БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №170 > ПОБРИТЬ, ПОСТРИЧЬ И СОТВОРИТЬ
В номере №170

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

ПОБРИТЬ, ПОСТРИЧЬ И СОТВОРИТЬ
Ольга КСЕНДЗЮК

Чего только люди ни делали со своими телами на протяжении истории – ради того, чтобы быть красивыми! Стандарты и требования к внешности меняются, но суть при-украшивания вечна: что-то изменить в себе. Точнее, на себе. Выкрасить, замаскировать, подтянуть, добавить, уменьшить, нарисовать…

Особенно доставалось волосам.

Помимо красоты или того, что под этим понималось, – причёска несла культурный и социальный смысл.

В древнем мире состояние волос указывало на статус, религиозность, профессию. Представители знати чаще носили искусные, затейливые причёски и тщательно ухаживали за волосами, для чего, например, у римских патрициев имелись специально обученные рабы или слуги – «предки» нынешних парикмахеров. Простолюдины обычно распускали волосы или коротко стриглись.

В древнем Египте из-за жаркого климата волосы чаще всего сбривали и носили парики. Их заплетали в косички, украшали золотыми нитями. У простого люда парики были поскромнее.

ИзменитьУбрать
(0)

И мужчины, и женщины носили «геометрическую» причёску с чёткими лаконичными линиями – прообраз стрижки каре, актуальной и сегодня. Египтяне умели завивать волосы и парики при помощи холодной («мокрой») укладки и окрашивать хной в чёрный и красновато-оранжевый цвета.

Борода у египтян не прижилась, её носили чужеземцы и представители низших слоёв общества.

У римлянок сложные причёски – комбинации из кос и локонов, обильно украшенных диадемами, драгоценностями и пр., – были показателем высокого положения. Когда в Риме стали появляться белокурые рабыни-северянки, в моду вошел «блонд» и рыжий цвет.

Растительность на лице в разные времена могла означать принадлежность как к элите, так и к низшим слоям. У древних римлян борода сначала символизировала силу и здоровье, но около 200 года до н. э. они посмотрели на греков и принялись бриться. Выбритый римский гражданин стал воплощать цивилизацию и прогресс, в отличие от бородатого раба-варвара. Брадобреи пользовались бронзовыми бритвами, заточенными о камни. Между прочим, уже в то время они практиковали совмещение профессий – могли при случае и зуб удалить.

Иначе относится к бритью иудаизм. По мнению мудрецов, волосы, подобно одежде, выполняют двойную роль: служат как бы оболочкой и защитой и в то же время – «визитной карточкой» и «великолепием лица». Духовное значение, которое иудаизм придаёт волосам, отражено и в законах траура: после смерти близкого в первый год нельзя бриться и стричься. Существуют особые законы окрашивания волос, подстригания бороды, бритья волос на теле и т.п. (toldot.ru)

Когда коварная филистимлянка Длила (Далила) по наущению врагов выведала секрет еврейского героя Шимшона и велела «состричь семь кос головы его», – он утратил свою невероятную физическую силу. Это один из излюбленных сюжетов в литературе и искусстве.

У большинства народов были поверья, связанные с волосами. Часто их считали источником жизненной силы и могущества. Отсюда «мода» на длинные волосы. В Спарте они были символом богатства и власти, а бритая голова – символом рабства. В Месопотамии мужчины отпускали волосы до плеч и собирали их сзади.

В древней Греции у мужчин были популярны волнистые волосы и бороды, аккуратно постриженные, завитые и причёсанные (позже возникла мода на бритьё). Эта работа доверялась парикмахерам, чьё искусство стало важной профессией. Они состязались друг с другом в мастерстве, а их «салоны» были общественными центрами, где обсуждали политические, спортивные и прочие новости. Женщинам в такие места доступа не было. Они укладывали волосы дома – сами или с помощью прислужниц. Самым известным элементом причёски был «греческий узел»1 . Гречанки старались прикрывать лоб: высокий и широкий лоб считался некрасивым.

***

У большинства народов семейный статус женщины непременно отражался на её внешности. Как правило, какую бы причёску ни носила девушка до замужества – косы или свободно распущенные волосы, – после свадьбы она скрывала их под головным убором.

Устная Тора разъясняет, что волосы женщины – её украшение и привлекают внимание мужчин. Появляться на людях с непокрытыми волосами – нарушение законов скромности. Женщина должна ходить в головном уборе, даже если она разведена или вдова. Мишна Брура (75:14) приводит высказывание книги «Зоѓар» о том, что женщина, тщательно соблюдающая эти законы, хорошо влияет на обстановку в доме и на судьбу сыновей.

