фрейда, был архитектором.

Первая персональная выставка Люсьена состоялась в лондонской галерее Лефевр в 1944 г.

В отличие от изящных живописцев прошлого, человеческое тело на его полотнах позднего периода вызывающе натуралистично, обыкновенно и некрасиво. Часто он писал людей очень худых или полных, болезненных, неприглядных, в невыигрышных позах и ракурсах. Картины его холодно констатируют факт. Глядя на эти работы, вспоминаешь теории его знаменитого деда.

Произведения Люсьена Фрейда выставлены в знаменитом семейном музее Wallace Collection в Лондоне. До него в этих залах ни один из современных художников еще не выставлялся, что прочно вписывает его в «современные классики». В 2002 г. состоялась ретроспектива Фрейда в Лондонской Tate Britain, получившая большой резонанс. В мае 2008 г. картина «Социальный смотритель спит» была продана по рекордной цене в $33,6 млн., а на аукционе Кристис в 2009 г. его работа числилась первой в списке наиболее значимых работ – а уже потом работы Баскьи, Дэмиена Херста и Энди Уорхола. До последних дней жизни 88-летний художник работал над картиной «Портрет собаки», которая осталась незаконченной.

Люсьен Фрейд был плодовит не только в творчестве. От брака с Китти Гарман, дочерью скульптора сэра Джейкоба Эпштейна, родились Энни и Аннабел. В разное время в результате романтических связей у Люсьена Фрейда родились еще несколько детей. Это художники Джейн Мак-Адам Фрейд и Пол Фрейд; модельер Белла Фрейд и романистка Эстер Лия Фрейд. Дочери-романистки – Роуз Бойт и Сюзи Бойт.

Брат Люсьена – Клемент Рафаэл, был британским радиоведущим и политиком-либералом. Племянники – основатель рекламного агентства Freud Com­mu­ni­ca­tions Мэтью Фрейд и телеведущая Эмма Фрейд (жена сценариста и режиссера Р. Кер­тиса). В общем, семья Фрейд внесла зна­чи­тель­ный вклад в английскую культуру.

Дэниел Дэй-Льюис

Дэниел Майкл Блэйк Дэй-Льюис (р. 1957) – единственный актер, трижды удостоенный премии «Оскар» за лучшую мужскую роль. Его родители принадлежали к элите английского общества: отец Сесил Дэй-Льюис – национальный поэт-лауреат, мать – актриса. Кинодебют самого Дэниела состоялся в оскароносной ленте «Ганди» (1982). Четыре года спустя все критики заговорили о Дэй-Льюисе как об открытии года и многообещающем актере: в один день состоялась премьера двух фильмов с его участием. В историческом фильме «Комната с видом» он сыграл аристократа эдвардианской эпохи, а в комедии «Моя прекрасная прачечная» – уличного хулигана-гея.

Первая главная роль – в экранизации романа Ми­ла­на Кундеры «Невыносимая легкость бытия» (1988). Под­лин­ным триумфом актера стала картина «Моя левая нога» (1989), в которой он сыграл больного церебральным параличом. Его игра удостоилась самых высоких почестей, включая премии Бри­тан­ской и Аме­ри­кан­ской кино­ака­де­мий. В 1993 г. он сыграл в фильме Мар­ти­на Скор­сезе – киноверсии романа «Эпоха невинности».

На исходе десятилетия Дэй-Льюис объявил, что устал от кино, и поселился в Италии, где – по слухам – подрабатывал сапожником. Утверждают, что Скорсезе, Леонардо Ди Каприо и продюсеру Харви Вейнстайну стоило немалых усилий убедить его изменить решение и принять участие в съемках нового фильма Скорсезе – «Банды Нью-Йорка». За эту работу актер был выдвинут на соискание «Оскара». За главную роль в фильме «Нефть» (2007, реж. Пол Андерсон) Дэй-Льюис получил свой второй «Оскар». Третьего «Оскара», а также второй «Золотой глобус» и премию BAFTA актер получил в 2012 г. за роль 16-го президента США в фильме Стивена Спилберга «Линкольн».

