БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №160 > МУЗЫКА ПОБЕД
В номере №160

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

МУЗЫКА ПОБЕД
Инна НАЙДИС, Ольга КСЕНДЗЮК

Вальсы, марши, мазурки, польки… военные оркестры! Вся Одесса слушает, танцует, играет, флиртует под эту музыку. Она доносится из Городского сада и Александровского парка, в выходные дни и по случаю торжеств, звучит из окон, «вживую» или на граммофонных пластинках. Ноты, ноты, ноты – одесских и столичных издательств. Какая барышня не знает вальсов Макса Кюсса, Исаака и Льва Чернецких, Абрама Рейдермана – «Амурские волны», «Голубая даль», «Тоска», «Осенние мечты»? И романтические истории, посвящения, сопровождающие эту прелестную музыку.

Взять хотя бы ноты Льва Чернецкого. Вальсы – «Ключи счастья» (посвящен М.Р. Легодэ), «Флирт», «Скейтинг-ринг», «Сердце все прощает», «В уединении», «В любви только счастье», марши – «Одесская выставка 1910 года», «За Отчизну»… На нотных изданиях и грампластинках указывалось – «Л. Чернецкий (сын)». Е. Краснова и А. Дроздовский пишут, что его слава «превзошла славу его родителя» (МТ №138).

Кто же этот «родитель»?

Исаак Исаевич Чернецкий (1852, Ананьев – 1908, Кишинев) служил военным капельмейстером, участвовал в русско-турецкой войне и был награжден двумя орденами. Первым – за то, что на Шипкинском перевале поднял полк в атаку, вторым – за то, что собрал из музыкантов санитарный отряд, чтобы выносить с поля боя раненых и убитых.

Исаак Чернецкий обладал изрядным мужеством и решимостью. Когда в Кишиневе в 1903 г. грянул еврейский погром, «инженер Куш собрал свою "вольную пожарную" дружину из евреев и христиан и не дал проникнуть погромщикам в охраняемые районы; начальник музыкантской команды Чернецкий на небольшой части улицы Харлампиевской организовал охрану…» (А. Штаркман, old.totul.md) Его отряд отстоял целый квартал.

ИзменитьУбрать
Исаак Чернецкий
(0)

В Кишинев Исаака Исаевича привела в 1887 г. все та же капельмейстерская служба. Одно время он играл на альте в квартете кишиневского отделения Русского музыкального общества. Очень популярны были его вальс «Голубая даль», «Старинный марш» и мазурка «Уланы» и др.

У Исаака и его жены Леи было четверо детей: Хаим, Нухим, Лейб (Лев) и Анна. Лев Чернецкий (1875, Ананьев – 1945) окончил музыкальные классы при Одесском отделении ИРМО. В его биографиях часто пишут, что в 1892 г. (в 17 лет?) он стал капельмейстером 16-го стрелкового Его Величества Императора Александра III полка. На самом деле это факт из биографии его дяди – Лейбы Исаевича (р. 1866), тоже капельмейстера. Скорее всего, именно в этом причина, по которой на нотах писали «Лев Чернецкий (сын)», а в семье его называли «Лева маленький». В биографии племянника зачастую фигурируют факты из жизни его дяди, например, ему приписывают дядиных жену и детей или места службы. Известно, что Лев Исаакович с 1903 г. был капельмейстером 57-го Модлинского пехотного полка, расквартированного (1903-1910) в казармах купца М.Э. Фишеровича в Одессе. А вот кто в 1905 г. в составе полка принял участие в боях под Мукденом, руководил оркестром, работал на перевязочных пунктах и был награжден медалью «За храбрость» – неизвестно, но похоже, что старший Лев (Лейба).

Даже в Одессе в 57-м полку поочередно служили то дядя, то племянник. Был ли старший Лев композитором, неизвестно, а младший писал музыку, и много: составлял попурри «на мотивы новых любимых шансонеток» типа «Веселые ночи в Шантане» и «Ночка в "Северной"», среди его сочинений – цыганский романс «Увядшие розы», марш «Последняя рублевка»… Есть и любопытное произведение: «Банч-танц (еврейский cake-walk)».

В Одессе Чернецкие сменили несколько адресов: Большая Арнаутская, 14; Большая Арнаутская, 55; Ришельевская, 69.

После 1917 г. Лев Исаакович эмигрировал во Францию. В 1926 г. в Париже он начал вести класс ансамбля духовых инструментов в Русской консерватории, в 1930 г. организовал Оркестр русских военных инвалидов.