От девушек не требуют покрывать голову, но есть мнение, что всё же незамужним не следует распускать волосы, лучше собирать их в косу или в хвост. В книге р. Фалька «Могущество и великолепие – облачение её» сказано: «Причёска должна быть аккуратной и скромной, девушке надо стараться придерживаться “золотой середины”. С одной стороны, чтобы причёска была тщательно уложенной и изящной, но не вызывающей, не бросалась в глаза… С другой стороны, девушке запрещено пренебрегать своим внешним видом… Необходимо … следить, чтобы причёска была приятной, даже красивой, и производила достойное впечатление. Ведь еврейская девушка – дочь Царя, и её внешний вид должен об этом свидетельствовать». (toldot.ru)

***

Средневековый парикмахер отличался от нынешнего, как бронзовый нож от электробритвы. Сегодня парикмахер – «мужчина номер два в жизни женщины» (Л. Болдридж). Телефон толкового стилиста передают друг другу, как талисман, и записываются на приём за месяц. А тогда за волосами дамы ухаживали дома, состоятельные приглашали цирюльника к себе. Зато «сильный пол» чувствовал себя свободно, и в цирюльне стихийно возникал мужской клуб.

ИзменитьУбрать
(0)

В каждом европейском городе к 12-13 вв. имелась баня с парикмахерской, а её работники были объединены в цех. Банщик не слишком отличался от брадобрея, цирюльник – от медика. Помимо собственно «стрижки-брижки», средневековый цирюльник ставил банки и пиявки, пускал кровь, удалял зубы, лечил раны. Цирюльники охотно именовали себя хирургами. (Кстати, и «цирюльник», и «хирург» происходят от греческого слова «cheirourgos».) Они обозначали свои заведения цилиндрами с красными и белыми спиралевидными полосами, что символизировало бинты и кровь.

С одной стороны, без такого человека не обойтись. С другой стороны, связанные с этой работой предрассудки и отношение к цирюльнику как к обслуживающему персоналу сделали это занятие не самым уважаемым. Как пишет Лев Минц, оно «изначально стало уделом неполноправных чужаков, которым иметь свою землю и связанное с ней всеобщее уважение не положено». Это одна из причин того, что «среди очень распространённых среди евреев профессий парикмахер занимает далеко не последнее место. Это у ашкеназим. А в некоторых этнических группах2  – так вообще занимает одно из главных, т. е. не все евреи – парикмахеры, но все парикмахеры – евреи. Ну, или почти все…» (Л. Минц, jewish.ru) Например, вот что пишут о белорусском Гродно: «В 1650 г. в городе возник парикмахерский цех, который просуществовал целое столетие. Цирюльниками были в основном евреи, которые жили на площадях гродненского замка».

Кстати, Цырульник (Цирульник) – распространённая еврейская фамилия. Зачастую еврейский цирюльник, помимо медицинских услуг, выполнял и функции моэля. Видимо, этим и занимался первый носитель фамилии. (jewage.org)

Со временем бани начали преобразовываться в цирюльные лавки. К концу 13 в. в каждом крупном европейском городе насчитывалось несколько сотен таких заведений. В 1291 г. в Париже их было более 500. В начале 15 в. цех банщиков и цирюльников получил знамя с цеховой эмблемой – изображением сороки. Члены цеха носили повязку с вышитым на ней гербом, её же при необходимости можно было использовать в качестве медицинского жгута. В 1540 г. произошло слияние гильдий парикмахеров и хирургов, а в 17-18 вв. они опять разделились.

В 17-18 вв. цирюлен в русских городах было мало, и по дворам, рынкам и т.п. ходили бродячие цирюльники. Они носили с собой громоздкие ящики с инструментами и парфюмерией и деревянный стул для клиентов. Появление цирюльника становилось событием. Прохожие останавливались, чтобы послушать своеобразный перечень работ и услуг: «Бреем, стрижём бобриком-ежом, лечим паршивых, из лысых делаем плешивых, кудри завиваем, гофре направляем, локоны начёсываем, на пробор причёсываем, парик промоем, кровь откроем, мозоль подрежем, косу купим и срежем, мушки клеим, стрижём да бреем. Банки, пиявки, набор грудной степной травки!» (beauty-club.expert)

***

ИзменитьУбрать
(0)

История причёски практически совпадает с эволюцией основных модных стилей в одежде, архитектуре и пр.

Времена Ренессанса ввели в моду сложные причёски, где косы и локоны причудливо переплетались, закалывались и обильно украшались вуалями, лентами, жемчугом. Чаще всего часть волос поднимались и завязывались в высокий пучок, а часть свободно ниспадала на плечи. Оставались в моде и косы – толстые и длинные.

Решающее влияние на моду оказывала придворная аристократия.

В эпоху барокко Генрих III ввёл моду на парики. В начале 17 в. был изобретён парик с длинными локонами, распространившийся из Франции по всей Европе. (В немецком языке от «парика» образовалось слово «парикмахер»). Королевские лейб-парикмахеры создавали замысловатые причёски, которые должны были подчёркивать величие придворных и членов королевской семьи. Были изобретены специальные расчёски для париков.

