БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №174 > ЕВРЕЙСКИЕ СТРАНИЦЫ УКРАИНСКОГО ГОЛОДОМОРА
В номере №174

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

ЕВРЕЙСКИЕ СТРАНИЦЫ УКРАИНСКОГО ГОЛОДОМОРА
Инна РИКУН-ШТЕЙН

Первые зарубежные публикации о голоде в Украине 1932-1933 гг. появились уже в 1932 г., первые публикации в украинской прессе – только после распада СССР. С тех пор украинские учёные, публицисты, журналисты, краеведы издали более 20 тысяч работ – от академических многотомников до популярных брошюр.

ИзменитьУбрать
«Хлеба нет!» (Гарет Джонс услышал плач голода по всей Украине, бывшей житнице России). 1933
(0)

Есть среди них и библиографические пособия. Наиболее полным является фундаментальный указатель «Голодомор в Україні 1932-1933 рр.» (Вып. 1. 2001; Вып. 2. 2008; Вып. 3. 2014), созданный Одесской национальной научной библиотекой. Один из двух составителей указателя – автор этой статьи.

Работа по сбору материала началась в середине 1990-х. Как раз тогда канадская диаспора передала в библиотеку большой массив эмигрантской литературы. Значительную часть этого массива составляли публикации о голоде 1932-1933 годов. Украинская диаспора никогда не забывала об этой трагедии, использовала каждую годовщину, чтобы напомнить о ней мировому сообществу.

Нельзя сказать, что работать над эмигрантскими изданиями было приятно. Во многих публикациях виновниками голода назывались евреи, которые однозначно и безусловно отождествлялись с советской властью.

Эти обвинения звучат и сейчас. По социальным сетям кочует картинка с портретами евреев – чекистов и партийцев с подписью: «Украина должна знать этих убийц поимённо! Это исполнители Голодомора на территории Украины». На самом деле эти люди никакого отношения к Голодомору не имели. В 2010 г. Апелляционный суд Киева на основании материалов СБУ признал ответственными за голод в Украине И. Сталина (грузин), В. Молотова (русский), Л. Кагановича (еврей), П. Постышева (русский), С. Косиора (поляк), В. Чубаря (украинец), М. Хатаевича (еврей). Тоталитарный режим был вполне интернациональным.

К началу 1930-х годов в административно-территориальном устройстве Украины значилось 25 национальных районов, из них: 7 немецких, 3 болгарских, 3 греческих, 3 еврейских, 1 польский, 8 российских. Голодомор не обошёл ни один из них.

Еврейские сельскохозяйственные поселения представляли довольно мощные и рентабельные хозяйства. В своём распоряжении они имели десятки тысяч голов скота, более 10 тысяч единиц сельскохозяйственных машин и первоклассной техники. Все это было завезено из Америки «Агро-Джойнтом». Раскулачивание, коллективизация и насильственное изъятие зерна привели в 1932-1933 гг., как и везде в Украине, к массовому голоду и гибели людей.

Документально засвидетельствованы факты голодной смерти в трёх еврейских национальных районах – Калининдорфском, Ново-Златопольском, Сталиндорфском, в которых проживало 64 тысячи человек. Газета «Дер Штерн» от 8 февраля 1932 г. писала: «Во многих еврейских колхозах Херсонщины не имеют хлеба для своих колхозников до нового урожая, во многих семьях люди голодают». По данным одесского обкома партии, в марте 1933 г. самая высокая смертность была в Калининдорфском районе, только в селе Штерндорф (Малая Сейдеминуха) от голода умерло 30 человек1 .

Высок был уровень смертности евреев, проживавших в бывшей черте оседлости. Из материалов государственного архива Винницкой области: «Неблагополучным является состояние и по еврейским местечкам: в Ильинцах, Жорнищах, Дашеве, Китайгороде ежедневно от 5 до 10 случаев голодной смерти. Всех артелей, которые объединяют до 605 еврейских семей, в районе 11, централизованного снабжения они совсем не получают. Сейчас до 80 человек, членов артелей (жестянщики, портные, сапожники) опухли от голода, 12 человек умерло…»

Лютовал голод и на Житомирщине. Из статистики голода еврейского населения волынского Иерусалима – Бердичева: «Голодают рабочие – 208, кустари – 429, инвалиды и пенсионеры – 261, безработные – 562, деклассированная беднота, бывшие рабочие, мелкие торговцы – 710, других – 48. Вместе – 2281 человек».

