БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №96-97 > Царство покоя в ста водах
В номере №96-97

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
+4
Интересно, хорошо написано

Царство покоя в ста водах
Ольга КСЕНДЗЮК

Когда видишь впервые его удивительные дома, первое, что приходит в голову, – самые лучшие сказки. Например, Евгения Шварца. Вот в том доме могли бы жить Принцесса и Медведь из «Обыкновенного чуда», Ученый и его верная Анунциата из «Тени»,— поселились бы там после свадьбы… или просто остановились передохнуть — беспокойные души – от своих приключений. Да и гриновские Ассоль и Грэй наверняка могли бы жить где-то поблизости, не вечно же им качаться на волнах. А что – такой себе безумный приют или, говоря современным языком, жилой комплекс для сказочных странников.

Вот еще – с детства я терялась в догадках: как выглядит дом Муми-троллей, созданных замечательной сказочницей Туве Янссон? Думаю, им бы точно понравились эти мягкие, плавные линии, сочные цвета, забавные окошки. А хоббитам – с их страстью к норкам и круглым дверцам, как вы думаете?

Вспоминается и совсем другое, печальное: «Слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни, – тишиной. Смотри, вот впереди твой вечный дом, который тебе дали в награду. Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, он поднимается к самой крыше. Вот твой дом, твой вечный дом. Я знаю, что вечером к тебе придут те, кого ты любишь, кем ты интересуешься, и кто тебя не встревожит» (М. Булгаков, «Мастер и Маргарита»). Но вспоминается оно, как мы увидим, вполне к месту.

Вряд ли архитектор и дизайнер Фриденсрайх Хундерт­вассер, подобно мне, был озабочен жилищным устройством хоббитов, муми-троллей и романтических персонажей. Он просто творил в свое удовольствие, обладая, помимо таланта, и другим даром – завидной раскованностью, а лучше сказать – буйством фантазии. Он вообще был невероятно свободен, что иной раз оборачивалось причудами и даже странностями – но такова оборотная сторона свободы.

ИзменитьУбрать
(0)

И, похоже, ему удалось сохранить в себе энергию дет­ства, столь нужную всякому художнику. Недаром в числе построек Хундертвассера — детские сады, площадки, гимназия. В мечтах и на бумаге ребенок может позво­лить себе многое – забыть о прямых углах и ровных линеечках, о черно-бело-сером, о строгой, требовательной и скучноватой реальности, похожей на школьный класс. Он может раскрасить ее во все цвета радуги, изменить, перевернуть с ног на голову, устроить сады прямо на крышах…

Родился он в Вене, в 1928 г. Западноевропейская культурная атмосфера 20-х – 30-х была потрясающе питательной средой, творчески напряженным полем, где цвели и сталкивались сюрреализм, конструктивизм, додекафонизм1, психоанализ и Венский кружок философов, мистицизм и ар деко2, кино и дизайн, теория относительности и формальная теория цвета (между прочим, создатель последней Й. Иттен преподавал в Вене). А кроме того — социальные кризисы и мрачное нарастание сил фашизма и коммунизма – «двух демонов», по выражению И. Бродского. Конечно же, далеко не каждый восприимчив к духу эпохи, но Фридрих Штовассер оказался вполне чувствительным «приемником» и ее подъемов, и ее трагедий…

Когда ему был год, не стало отца. Позже, в 43-м, практически вся семья разделила судьбу миллионов евреев в нацистском концлагере. Я нигде не нашла ответа: а как выжил сам Фридрих? Говорят, преследовавшая его идея домов-убежищ, домов-укрывищ, – след Катастрофы. Видимо, так оно и есть…

Труднопроизносимый свой псевдоним он придумал в двадцать лет – методом, несколько напоминающим историю создания «Льюиса Кэрролла». Часть фамилии «што» (сто) перевел на немецкий, и получилось пышно-романтическое «сто вод» – «Хундертвассер». А из Фридриха сделал Фриденсрайха, соединив два слова – мир в значении «покой» и мир в значении «империя, царство». Цар­ство мира, империя отдыха, – вполне современное имя для брэнда!

Учиться он пробовал, но не очень удавалось: «изящные» школы Парижа и Вены бросал, едва начав. (Кстати, одного из профессоров звали Робин Христиан Андерсен.) Почему — не знаю, возможно, сказывалось все то же непреодолимое влечение к свободе, и манила бурная жизнь за стенами учебных заведений, путешествия: города северной Италии, Тоскана, Рим, Неаполь, Сицилия, Флоренция.

