БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №90-91 > МММ – отличная компания!
В номере №90-91

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+11
Интересно, хорошо написано

МММ – отличная компания!
Интервью вела Инна Найдис

В феврале центр «Мигдаль» празднует свой День рождения. О радостях, буднях, надеждах «Мигдаля» никто лучше не расскажет, чем его бессменный вдохновитель и двигатель – Кира Верховская.

ИзменитьУбрать
Кира Верховская
(0)

С прошлого Дня рождения «Мигдаля», его 15-летия, прошел год. Что такое год для «Мигдаля»?

– Год для «Мигдаля»?.. Это – жизнь, со множеством событий. Если говорить о главных, то для меня это – ремонт музея, хороший семейный лагерь и «Огненная вечеринка».
Почему эта вечеринка для меня – такое событие? Ну, во-первых, она была совсем недавно, в декабре – свежие впечатления. А во-вторых, потому что очень многие люди сказали, что они поняли, наконец, почему Ханука – веселый праздник. У евреев мало веселых праздников, в общепринятом понимании. Что такое веселый праздник? Когда хочется смеяться, можно танцевать, можно слушать музыку и так далее. У нас только исторические праздники такие. Конечно же, это Пурим, который, особенно в «Мигдале», всегда очень весело гуляют. А на Хануку у нас бывали фестивали, КВНы, концерты, даже застолье… Но это не было настолько весело. А «Огненная вечеринка» получилась очень веселой и интересной, как модно сейчас говорить, «креативной», и при виде людей в «огненных» одеждах у меня, например, поднималось настроение.

А ремонт музея?

– Ремонт музея – это моя большая победа. Это громко звучит, но на самом деле – так! Я очень боялась этого ремонта. Во-первых, ремонт – всегда стихийное бедствие, во-вторых, потому что мы совершенно не понимали, что делать, то есть, мы не отдавали себе отчета, каким музей должен быть и каким он будет. Мы не могли найти дизайнеров, которые бы нас устроили...

Но наступил момент, когда пришлось срочно делать ремонт: срок гранта, полученного музеем, уже истекал, вернее, уже истек, надо было отчитываться. Поэтому не было другого выхода. Как правило, так у меня всегда, когда очень надо быстро и хорошо что-то сделать, ну, очень надо – тогда получается. Это было очень тяжело. Но, с другой стороны, за 3,5 месяца поднять ремонт – 160 квадратных метров!?– для меня это большое событие.

Нам удалось не испортить музей, не потерять, при современном оснащении его, той особой «домашности», которая является его особенностью. И если 99,9% людей, пришедших в музей после ремонта, сказали, что это? хорошо, – значит, наверное, это действительно хорошо.

Да, и еще по поводу событий этого года?– конечно же, выход – наконец-то! – долгожданного «Путеводителя по еврейской Одессе» на английском языке!

«Мигдалю» 16 лет. Он за эти годы разросся. Что такое сегодня «Мигдаль»?

– Он, слава Б-гу, растет с каждым днем… Не потому даже, что растет количество программ или финансирование, не в этом дело. Мы набираемся опыта, и, в первую очередь, я. Надо не переставать учиться, я это очень хорошо понимаю. Мне очень хочется вывести «Мигдаль» на новые горизонты и не останавливаться. Насколько мне и нашей команде это удастся, посмотрим… Если нам самим будет интересно, то и всем будет интересно.

Что собой сегодня представляет «Мигдаль»? Когда Дима Меламуд сделал новое ядро нашего сайта, он попросил нас структурировать «Мигдаль» – для того, чтобы изменить дизайн сайта, сделать его более удобным. Структурировать «Мигдаль» сегодня оказалось проблематичным. Когда речь идет о библиотеке, например, или издательском центре – это нетрудно. Но что касается самого ядра «Мигдаля»…