В Бердичеве пережил Голодомор кинодраматург и писатель Борис Хандрос (1923-2006): «В 33-м году я, как и многие мои ровесники, тоже испытывал муки голода, как все, грыз макуху, спасался крапивой, цветами акации, ел "пайковый" хлеб с опилками, наконец – уже после голода – умирал от кровавой дизентерии и выжил чудом». Он одним из первых в независимой Украине написал о Голодоморе. В 1993 г. была издана его документальная книга «Смертные письма», в которой собраны письма крестьян партийному руководству. В этой же книге приведены уникальные документы – выписки из загсовой книги села Сосонка Винницкого района Винницкой области, в которых в 1933 г. не побоялись записать в графе «причина смерти» – «умер от голода». На основе свидетельств очевидцев Хандрос снял одноимённый документальный фильм.

Первой в советской литературе художественной книгой о Голодоморе явилась повесть Василия Гроссмана «Всё течёт», написанная в 1955-1963 гг. Повесть была запрещена, распространялась самиздатом, была опубликована в СССР в 1989 году.

Парадоксально, но факт: в Украине до сих пор мало знают об этом произведении, где честно и страшно описана апокалиптическая картина голода. Только в ноябре 2007 г. газета «День» напечатала раздел из повести, в котором женщина, свидетель Голодомора, рассказывает о пережитом вернувшемуся из лагеря заключённому. Отдельной книгой повесть в Украине не выходила, хотя написал её уроженец Бердичева.

Значительно пострадала от Голодомора и Одесская область. По данным Института демографии и социальных исследований имени М.В. Птухи НАН Украины, в 1932 г. в Одесской области от голода и связанных с ним заболеваний умерло 40,3 тыс. человек, в 1933-м – 120,6 тысяч.

ИзменитьУбрать
Зерно, отобранное у «кулаков». 1930
(0)

6 декабря 1932 г. СНК УССР и ЦК КП(б)У приняли постановление «О занесении на "чёрную доску" сёл, которые злостно саботируют хлебозаготовки». Попасть на «чёрную доску» означало целый ряд репрессивных мер: прекращение торговли и снабжения товарами, взыскание выданных кредитов, «чистка» органов власти. Постановление касалось нескольких сел Днепропетровской, Харьковской и Одесской областей.

Постановлением одесского обкома КП(б)У от 18 ноября 1932 г. «Об усилении борьбы с продажей хлеба и конфискации его на рынках» было запрещено продавать коммерческий хлеб. 24 января 1933 г. обком принял постановление о приостановлении массовых самовольных выездов крестьян из Одесской области.

Огромная работа по выявлению документов о Голодоморе проделана сотрудниками Государственного архива Одесской области. На их основании были напечатаны десятки статей и книг, в том числе и «Національна книга пам’яті жертв Голодомору 1932-1933 в Україні. Одеська область» (2008). Мартиролог составлен как по свидетельствам очевидцев, так и по записям в книгах ЗАГСа. Такие записи сохранились далеко не все. Секретная директива одесского облисполкома городским советам и районным исполкомам Одесской области от 13 апреля 1934 г. гласила: «Изъять из сельсоветов книги смертей за 1933 год по всем без исключения сельсоветам, а за 1932 г. по списку… Изъятые от сельсоветов книги передать на хранение в секретном порядке при райисполкомах…»

Официальная инструкция по заполнению актовой записи требовала определения причины смерти, но найти запись «смерть от голода» в загсовых книгах Одесской области невозможно. Анализ многочисленных записей, которые, несомненно, свидетельствуют о летальности именно вследствие длительного голодания («истощение», «опухлость», «отёк», «водянка», «цинга»), дал минимальный процент населения, который можно безусловно считать погибшим от голода.

Трагедия коснулась не только сёл, но и самой Одессы. Невыполнение колоссального плана хлебозаготовок Одесской областью влекло за собой сокращение хлебного пайка городу. Процент населения, умершего голодной смертью, составляет по Одессе 15,3 процента (4172 актовых записей из 27325).