Собственно, он был самоучкой, этот настойчивый по­следователь фантастического романтика Антонио Гауди3. Философия Хундертвассера не отличалась особой оригинальностью: кто только не рассуждал о жизни в гармонии с природой, о приоритете земли и живого, – в общем, «жизнь в лесу», Торо, Уолден и все такое… Но применение философии на практике может быть индивидуальным и очень даже своеобразным.

Взгляды Хундертвассера привели его не только к концепции тотального озеленения зданий («Я хочу, чтобы меня звали волшебником растительности»), но и к нескольким достаточно эпатажным поступкам, которые до сих пор памятны и непременно звучат в любой публикации о нем – например, чтение своего манифеста или участие в телешоу в обнаженном виде. Можно найти в этом некую логику – ведь в этих текстах и выступлениях он призывал вернуться к природе, а когда речь идет о природе, большинство горожан становится на диво слепыми и глухими… Он просто отчаянно защищал свою точку зрения! С другой стороны, если я фанатка сюрреализма, мне не обязательно наносить на свое тело репродукции Сальвадора Дали.

Был ли Хундертвассер гением, можно спорить, но он определенно отличался присущей им эксцентричностью: «носил мятое нелепое одеяние и какую-нибудь экстравагант­ную средневековую шапку-колпак, зимой и летом ходил в непарных шлепанцах», а носки разного цвета просто-таки стали частью некоего мифа о мятежном художнике. Многих он раздражал – и стилем жизни, и творчеством, и это можно понять. И еще – ему завидовали.

В полном соответствии со своим личным мифообразом Хундертвассер совершал кругосветные путешествия на «собственном судне, восстановленном из старой торговой посудины», – в Африку, Японию, Америку. Вывез он оттуда не только ценные для творчества экзотические впечатления, но и жену-африканку. Совместная жизнь продолжалась всего два года. Кстати, другой его «экзотической» женой в 1962 г. стала японка Юко Икевада (его «японский период» вообще был плодотворным – он успешно участвовал в выставке в Токио, получил премию Майнити4, писал картины – он ведь еще и был художником-графиком). Этот брак протянул в два раза дольше. Неизвестно, отчего так получалось, но можно предположить. В конце концов, какая женщина выдержит экстравагантного неугомонного типа в разных носках!.. Утверждают, что «после семидесяти лет художник стал всюду появляться в сопровождении юных девушек. Подруги часто менялись, что вызывало любопытство и зависть». Некоторые прямо его называют ловеласом, но так оно было или нет – да какое нам дело! Вернемся к архитектуре.

ДОСЬЕ ДОМА ХУНДЕРТВАССЕРА
Идея здания – Ф. Хундертвассер
Архитектор – П. Пеликан
Период строительства – с 18 августа 1983
по 15 октября 1985 г.
Жилая площадь – 3784 м2 (около 19 м2 на человека)
Количество квартир – 52
Количество жильцов – около 200 человек
Размер квартир – от 30 до 150 м2
Дополнительные помещения – зимний сад, две
детские игровые комнаты, 16 частных и три общественных террасы, пять магазинов
Количество посаженных на территории
деревьев – 250
www.sad.dn.ua
Основополагающих идей в этой области у Хундертвассера было несколько. Первая — он яростно выступал против рационализма. В 1968 г. в скандальном манифесте он публично полемизировал с одним из упрямейших апологетов архитектурного рационализма Адольфом Лоосом, который в свое время утверждал, что «орнамент в архитектуре – это преступление». Признанных мэтров — Ле Корбюзье, Гропиуса, ван дер Роэ – он полагал ни много ни мало врагами гуманизма, ибо архитектура рационализма – нездоровая и мешает самореализации человеческой личности. Типовые, правильные дома и тесные города он сравнивал с казармами, пуще того – с концлагерями. Сильное сравнение, но стоит над ним задуматься.

ИзменитьУбрать
Тротуар возле
"Дома Хундертвассера"
в Вене
(0)

«В то же время и представления Хундертвассера о здоровой архитектуре, были, мягко говоря, эксцентричными. Образцами здоровой архитектуры XX века он считал не только постройки модерна и творчество Гауди, но и кварталы городских трущоб, дома бедняков, построенные хозяевами вручную, без всякого проекта, плавучие жилые суда и даже …расписанные стены общественных туалетов».

