БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №134 > «ТЕЛЕВИЗОР МНЕ ПРИРОДУ ЗАМЕНИЛ…»
В номере №134

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+7
Интересно, хорошо написано

«ТЕЛЕВИЗОР МНЕ ПРИРОДУ ЗАМЕНИЛ…»
Ольга КСЕНДЗЮК

Через энное количество лет потребления голливудской продукции я заметила, что на Новый Год непременно раскладываю красиво упакованные подарки под елкой. В прочие праздники с трудом подавляю желание услышать дикий вопль «сюрприииз!» от дюжины людей в праздничных колпачках. И никто меня не уговаривал – просто я долго наблюдала, как это делают другие.

Впервые прием закадрового смеха был использован звукорежиссером Чарли Дугласом на американском канале CBS. По распространенному мнению, закадровый смех, подобно разъяснению шутки, омертвляет смешное и не дает зрителю самостоятельно различать его.
Постмодернистский философ Славой Жижек считает, что смех за кадром вовсе не призван рассмешить зрителя. Напротив, телеэкран сам реагирует на свои шутки, позволяя зрителю заниматься другими делами и тем поощряя «бездумную, лихорадочную активность». При этом для создателей шоу важно, что зритель чувствует себя так, как будто смеялся он сам.
Телесериал – утешитель, друг и советчик. Он «несет культуру в массы». Он знает, где и над чем смеяться, а когда впору поплакать. Как знакомиться, дружить, ссориться, искать работу, разводиться, делать предложение и устраивать свадьбу. Куда поехать в отпуск, что купить, что носить. Как проживать горести и разочарования, в каких случаях обращаться к адвокатам и психологам, где найти витамины и смысл жизни.

Это касается не только мыльных опер. И в детективных историях, и в фантастических триллерах, где на первом месте экшн (типа «Эле­мен­тар­но», «Менталист», «Грань»), – там тоже идет жизнь и как-то развиваются отношения между­ геро­ями. Чем лучше эти линии продуманы, тем сериал успешнее.

ИзменитьУбрать
(0)

Телесериал смешит. Одно­образно-пафосные истории скучны. Грамотные сценаристы даже в серьезный сюжет вставляют иронические реплики, забавные мизансцены, прикольных персонажей.

Сериал удовлетворяет любопытство. Ведь жажда познавать новое, слава Б-гу, у нас еще осталась. Но часто не хватает сил, времени или умений. А новое стареет моментально, хочется быстрой смены впечатлений. И на помощь приходит сериал, раз за разом демонстрируя какую-то свежую ситуацию (на самом деле старую как мир, но мы закроем на это глаза). Эпизод завершается, проблема разрешена. Мы узнали, кто не убивал Лору Палмер и в чем загадка болезни очередного пациента доктора Хауса. Можем спать спокойно – до завтра. Правда, это суррогат новизны, но все-таки…

Сериал – повод собраться у телевизора с чем-то вкусненьким, обменяться репликами, иногда первыми за весь день. Он – соль и перец для тех, у кого в жизни недостает остроты, он – сладкая печенька к чаю. Сериал спасает от одиночества, населяя дом призраками. «Смотри-ка, у Воловица появилась девушка!» «Когда уже Эми будет нормально одеваться?» Включая вечером телевизор, словно приглашаешь в гости родственников или добрых приятелей. Только теледрузья, в отличие от реальных, удивительно милы, кушать не просят, не говорят нам гадостей, сами решают все свои проблемы и по первому нажатию кнопки безболезненно исчезают.

В книге Бел Кауфман «Вверх по лестнице, ведущей вниз» школьник 60-х написал в сочинении: «Мой лучший друг – телевизор, и когда он портится, я не знаю, что делать. ... Когда я сижу дома, я никогда не чувствую одиночества с телевизором». С тех пор мало что изменилось. Правда, это тоже суррогат…

Сериал укрепляет надежду на то, что жизнь стабильна и даже почти нескончаема. Это очень важно. Временно «умирающая» телереальность возрождается на следующий вечер – или когда пожелаем. Дойдя до конца, можно начать сначала. Или найти что-нибудь новое – и наверняка встретить пару-тройку знакомых лиц. И каждое разгаданое преступление, каждый спасенный брак и т.п. способствуют установлению равновесия в ненадежном мире.