Преобладающее большинство других причин смерти – это расстройства желудочно-кишечного тракта («кровавый понос», «перитонит», «цирроз печени», «рак желудка») и сердечно-сосудистые заболевания (особенно много инфарктов), а также – «острое малокровие». Очень высок был уровень детской смертности, самоубийств молодых людей.

Среди данных об умерших есть и национальность, что дало возможность подсчитать количество умерших в 1932-1933 гг. одесских евреев – 6727 человек. Их социальный состав самый разный: рабочие, служащие, кустари, научные работники, иждивенцы.

Потрясением для автора было обнаружить в мартирологе своего дедушку – Сруля Хаимовича Штейна, умершего 17 января 1932 г. в возрасте 62-х лет от перитонита.

ИзменитьУбрать
Морис Симашко
(0)

Дополним статистику, оказавшуюся совсем не сухой, воспоминаниями одессита Мориса Шамиса, который стал народным писателем Казахстана М.Д. Симашко (1924-2000, умер в Тель-Авиве).

Морис Давидович вспоминал: «Мы жили в Одессе… Осенью в городе появились первые голодающие. Они неслышно садились семьями вокруг тёплых асфальтовых котлов позади их законных хозяев – беспризорников – и молча смотрели в огонь. Глаза у них были одинаковые – у стариков, у женщин, у грудных детей.

Никто не плакал. Беспризорники что-то воровали в порту или на Привозе, порой вырывали хлеб их рук зазевавшихся женщин. Эти же сидели неподвижно, обречённо, пока не валились здесь же на новую асфальтовую мостовую. Их места занимали другие. Просить что-нибудь было бессмысленно. По карточкам в распределителе научных работников мать получала по фунту чёрного хлеба на работающего, полтора фунта пшена на месяц и три-четыре сухие тарани. Эта деликатесная рыба была тогда основной едой: "Ешь тараньку, пей водичку та виконуй пятиричку!" Одесса шутила.

Это была очередная "неформальная веха". Тридцать третий год. С середины зимы голодающих стало прибавляться. А к весне будто вся Украина бросилась к Чёрному морю. Теперь уже шли не семьями, а толпами, с чёрными высохшими лицами, и детей с ними уже не было. Они лежали в подъездах, парадных, на лестницах, прямо на улицах, и глаза у них были открыты. А мимо нашего дома к портовому спуску день и ночь грохотали кованые фуры, везли зерно, гнали скот. Каждый день от причала по обе стороны холодильника уходили по три-четыре иностранных парохода с мороженым мясом, маслом, битой птицей. В городе вместо тарани стали выдавать в месяц по полтора фунта сине-зеленой конины. Мне в тот год предстояло идти в школу. Помню буйный майский дождь. Задрав штаны, мы, припортовые дети, бегали в потоках несущейся вдоль тротуаров воды и во всё горло пели: "Телятину, курятину буржуям отдадим, а Конную-Будённую мы сами поедим!"»

Воспоминания Шамиса подтверждаются воспоминаниями некогда очень известного в Одессе человека, комсомольского и партийного деятеля, Лидии Всеволодовны Гладкой, которой тогда было четырнадцать: «В городе была введена карточная система, которая в какой-то степени спасла одесситов от голодной смерти. Недоедать тогда приходилось всем. Чтобы получить положенную порцию конины, люди выстаивали ночные очереди. Вместо сахара выдавали конфеты-подушечки».

Впроголодь Одесса жила ещё долго, спасало море: рыбалка, мидии, рачки. В свободной продаже коммерческий хлеб появился летом 1934 года, 1 января 1935 г. отменили карточную систему.


1В мае 1938 г. еврейские национальные районы были расформированы. Большинство их жителей погибло во время Холокоста.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №174 > ЕВРЕЙСКИЕ СТРАНИЦЫ УКРАИНСКОГО ГОЛОДОМОРА
  Замечания/предложения
по работе сайта


2022-09-27 01:35:00
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Dr. NONA Еврейский педсовет Jewniverse - Yiddish Shtetl