Например, бытует мнение, что в «Мигдале» все танцуют. Почему-то не поют, а именно танцуют. Но, несмотря на то, что у нас действительно 11 танцевальных коллективов, я бы все-таки поставила на первое место образование. Это не значит, что люди приходят сюда получать еврейское образование. Сегодня в Одессе очень много еврейских программ, которые дают стипендии за посещение, это данность, и наверно, оно к чему-то хорошему привело, сто процентов, что привело... Но к нам приходит большое количество людей, которые от нас не получают никаких денег, и они здесь многому учатся и многое делают. Получается, что у нас как бы такая лаборатория, которая «заставляет» делать и дает возможность делать. Они здесь получают некую «прививку» к иудаизму, слава Б-гу, не «от иудаизма», как иногда бывает. Показателем для меня сегодня является большое количество подростков в «Мигдале», студентов, молодых родителей.

А как и почему люди приходят в «Мигдаль», как ты думаешь? Есть какая-то реклама, мы кого-то «затягиваем»?

– Реклама не работает! Самая большая, самая дорогая, самая шумная реклама – если мы не ленимся и делаем какую-то рекламную акцию, – она, в лучшем случае, дает нам имидж. А вот так называемый «еврейский телефон», когда один попробовал и – или ушел, или понравилось – передал другому. Это еще не значит, что другому понравится, но, если понравилось, он позвал третьего… Это работает лучше всего. Даже если наши хорошие друзья и знакомые знают о существовании «Мигдаля», то совершенно не обязательно, что они сюда придут. Но если им сказал какой-то «левый», «правый» или «средний» друг, то они задумаются.

Сколько людей сегодня ходит в «Мигдаль»?

– Приблизительно около 1000 семей посещают наши программы. Это очень «приблизительно», потому что это не касается концертов, выездов, посетителей сайта, читателей журнала…

Многие спрашивают, почему «Мигдаль» – международный центр? Звучит как нонсенс – «еврейский международный центр»! Между какими народами? Благодаря сайту, журналу у нас очень много виртуальных друзей, они позиционируют себя как мигдалевцы, члены такой общины. И это очень интересно. Если мы посмотрим на сайте раздел пользователей, получаются очень странные вещи. Есть люди, которые посещали «Мигдаль», и в графе «мигдалевец» они ставят прочерк. А есть люди, которые – ну совершенно точно! – не были в «Мигдале», но они почему-то ставят «птичку». Так что «Мигдаль» – международный и потому, что он «там» функционирует…

Очень многие мигдалевцы сейчас живут в других странах. Они приезжают к нам, как к себе домой, с видеокамерами, с фотоаппаратами, они фотографируют, у них ностальгия, и им нравится даже, что у нас нет ремонта – где-то глубоко в душе они рады увидеть то, что было когда-то в их детстве.

За эти годы очень много людей прошло через «Мигдаль». Кто-то уходит, кто-то приходит… Некоторые уезжают, но бывает, что люди просто уходят из «Мигдаля». По каким причинам, как ты думаешь?

– По разным. Во-первых, «Мигдаль» – это как дом, как семья. Очень редко уходят люди навсегда. Даже когда они уезжают в другую страну, они не уходят. Я не ощущаю это как уход. Они как бы есть – то ли чуть ближе, то ли чуть дальше, по-разному.

Иногда уходят из «Мигдаля», потому что пришло время.

Я уже говорила, что «Мигдаль» дает «прививку» к иудаизму. Есть люди, которые сделали тшуву1 и сейчас, скорее, ассоциируют себя с синагогой, но они часто заходят к нам, бывают на каких-то мероприятиях, и в лагерях бывают… в общем, они где-то есть, они рядом.

И есть некий процент молодежи, скорее даже подростков, которые выросли у нас. Это такие особенные дети. Почему? «Мигдаль»?– структура, которая учит всему. Мы стараемся учить профессионально, и у нас нет неталантливых людей. Я не говорю «детей», я говорю вообще – «людей». Потому что все талантливые. Мы делаем все для того, чтобы они поверили в это. А дети вообще не ждут, чтобы в них верили или не верили, у них получается – они делают. А у них, естественно, получается.