Но вернемся в Одессу. Здесь Лев Исаакович пишет марш «Дни нашей жизни», который расходится бешеными тиражами (более 25 тысяч). Он становится таким же популярным, как позже (в 1915 г.) станет популярен марш В. Агапкина «Прощание славянки». Под марш Чернецкого провожают на фронт и поднимают в атаку. Но этот марш ждет и мировая «слава». Мелодия у всех на слуху, и под нее придумывают шуточные куплеты «По улице ходила большая Крокодила…». Знал ли Лев Чернецкий, что в 1941-м мелодия его марша обрела всесоюзную славу, благодаря фильму «Антон Иванович сердится», воскресившему «Крокодилу»? Но и это не все! В 1917 г. композитор Лео (тезка?) Данидерфф (с плохо «разработанной» биографией и упоминанием о русском происхождении) пишет фокстрот-шимми «Je cherche apres Titine» («Я ищу Титину»), очень напоминающий марш Чернецкого. Не французские ли матросы-«интервенты» привезли эту мелодию из Одессы? Или сам автор? «Титина» начинает триумфальное шествие по сценам (Бродвей, Варшава, Париж) и экранам (Чарли Чаплин в фильме «Новые времена») и возвращается в Одессу 50-х уличной песенкой «На палубе матросы курили папиросы, а бедный Чарли Чаплин окурки подбирал».

Впрочем, к этому времени Льва Чернецкого уже нет в живых. Вероятно, в оккупированной Франции в «русском» капельмейстере не признали еврея (в отличие от Макса Кюсса, погибшего в одесском гетто), так как, по свидетельству дальнего родственника, он умер в 1945 году.

А вот его кузену Соломону предстоит долгая и овеянная славой биография в СССР. Правда, не безоблачная – с родственниками за границей (в том числе сестрами) и их славной службой в царской армии. Сын пианистки Доры Чернецкой (сестры Исаака) и одесского скрипача Исая Штембера, Семен Александрович Чернецкий (1881, Одесса – 1950, Москва) стал главным советским капельмейстером, композитором, профессором Московской консерватории, генерал-майором.

Им написано свыше 100 маршей, вальсы, патриотические песни и др. Любопытно, что среди его маршей есть несколько национальных – Грузинский, Бессарабский, Украинский и... марш «Биробиджан».

Первые уроки музыки Соломону Штемберу дала мать. Затем дядя Исаак взял 11-летнего племянника на воспитание и подготовил к поступлению в музыкальные классы при одесском отделении ИРМО по классу тромбона и фортепиано.

В 1897 г., из-за болезни отца, Соломон раньше срока оставляет учебу и работает пианистом в учебных заведениях, а по вечерам – в танцклассе и на балах, при этом успевая заниматься музыкальным самообразованием.

«...положение капельмейстеров в русской армии было незавидныым, отнюдь не денежным, так как до 1910 г. они даже не входили в штат полка, а нанимались на работу по контракту с договорной оплатой как военный чиновники. Реорганизация 1910 г. позволяла повысить статус капельмейстеров, переводя их из неопределенног чиновничьего статуса в офицерский. Однако тут уже для капельмейстеров-евреев, таких как Л. Чернецкий и многте другие, препятсвием служило их вероисповедание».
(Е. Краснова, А. Дроздовский, MT№138)

В 1900 г. после смерти отца он снова переехал к дяде в Кишинев. Там окончил музыкальные классы местного отделения ИРМО. Пробовал свои силы как помощник капельмейстера, обучал военных оркестрантов. В 1903 г. Соломон становится капельмейстером 14-й артиллерийской бригады, примерно в это время берет фамилию дяди и именуется Семен Исаевич (позднее – Александрович) Чернецкий.

Во время погрома племянник вместе с дядей участвовал в самообороне и получил тяжелейшую травму: ему выбили левый глаз. На средства комитета помощи пострадавшим была сделана уникальная операция – глаз заменили стеклянным протезом.

После смерти дяди в 1908 г. Семен Чернецкий вернулся в Одессу и поступил на службу в 60-й пехотный Замосцкий полк. Помимо основной работы, он очень много преподавал: музыку и хоровое пение в одесском ремесленном училище Общества «Труд», а также в народном училище №12, сиротском доме и женской гимназии при этом обществе. За эти годы Чернецкому удалось, по его словам, «ликвидировать все препятствия в виде материальных, служебных, а также семейных», после чего он в 1912 г. поступил в Петроградскую консерваторию по классу инструментовки и оркестрового дирижирования.

В воспоминаниях Е.Э. Мандельштама (младшего брата поэта) наталкиваемся на следующее: «Поощрялась в Тенишевском училище и музыка. Мы создали оркестр народных инструментов.
…Руководителем оркестра мы пригласили студента консерватории С.А. Чернецкого, скромного, нуждающегося юношу. Он часто вытирал слезы из одного глаза, и это интриговало ребят. В конце концов выяснилось, что этот глаз у него был стеклянный, что в те времена было в диковинку»
.

Семен Чернецкий начинает сочинять, в основном, вальсы: например, «Петипуся» (1912 г., посвящен «многоуважаемой артистке Татьяне Мариусовне Петипа», дочери М.М. Петипа). Во время Февральской революции студент Чернецкий на собственные слова сочинил «Песнь свободной России».

В 1917 г. директор консерватории А. Глазунов отозвался о выпускнике так: «Зная большой дирижерский опыт Чернецкого, а также признавая сделанные им успехи за время пребывания в консерватории, я смело могу рекомендовать С.А. Чернецкого как даровитого и вполне умелого руководителя оркестрами».