ИзменитьУбрать
"Зеленая цитадель Магдебурга"
(0)

Прямым линиям и углам, которые он экспрессивно обзывал «порождением дьявола» и «причиной упадка человечества», Хундертвассер противопоставлял спираль — один из своих любимых символов и форм. Эта фигура очень многозначна – достаточно вспомнить ацтеков, древних китайцев или… Карла Юнга. Для Хундертвассера спираль – «символ жизни и смерти, создания и разрушения, спираль никогда не возвращается в свою исходную точку»; она показывает «вечное превращение форм жизни». Любимое его животное – улитка с домиком на спине, в чем можно убедиться, взглянув хотя бы на его проект флага для Новой Зеландии. В 1953 г. Хундертвассер опубликовал свою первую графическую работу с изображением спирали. Спираль есть и в итоговой работе «Зеленая цитадель Магдебурга».

С диктатурой прямых линий архитектор боролся всю жизнь и немало в том преуспел. Его творения – тот случай, когда «все кривое» – не результат усилий строителей, а воплощение идеологемы, если угодно. В том числе – знаменитый Hundertwasser Haus, «дом Хундертвассера» в Вене, символ города, не менее значимый, чем знаменитый Оперный театр, место паломничества туристов.

ИзменитьУбрать
Деталь "Лесной спирали"
(0)

«Этот семиэтажный 50-квартирный дом издалека бросается в глаза своей пестротой и вычурными формами. Неровные полы и лестничные марши здесь символизируют лесные и горные тропы, а кривые неравномерно оштукатуренные и окрашенные стены — водопады и морские волны. Здесь действительно нет прямых линий и острых углов, даже произвольно расположенные окна прячут остро­конечные рамы под карнизами и нишами… Кривое все – полы под ногами, стены и проемы, элементы декора. Когда сдали этот муниципальный дом – равнодушных не было.

На его карнизах, подоконниках и фронтонах разместился большой ассортимент эксцентричных ваяний: яркие желтые кегли для боулинга, греческие статуи, львы, красные шапочки Санта-Клауса. Золотые купола дома устремляются в небо. Хундертвассер считал, что это обозначает свободолюбивый характер обитателей дома, его устремление ввысь». Еще одна из любопытных, но спорных идей архитектора – что по-настоящему «здоровы» только те страны, в архитектуре которых традиционно присутствуют золотые купола, в том числе Россия. Видимо, он никогда там не жил…

Кстати, несмотря на всю фантастичность воплощения, здание вполне соответствует жилым нормам, а также требованиям противопожарной службы.

Чувство юмора у архитектора тоже было довольно специфическим. Дорога в кафе жилого дома выложена из кусочков надгробного камня.

Вот другая экстравагантная постройка – термальный отель в Блюмау (Штирия). «Голова везде идет кругом – окна кривые, полы в залах выпуклые, а в коридорах – как тропинки в лесу, вогнутые; ванные комнаты отделаны побитой плиткой. Волнообразные, разноцветные стены, разномастные окна, украшения… псевдоримские скульп­туры невпопад, гипсовые балясины не к месту, остатки старых зданий. Словом – полное смешение стилей и ни одной прямой линии. Как ни странно, но гости отеля – в восторге» (www.sin-ptica.ru).
У меня постоянно возникал вопрос: в каком же доме жил сам архитектор?

Он поселился в пентхаусе на крыше своего музея, носившего скромное название «Дом искусств». «Здесь яркие красно-желто-зеленые капители колонн упираются в “лоскутное одеяло” керамического черно-белого фасада. Пол выставочных залов кое-где вздыблен и напоминает песчаные дюны, а колонны внутри здания установлены под таким странным углом, что, кажется, они вот-вот упадут».

Еще одна трепетно любимая идея Хундертвассера – люди слишком много места на земле отняли у ее законных владельцев – растений, и эту несправедливость необходимо исправить. Как? В каждом доме, постро­енном на поверх­ности земли, деревьев должно быть столько же, сколько и людей, чтобы дерево стало полноправным «жильцом». След­ствие – дома-поляны, дома с садами на крыше, в цветочных коврах. Его по праву считают одним из основоположников архитектурной экологии.