Когда ребенок у нас с дошкольного возраста, или даже раньше, он в 13-14 лет уже великолепно танцует, поет, рисует, он может совершенно спокойно стоять на сцене и… для него это становится обыденностью, ему надоедает. И это нормально. Он может уйти на так называемый «отдых», но он все равно вернется. Он же станет родителем – и вернется с ребенком. Или, может быть, просто пройдет время, он «перебесится» и вернется. Может быть, он даже не станет танцевать и петь, а просто будет ходить на какие-нибудь мигдалевские мероприятия. Если к нам приходят в возрасте, допустим, уже более зрелом –13-14 лет – совсем другой разговор, потому что тогда этот человек хочет «получить». Если он целеустремленный, то он получает и уже не уходит. Если же он случайно зашел, ему здесь как бы ничего особенного не хочется делать, то он уйдет.

Какие проблемы сегодня у «Мигдаля»?

– В первую очередь – это помещение. Здание на Малой Арнаутской, 46-а, в котором мы находимся, разваливается. Мы будем сейчас всеми силами искать деньги на ремонт. Проблема также заключается в том, что у большого и сегодня очень популярного детского центра «Мазл Тов», и также базирующегося вместе с ним центра для нуждающихся в помощи детей «Бейтену», нет своего помещения. Мы постоянно, уже шестой год, «выбрасываем» деньги на съем квартир. Почему я говорю «выбрасываем»? Потому что эти деньги мы отдаем, они никогда не вернутся, а своего помещения все равно нет… Это самые тяжелые проблемы – помещение и ремонт. Слава Б-гу, музей наш уже отремонтирован, а вот «Мигдаль» и «Мазл Тов» – они в достаточно стесненных условиях.

Но это трудности материальные. Есть еще такая проблема, как усталость… Есть люди, которые в «Мигдале» работают с самого начала… Постоянно быть способным, одаренным, отзывчивым, самым лучшим, добрым, внимательным – очень тяжело. Не просто так в Израиле на седьмой год принято брать отпуск, чтобы уехать куда-то или поменять работу. Это трудность, с которой можно бороться двумя способами. Самый легкий – уйти на время, а самый тяжелый – побороть внутри. Это непростая вещь.

«Мигдаль» вытягивает все соки, в первую очередь, из своих сотрудников. Чтобы отвечать нашим требованиям, отдавать себя… Когда ты принимаешь на работу сотрудника, ты не можешь ему вменить в обязанность – за любую зарплату! – отдать душу и себя. Как можно, принимая на работу человека, сказать: «Мне нужна ваша душа»? Да не мне, конечно, а людям, которые к нам приходят.

В городе ходили упорные слухи, что Бейт Гранд строится для «Мигдаля»…

– Это были не слухи, это была правда. Бейт Гранд строился и для «Мигдаля» тоже. Сюда семь лет тому назад приехала из Америки семья Грандов (поэтому Бейт Гранд) – очень милые, обаятельные люди. Дело в том, что у господина Гранда родственники были из Одессы, и поэтому они захотели вложить деньги во что-то очень хорошее. И наши спонсоры, «Джойнт», убедили их в том, что «Мигдаль» – это именно то, что им нужно. Вот Гранды и решили вложить деньги, в постройку здания для «Мигдаля». Они дали миллион долларов – на тот момент очень большие деньги. Гранды сначала хотели вложить эти деньги в здание на Малой Арнаутской, 46-а, но потом решили, что новое здание будет намного лучше, да и если будет рядом «Хесед», то будет больше возможностей для общины.

На тот момент миллион – это были колоссальные деньги! За 340 тысяч долларов мы могли купить на Тираспольской, угол Дегтярной, здание, облицованное мрамором. Почему «Хесед» его не взял тогда? Потому что они сказали, что как-то «Хеседу» не подобает «во мраморе» жить… А вот мы на эту тему как раз очень задумывались. За тот миллион у нас бы сегодня было трехэтажное здание со своими гаражами, подвалом, двором и всем оборудованием – от и до. Теперь мы не имеем ничего, потому что политика «Джойнта» изменилась, и в Бейт Гранде, скорее всего, будет еврейский центр, но только с коммерческими программами, кроме «Хеседа», который уже там находится.