Семен Чернецкий в 1918 г. поступил на службу в РККА (Рабоче-крестьянская Красная армия) и возглавил инспекцию военных оркестров при петроградском окружном военном комиссариате. С 1919 г. он стал еще и начальником Первой военно-музыкантской школы в Петрограде.

Его энергия была фантастической. Он не только сформировал, но и руководил несколькими оркестрами в 1920-30-х годах. В их числе сводный («тысячетрубный») оркестр Московского гарнизона, Симфонический оркестр Центрального дома Красной Армии, оркестр Народного Комиссариата обороны. В 1923 г. Чернецкий создал военно-капельмейстерские классы при 8-й Петроградской пехотной школе комсостава. В 1925-26 гг. преподавал в капельмейстерских классах при Московской пехотной школе и на вокально-музыкальных курсах им. Стравинского. В 1935 г. вместе с директором Московской консерватории Г. Нейгаузом создал там военный факультет, где преподавал дирижирование и служебно-строевой репертуар.

И – пик его карьеры – на знаменитом Параде Победы 24 июня 1945 г. Семен Чернецкий руководил сводным оркестром.

По его инициативе в разных городах страны была создана сеть военно-музыкальных школ, где за 5 лет прошли обучение три с половиной тысячи беспризорных детей. Многие из этих ребят стали руководителями оркестров.

ИзменитьУбрать
         Семен Чернецкий
(0)

В одесскую школу Чернецкий лично отбирал воспитанников из детдомов.

По воспоминаниям одного из воспитанников военно-музыкальной школы, при инспекторе С. Чернецком, во время его инспекторских проверок, «не меньшую роль в проверках бытовых условий военных музыкантов играла его жена. Она вместе с мужем ходила по полкам и проверяла, чем кормят, как живут и отдыхают военные музыканты, и горе было тому командиру, который назначал музыкантов в наряды». (marsches.zbord.ru)

О первой жене С. Чернецкого известно лишь, что ее звали Полина (по другой версии – Голда-Лея). Вторая жена, Софья Левитина, была эстрадной певицей (под псевдонимом Софья Мар-Кнабе). Кнабе – фамилия ее первого мужа, С. Чернецкий стал ее третьим мужем.

*

Здесь самое время сказать о «женской линии» музыкальной семьи Чернецких. Известно, что у Семена Александровича было три сестры: Вера, Надежда и Эсфирь. Но есть свидетельство о еще двух сестрах, Полине и Доротее, – свидетельство правнука Доротеи.

Вера Исаевна Чернецкая-Меерович стала известной концертирующей пианисткой. Надежда окончила Московскую консерваторию по классу вокала, также стала пианисткой и камерной певицей (контральто).

ИзменитьУбрать
(0)

Младшая из сестер Эсфирь окончила Московскую консерваторию по классу фортепиано у профессора В. Сафонова, а затем у А. Гольденвейзера. В 1911 г. она заняла 1-е место на Первом профессиональном конкурсе имени профессора С. Малоземовой, проходившем в Москве среди женщин-пианисток России.

Известно, что Эсфирь играла в легендарном петербургском кафе поэтов «Бродячая собака». Играла она и в составе Петербургского квинтета, организованного в 1918 г. Петром Меренблюмом.

И опять из воспоминаний Евгения Мандельштама: «Ценил брат и камерную музыку. …любил концерты пианисток Чернецкой-Гешелин и М.В. Юдиной...»

Замуж она вышла за одесского оториноларинголога, профессора А.И. Гешелина (1882-1962). Преподавала в Одесской консерватории и много гастролировала. К сожалению, концерты в Германии стали для нее последними: в 1922 г. она заразилась «испанкой» и умерла в Берлине. Все ее фотографии и ноты сгорели во время войны, но во Всероссийском музейном объединении музыкальной культуры имени М.И. Глинки хранится семейная фотография Исаака Чернецкого, где указана его дочь Нина и невестка Эсфирь. Если исходить из того, что его дочь звали Анной, то можно предположить еще одну ошибку в подписи – не невестка, а племянница. И тогда это – единственная фотография Эсфири Чернецкой.

*

Это далеко не все о музыкальной семье Чернецких. О деталях их биографий ведутся оживленные обсуждения в интернете, особенно на форуме любителей военной музыки. И по мере обнародования документов и воспоминаний нас ждет еще немало сюрпризов.


Спасибо Игорю Косюге, который прислал нам "статью-некролог с фотографией Э.А. Чернецкой-Гешелиной - в этом году исполняется 100 лет со дня её смерти - из одесской газеты Силуэты, №1 за 1922 год:
https://libraria.ua/static/big_images/Serial/Siluety%20-%20Odessa/Siluety%20-%20Odessa%20-%201922/19221201_001/MASTER/00012.jpg
"
В этой статье мы впервые получаем возможность увидеть портрет Э.А. Чернецкой-Гешелиной.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №160 > МУЗЫКА ПОБЕД
  Замечания/предложения
по работе сайта


2022-12-06 05:34:51
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Всемирный клуб одесситов Jerusalem Anthologia Еврейский педсовет