Вообще идеальным домом Хундертвассер видел нору с множеством окон и кровлей, покрытой дерном. (В Но­вой Зе­лан­дии он пос­троил такой дом, его крыша – часть зеленого холма.) Здесь отразилось еще одно его влечение, связанное с историей его жизни: концепция дома, в котором можно укрыться и отдохнуть от других людей и их жестокости. Он стремился проектировать дома-муравейники­, дома-норы, подобные природным укрытиям, чтобы они мало напоминали традиционное городское жилье. Жилище будущего в его представлении похоже на пещеру, в которой уютно, комфортно, безопасно, все соизмеримо с природными чувствами и не подавляет размерами, а растения помогают ощутить себя частичкой живого мира.

ИзменитьУбрать
Оконная мозаика
(0)

Совершенно серьезно Хундертвассер отстаивал в муниципалитете идею оконного права. Она заключалась в том, что каждый горожанин, высунувшись из своего окна, имеет право расписать во­круг него стену яркими красками так далеко, как может дотянуться рукой. Таким образом, он выразит себя, и всем станет ясно, что здесь живет свободный человек. Эта идея не получила статуса город­ского закона. Зато Хундертвассеру доверили расписать пространство вокруг окон на нескольких зданиях, и унылые однообразные фасады типовых домов ожили, сверкая яркими красками и мозаикой.

ИзменитьУбрать
Мусоросжигательный
завод
(0)

«Процедуру раскраски стен вокруг окон Хундертвассер называл “лечением”, а себя — архитектурным врачом, и практиковал не только на жилых, но и на промышленных зданиях. Он признавал необходимость промышленности, но считал, что она, как минимум, должна выглядеть дружелюбно и весело... Реализуя свои идеи на практике, даже мусоросжигательный завод архитектор раскрасил в яркие цвета и увенчал башней-трубой с золотым шаром. Это – еще одна любимая туристами достопримечательность Вены, да еще котельная в Шпителау. Нам бы перенять такой опыт… А рынки, придорожные рестораны, фабрики, а общественный туалет в Кавакава (Новая Зеландия)– на него тоже стоит взглянуть!

Подобно Сальвадору Дали, Хундертвассер с детским удовольствием занимался всем, во что мог вложить часть своего неповторимого творчества. Он создал проект флага для Новой Зеландии и Флага мира для Ближнего Востока, на котором соседствовали зеленый арабский полумесяц и голубая звезда Давида на белом фоне. Сопровождало флаг издание Манифеста мира. Жетоны для казино в Австрии, дизайн телефонных карточек, почтовых марок (в 1997 году получил гран-при филателистов Германии), постеров, плакатов. Увлекался собственным проектом Библии и параллельно разрабатывал внешний дизайн для Боинга В 757 германских линий «Кондор». Строил летние деревни, рынки, оформлял книжные обложки для библиоклубов. В 1999 г. он приступил к своему последнему проекту «Зеленая цитадель Магдебурга».

Его произведения щедро разбросаны по миру. В Токио установлена инсталляция «Памятник часам XXI века». В Португали, на Восточном вокзале Лиссабона находится его грандиозное панно из изразцов «Погружение Атлантиды». В Израиле он спроектировал винарню «Дон-Кихот» в долине Напа и «Спиральный источник» в Тель-Авиве. Всего по проектам Хундертвассера построено 35 зданий в Австрии, Германии, Японии, США, Израиле, Швейцарии и Новой Зеландии.

Еще один вопрос, которым я задаюсь, глядя на работы этого вольного архитектора – а каково жить в столь причудливом доме? Одни категорически против, другие мечтают жить в таком доме. Хорхе Лопес, житель дома Хундертвассера: «Это необычно так жить и поэтому очень интересно. Мне очень нравится, оригинальная форма, все это напоминает музей. Фасады, структура здания, образ жизни, люди ощущают себя здесь очень комфортно. И атмосфера в доме грандиозная». Жители сами поливают цветы и деревья, у них есть право высунуться из окна и внести свой вклад в раскраску фасада, а одним из самых больших недостатков они считают ежедневные экскурсии…
(www.bcetyt.ru).

Он умер на пороге нового тысячелетия – в 2000 г., не изменяя себе – на борту корабля. По его завещанию похоронен в Новой Зеландии (там в последние годы он жил и работал), – в некрополе со своеобразным названием «Сад счастливых мертвецов».