Я ничего не имею против качественных и содержательных сериалов. Во всяком случае, они куда лучше транквилизаторов. Главное – не путать свою жизнь с чужой, а иллюзии – с реальностью. Ну, и не смотреть по 15 серий подряд, заедая и запивая. Иначе глаза соберутся в кучку, живот – в горку, а мозг съест ктулху…

ИзменитьУбрать
(0)

Признанное явление в этом жанре – американский комедийный сериал «Друзья» (шесть премий «Эмми» и премия «Золотой глобус»). Он начался в 1994 г. и шел 10 лет. Идея принадлежит продюсерам Марте Кауффман и Дэвиду Крейну. Финальный эпизод смотрели 52 миллиона человек. Говорят, при «расставании» многие плакали.

Классическое построение ситкома – главная сюжетная линия и несколько второстепенных. Каждая серия «Друзей» содержит три равноправных сюжетных линии. Роли главных героев в сюжете тоже совершенно равны.

Повседневная жизнь компании молодых американцев в извечном круге «любовь, дружба, работа, отдых», оказалась близкой и интересной зрителям разных стран. «Эти шестеро сразу стали родными... "Друзья" были единственной программой о нас. О нас в лучшей одежде, в лучших квартирах и, конечно, о нас более привлекательных…» – писала журналистка Л. Манген.

Его смотрят до сих пор. Типичные отзывы на форумах: «В сериале нет ни одного нормального персонажа – все со своими тараканами. За это он и люб всему миру». «Он никогда не надоест, его можно смотреть снова и снова…» Меня он подкупал не только остроумием, увлекательной интригой, обаянием главных героев, и прочим и прочим, о чем написано достаточно. Он подкупал еще какой-то трудно определяемой штукой под названием «атмосфера».

Феномен «Друзей» серьезно повлиял на социологию, позволив ученым ввести в научный обиход новый термин «urbantribes» (что приблизительно переводят как «городское племя») – сообщество молодых людей, объединенных дружбой.
Получив значительную международную популярность, «Друзья» стали кросс-культурным феноменом. Во многих странах появились клубы и интернет-сайты поклонников. Сериал стал предметом социологических исследований по влиянию иноязычного телевидения в неанглоязычных странах.
Марта Кауфман в интервью иронически отозвалась о многочисленных научных исследованиях, посвященных ее детищу: «Мы только хотели создать сериал, который нам будет весело смотреть».
Эти ребята были удивительно открытыми, добрыми, искренними, они принимали друг друга такими как есть. Разумеется, они подкалывали друг друга, поддразнивали – не в бровь, а в глаз, разыгрывали, обижались, ревновали, ссорились... Но с ними было уютно, потому что они были надежны. Они прощали промахи, недоразумения, глупости. Они готовы были разделить друг с другом и Новый год, и чудо Хануки. Ненависть, предательство, подлость, нетерпимость – в этой компании им не было места.

Этого очень недостает.

Закрытие «Друзей» стало определяющим моментом для истории телевидения в целом. Специалисты говорили о закате целой эпохи ситкомов. Выдающиеся сериалы 1980-1990 гг. начали постепенно уходить в прошлое.

ИзменитьУбрать
(0)

Чак Лорри (р. 1952, настоящее имя – Майкл Левин) – американский писатель, режиссер, продюсер и композитор, участвовавший в создании множества американских ситкомов («Два с половиной человека», «Теория Большого Взрыва», «Мамочка» и др.). В 2009 г. удостоен звезды на голливудской «Аллее Славы».
Вообще время и настро­ение несколько изменились. Вот один из популярнейших сегодня комедийных сериалов – «Теория Большого Взрыва» (идет с 2007 г., автор идеи – Чак Лорри). Мне он глубоко симпатичен, там все на месте. Опять компания обаятельных персонажей, да еще и интеллектуалов (ну, кроме одной милой девушки). Масса смешных ситуаций, проблемы и радости «ботанов», афористичные реплики, трогательные моменты, яркие характеры, знаменитая песенка про пушистого котенка – есть чему порадоваться. Но шутки как-то стали злее, отношения – жестче. Часть героев страдает неврозами (Шелдон Купер изначально – вообще алекситимик), им трудно контактировать с людьми, без Интернета, видеоигр и комиксов просто жизни нет. И, между делом, среди всего этого веселья, они бывают безжалостны. Нет того уюта…

Время изменилось, ничего не поделаешь. На смену человеколюбию приходит соци­опатия, на смену хэппи-энду – неопределенность, вместо стремления к стабилизации – хаос, и реальность все больше напоминает непредсказу­емую и агрессивную вселенную «Доктора Кто». Но это уже другая история.


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №134 > «ТЕЛЕВИЗОР МНЕ ПРИРОДУ ЗАМЕНИЛ…»
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-06-17 12:06:30
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Всемирный клуб одесситов Jerusalem Anthologia Jewniverse - Yiddish Shtetl