На какие деньги живет «Мигдаль»?

– На маленькие! Основной наш спонсор – «Джойнт», но при сегодняшней инфляции в Украине и темпах роста «Мигдаля» этих денег не хватает. Нам уже полтора года помогает семья Лидеров из Нью-Йорка, благодаря которой мы в прошлом году не замерзли: они дали деньги на покупку котла. Они и сейчас продолжают нас поддерживать, дают деньги на культурные программы. Большое им спасибо!

Мы постоянно подаем заявки на какие-то гранты и иногда их выигрываем, правда, я не могу сказать, что это так постоянно… И плюс – местные спонсоры, которые нам помогают – и мигдалевцы, и просто друзья.

Помогают ли «Мигдалю» какие-нибудь городские структуры?

– Материально они нам никогда не помогали. Нам никогда не мешали, и за это спасибо. А сейчас, я думаю, что-то поменяется, потому что Одесса поворачивается лицом к туризму, а мы – очень привлекательная для туристов структура. Конечно, сегодня город может показать памятники и кладбища, но желательно показать живую, нормальную, работоспособную еврейскую общину. В Одессе есть синагоги, две крупные религиозные общины со своими полноценными структурами. Но «Мигдаль» привлекателен для туристов культурными программами: еврейским музеем, творческими коллективами, концертами, фестивалями… И я надеюсь, что город больше повернется в нашу сторону.

Ты говорила об усталости. Естественно, что и ты за эти годы подустала. Что вообще держит, зачем тебе «Мигдаль»?

– Что для меня «Мигдаль»? Образ жизни. Образ жизни можно поменять… наверное. Для этого надо быть очень мужественным человеком. Естественно, устала за это время, потому что есть взлеты и есть падения. И когда взлет, ты не очень отдаешь себе отчет, что это счастье и так хорошо все и чудесно, но когда падение – это всегда больно. Есть много приятного в нашей работе, и есть очень много подводных камней, которых не видно невооруженным глазом. Тяжелая работа, сто процентов, но – это жизнь, это жизнь... Кто меня держит в «Мигдале»? Люди меня держат в «Мигдале»… люди.

Это борьба за идею?

– Да не борьба это, какая борьба?! Нет, прин­цип жизни: да вот так вот – мы – евреи, без рогов, нормальные люди. Это, может быть, спор – общечеловеческое и еврейское. Я просто еще и еще раз пытаюсь доказать, что если человек живет по еврейским законам, то это вмещает и общечеловеческую этику. Но если человек живет по общечеловеческим принципам, это не всегда стыкуется с иудаизмом. Это то же самое, что с кошерной едой: тот, кто не соблюдает кошер, может есть кошерное, но не наоборот. Чаще всего это приходится объяснять евреям, неевреям это принять легче.

Мечты «Мигдаля»?

– Мечты «Мигдаля» или мечты «меня»? (смеется) Если мечты «Мигдаля» – надо спросить у него. А если – о чем я мечтаю?.. В принципе, самое лучшее – научиться зарабатывать деньги, самим. Перестать зависеть каждой копейкой от спонсоров, нет, можно получать гранты от каких-то фондов, но как подарки на день рождения.

Не то чтобы хотелось бы потерять спонсоров... Большое им спасибо: если бы не «Джойнт», то все бы эти годы нам было намного тяжелее, а, может быть, нас бы и не было. Большое спасибо раввину за то, что он нас, в принципе, не выгоняет из этого здания, это его здание. Ну, как – его: он председатель Общества Еврейской Культуры, здание отдано Обществу Еврейской культуры. Раввин еще помогает – и морально, и немножко даже материально. Слава Б-гу, что они у нас есть – «Джойнт», раввин и все остальные наши друзья. Но мне бы о-очень хотелось, чтобы мы научились и сами зарабатывать деньги.