С именем Хундертвассера связано множество эпитетов – скандальный, популярнейший, сумасшедший, гениальный, темпераментный, бескомпромиссный, уникальный… И до самой старости его любимыми литературными персонажами были Пятачок и Винни-Пух.

———————————————————————

ИЗ АВТОРСКОГО ОБРАЩЕНИЯ ХУНДЕРТВАССЕРА

по поводу «Зеленой цитадели Магдебурга»

«Зеленая цитадель Магдебурга» – необыкновенный проект. Это оазис человечности и природы в море рациональных домов. Она возрождает потребность человека в романтике. Это та самая романтика, которую пытается истребить смертоносно стерильная, рациональная архитектура.

«Зеленая цитадель Магдебурга» будет расти как организм. Архитектура должна возвышать человека, а не обезличивать и не унижать его. Архитектура должна служить человеку. Человек должен в ней чувствовать себя дома. Она должна быть его третьей кожей. Наши города – это воплощенный в бетоне бред архитекторов, преступивших клятву Гиппократа, которая должна была бы звучать для них: «Я зарекаюсь строить дома, способные повредить природе и душе человека».

Архитектура должна быть живой, органической, развивающейся сущностью. Слепое, тупое применение геометрически точных прямых линий превратило наши города в пустыни, как в духовном, так и в экологическом смысле.

... Почему все здания Хундертвассера оказывают одинаковое действие, будь это промышленное здание, где возрастает производительность труда сотрудников, гордых тем, что они работают на человечном предприятии?
Почему радуются жители дома Хундертвассера, этого оазиса посреди бетонной пустыни, в которую превращается город?

Почему ученики в школе Хундертвассера так счаст­ливы, веселы и раскрыты?

Почему улучшилось выздоровление в спроектированном Хундертвассером госпитале при университетской клинике в Граце?

Критики не хотят замечать того, что:
В роще на крыше дома Хундертвассера в Вене гнездятся 20 видов птиц, что на крыше церкви в Бернбахе поселились аисты, а под золотым куполом тепло­централи Шпиттелау – соколы, что в саду на крыше венского «Кунстхауза» каждый год прибавляется по 5 утиных выводков и т.д.

В тени между деревьями жители наслаждаются отдыхом в гамаках, и благодаря растительности, тепловая изоляция улучшается настолько, что расходы на отопление и охлаждение уменьшаются на треть. Климат вблизи домов Хундертвассера ощутимо улучшается, в том числе состав и влажность воздуха, пыле- и шумозащита.
Строители на объектах Хундертвассера наслаждаются новой творческой техникой работы, и им тяжело возвращаться на нормальные стройки, к роли рабов-сборщиков.

В человечно спроектированных домах намного меньше уровень взломов, наркомании и самоубийств, настолько, что урбанистику Хундертвассера называют не просто «борьбой с преступностью», но и «профилактикой преступности».

Все больше и больше жильцов предпочитают отдыхать в собственном лесу на крыше, а не присоединяться к колоннам беглецов из городов.

Впервые за последние 100 лет промышленные здания, – склады, резервуары, автомагистрали, туалеты, теплоцентрали, мусоросжигатели – приобрели природный и человечный вид, как и жилые здания.

...

Оптическое (визуальное) загрязнение самое вредное, поскольку оно калечит человеческую душу.
«Зеленая цитадель Магдебурга» – оазис отдыха и радости, противовес анонимной, холодной, бесчеловечной современной архитектуре. Это высокая миссия архитектуры – возвращать человеку его потерянный рай».

www.okna.bz


1Додекафонизм – авангардное течение в музыке 20 в., основанное на специфическом методе сочинения — додекафонии (от греч. dodeka — «двенадцать» и phone — «звук»).
2Ар деко (арт деко) – течение в декоративном искусстве первой половины 20 в., синтез модерна и неоклассицизма.
3Антонио Гауди (1852-1926) – выдающийся испанский архитектор. Большинство его работ находится в Барселоне.
4Майнити – престижная японская премия в области искусства.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №96-97 > Царство покоя в ста водах
  Замечания/предложения
по работе сайта


2021-05-06 07:31:55
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еврейский педсовет Всемирный клуб одесситов Jewniverse - Yiddish Shtetl