«Называйте меня Дэн, а не Гарри»

Дэниел Рэдклифф (р. 1989) благодаря роли Гарри Поттера получил все, о чем можно мечтать: к 21 году заработал более $70 млн. и после окончания съемок не перестал быть востребованным. Правда, отделаться от имиджа Гарри оказалось сложно. Дэниел говорит, что многие так до сих пор и не знают его фамилии, а иные и вовсе считают, что исполнитель роли волшебника – настоящий Гарри Поттер, и при встрече просят о таких вещах, что Рэдклифф не знает, смеяться ему или плакать…

Родители актера – литературный агент Алан Рэдклифф и работавшая на телевидении директор по кастингу Марсия Грэшем – тщательно оберегали своего сына от актерских разочарований и назойливого внимания прессы. Но уже в 10 лет Дэниел впервые появился на экране в телефильме «Дэвид Копперфилд». Режиссер первых двух фильмов о Гарри Поттере Крис Коламбус наткнулся на кассету с фильмом и после просмотра попросил своего ассистента пригласить юного актера на прослушивание. Родители Дэниела отказались от этого предложения.

После 9 месяцев поиска и просмотра более 16 тысяч претендентов продюсер Дэвид Хейман в театре во время антракта увидел «этого мальчика с большими глазами, в которых было любопытство и удивительная открытость. В нем было очень много обаяния и простоты. Все эти качества, на мой взгляд, должны были быть у Гарри Поттера!» Алан, отец мальчика, оказался знакомым Хеймана. Джоан Роулинг вспоминала, как увидела пробы с Дэниелом: «Запись была очень трогательная. Я позвонила Дэвиду и сказала: "Он подходит. Просто фантастика!" И я сказала Дэвиду, что почувствовала, как будто снят мой ребенок. Гарри для меня давно стал воображаемым сыном».

Съемки начались в 2000 г. Почти все трюки в фильме Дэниел выполнял сам. Для сцены игры в квиддич ему приходилось висеть на высоте нескольких метров, привязанным к метле. В следующих фильмах трюки стали еще сложнее: так, Дэниелу пришлось долго тренироваться для подводных съемок в последнем фильме, а также совершить вертикальное падение с высоты примерно 50 футов.

«В последний день съемок поттерианы я плакал и был в этом не одинок, – вспоминал Рэдклифф, – компанию мне составляли Руперт Гринт и Эмма Уотсон. Было очень грустно говорить "до свидания" тем людям, которые стали моими лучшими друзьями за эти десять лет. Но если быть совсем честным, одновременно я и радовался, ведь это замечательно – стать наконец свободным».

На вопрос «если бы ты мог с помощью магии изменить только одну вещь в мире, что бы ты сделал?», Редклифф ответил: «Вернул бы Джона Леннона, потому что он был гением».

В 2002 г. Дэниел принял добровольное участие в созда­нии DVD под названием «Чтение мышления: Интер­активный гид по эмоциям», разработанного, чтобы помочь людям, больным аутизмом, научиться распознавать различные выражения лица и голосовые интонации (их должны были демонстрировать приглашенные актеры).

Дэниел Рэдклифф активно занимается благотворительностью, поддерживая детский хоспис «Demelza House». Он призывает своих поклонников, вместо того, чтобы отправлять ему подарок на Рождество или день рождения, пожертвовать немного денег для хосписа.

В 2007 г. в журнале «Rub­bish» были напечатаны его стихотворения под псевдонимом Джейкоб Гершон. Он мечтает стать писателем и режиссером. Дэниел снимается в кино и играет в театральных постановках. Его любимое произведение – роман «Мастер и Маргарита». Недавно он снялся в фильме по книге М. Булгакова «Записки врача».

В перерыве между съемками фильмов о Гарри Поттере Рэдклифф снялся в фильме «Декабрьские мальчики» – истории о четырех друзьях-сиротах, которые вынуждены стать соперниками за шанс обрести семью. «Это именно то, что я хотел сыграть, – ведь этот персонаж абсолютно не похож на Гарри Поттера!»


1Перечислять его почетные звания и научные открытия – слишком долго и сложно. Например, в работе современных авторов С. Гимбела и Дж. Ярома (2003) утверждается, что многие работы о нечетном совершенном числе (из области теории чисел) берут начало с серии статей Сильвестра 1888 г.
2В Великобритании религиозные ограничения были отменены в Оксфорде и Кембридже только в 1854 г. До этого ряд публичных должностей в них был доступен только принадлежавшим к Церкви Англии.

3Университет Джона Хопкинса – частный исследовательский университет, основанный в Балтиморе (штат Мэриленд) в 1876 г.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №123 > Сэры и джентльмены
  Замечания/предложения
по работе сайта


2022-09-27 02:26:15
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еврейский педсовет Jewniverse - Yiddish Shtetl Dr. NONA