Ты говоришь «зарабатывать деньги самим». Нас не так много – сотрудников, и каждый выполняет несколько функций…

– Да я говорю о бедности! Кто культурой может заработать? Нет, это нереально, это мечта… Но с помощью Всевышнего все выполнимо. Я мечтаю о самостоятельности финансовой, потому что вся остальная самостоятельность в какой-то мере есть, в какой-то мере она и не нужна, потому что «Мигдаль» – часть еврейской общины. Самостоятельность от чего? От еврейства? Просто, если были бы деньги, очень многие вопросы решились. Я никогда не плачу по поводу того, что мало денег. Их всегда мало. Потому что у нас, слава Б-гу, фантазии достаточно, и если появляются деньги, мы всегда что-то придумываем. Поэтому их всегда будет мало. Но хотя бы чтобы сотрудники «имели, что кушать», и чтобы мы не мерзли в холодном помещении, и чтобы штукатурка не сыпалась с потолка.

Но это пока только мечты.

Хорошо, допустим, вопрос финансов решен, у нас есть денег столько, сколько мы хотим...

– Это тоже плохо…

Что можно было бы еще сделать?

– Я бы построила большой центр для «Мазл Това», действительно большой. Потому что те 230 метров, которые мы сегодня снимаем, они нам малы, там негде развернуться. Нужен большой отдельный центр с нормальными туалетами, хорошей игровой комнатой, релаксационной и так далее. Это – о том, что в первую очередь можно было бы сделать.

О ремонте здания я уже говорила… На 11 танцевальных коллективов у нас только два танцевальных класса. Конечно, нам не помешало бы современное оборудование... По­смотри, что у нас в библиотеке творится. У нас богатая еврейская библиотека, богатая не в смысле того, что там старинные книги, это не музей, но у нас очень хорошая подборка еврейской литературы – 15000 томов. Но их ставить некуда. В музее сегодня нет нормального хранилища…

Вот ты говоришь, что в «Мазл Тове» сегодня 230 метров, и этого не хватает. Для человека, который не был в «Мазл Тове», это, наверное, звучит дико. 230 метров для какой-то организации, которая занимается детьми… Что происходит на этих 230 метрах?

– Ну, например, одновременно там может находиться 50 детей плюс родители и бабушки. Сто человек – на 230 метров.

А что делают эти сто человек?

– Учатся. «Мазл Тов» – это центр раннего развития для детей, начиная с самого рождения. Он на самом деле играет очень интересную роль, потому что, в принципе, в Одессе есть два еврейских детских сада. Но «Мазл Тов» – единственный – берет детей по закону о репатриации. Кроме того, не все родители хотят отдавать детей в детские сады, у многих есть няни. Эти няни привозят в «Мазл Тов» детей – на занятия. Там есть возможность бэби-ситинга, что тоже удобно. И самое интересное, что … но это всегда, это нормально – что нееврейские семьи скорее отдают детей в еврейский центр, чем еврейские. У нас для таких семей есть отдельные группы со своим расписанием.

Это тоже очень интересно, и сегодня есть очень модное слово, которое мне не нравится – «толерантность». Почему оно мне не нравится? Не потому, что я против дружбы между народами, но «толерантность» – это терпимость. Так вот, мне не нравится, когда нас терпят или мы кого-то терпим. Слово какое-то…

Ну, это не «терпимость», это умение жить рядом.

– Умение жить рядом – это нормально.

Какие у тебя пожелания «Мигдалю» ко Дню рождения?

– Я как-то пошутила, что у нас должно быть три «М»: «Мигдаль», мани (money – день­ги – ред.) и мазл (удача – ред.). Ну, а если всерьез: больше оптимизма, больше сил, больше выдумки, и больше людей, которые будут приходить в


1Тшува – покаяние, возвращение к своей еврейской душе

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №90-91 > МММ – отличная компания!
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-05-06 07:03:08
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jerusalem Anthologia Jewniverse - Yiddish Shtetl Всемирный клуб одесситов