В 1680 г. фаворитка Людовика XIV Анжелика де Фонтанж случайно ввела моду на причёску имени себя: подхватив наверх кружевной лентой волосы, растрепавшиеся во время охоты. Получилось просто и мило. Но предела совершенству нет, и «фонтанж» становился всё причудливее и выше – до 50-60 см, его делали на специальном каркасе из проволоки. «Фонтанж» упомянут в «Трактате против роскошных причёсок» (Париж, 1694).

18 столетие, период рококо, можно назвать веком парикмахеров – «куафёров». Куафюрой называлась каркасная, многоярусная, пудреная причёска, украшенная драгоценностями, перьями, лентами, кружевом, бутафорскими фигурками.

Куафёр Людовика XV – мэтр Легро учредил Академию парикмахерского искусства. В историю моды вошли имена Легро, Леонара Боляра, Дажа, Антуана.

При Марии-Антуанетте и её личном куафёре Леонаре стали модными невероятно сложные причёски. Парижский журнал «Курьер моды» публиковал в каждом номере 9 новых причёсок: «клумбы», «вазы с фруктами», «мини-сады»… Использовали тюль, валики из шерсти, всевозможные украшения, от птиц до ветряных мельниц. Парикмахер был декоратором, конструктором, художником. Оригинальность причёски подчёркивалась экзотическим названием: «Сильфида», «Голубиное гнездо», «Сети любви»… (estelhautecouture.ru) Но не каждая придворная красавица имела возможность следовать новой моде. Так началась популярность шиньонов и дамских париков.

Высокая причёска стоила времени и денег, но её обладательница чувствовала себя счастливой, несмотря на то, что клиентки Леонара носили огромные капюшоны и клетки, чтобы сохранить причёску. Случалось, и спали сидя. Дамы (а иногда и кавалеры) не помещались в каретах и ездили, высунув голову из окна или сидя на полу. Чтобы хоть как-то облегчить им жизнь, Леонар придумал специальный механизм (его вставляли в парик), с помощью которого можно было сделать причёску низкой, а затем, нажав на клапан, – снова высокой. (melina-design.com)

ИзменитьУбрать
(0)

Темой для причёски могло стать что угодно: новая театральная постановка, географические открытия, даже политические события. На создание «La Belle Poule» Леонара вдохновила победа Франции над флотом Англии в 1778 году. Причёска являла собой точную, хоть и уменьшенную во много раз копию одноимённого французского военного корабля, который словно «покачивался» на волне припудренных волос. Александр Дюма писал: «…женщины носили в волосах фигуру, представляющую фрегат. Такая изобретательность на головные уборы смело могла давать Леонару право на титул академика причёсок … только Леонару обязаны мы теми фантастическими причёсками, которые вскружили всем головы…»

О гигиенических последствиях ношения таких шедевров умолчим.

После буржуазной революции 1789 г. во Фран­ции стали популярны более простые и естественные причёски.

***

19 век – эпоха серьёзных изменений в науке, технике, культуре. На них отозвались парик­махеры. Стали модны причёски не слишком длинные, с различными вариантами зачёсов, небольшими колечками, ниспадающими на лоб, косами, которые придерживались гребнем на уровне затылка, а также локонами по плечам.

Мужчины делали лаконичные стрижки и ук­ладки. Если в начале века нельзя было увидеть денди без взбитой чёлки, то позже мужские причёски обзавелись обязательным прямым пробором. Волосы, как правило, завивали.

В Европе, когда в моду вошел стиль «бидермейер», парикмахеры старались придать клиенткам «обаяние молодости». Крупные плотные локоны укладывались с обеих сторон головы.

В 60-е гг. во Франции Гуго, парикмахер императрицы Евгении, изобрёл способ обесцвечивать волосы перекисью водорода. Вскоре в высшем свете почти не осталось брюнеток и шатенок.

В 80-е гг. 19 в. стали популярными косички, кудри, пучки и тяжёлые узлы из волос. В моду вошли просто распущенные по плечам волосы. К концу столетия высокие и чрезмерно пышные причёски сменились простыми, но достаточно интересными моделями. (superstrizhki.ru)

Изобретения 19 в. – электрическая машинка для стрижки, вытеснившая с 1880 г. ручную, щипцы для завивки и пр. – привели к тому, что искусство дамского парикмахера стало обесцениваться. Но мастера сумели принять и применить технические достижения. (komilfo74.ru)

ИзменитьУбрать
(0)

Конец 19 в. – период расцвета барбершопов, «куда мужчины приходили почитать газету, выпить, отдохнуть от женского общества, обсудить последние новости и, конечно же, получить качественное обслуживание». (pikabu.ru)

Парикмахеры начали бороться за признание в общественной жизни. Были основаны первые корпорации. В 1893 г. Артур Молер создал в Чикаго школу для парикмахеров – первое в мире учреждение подобного рода.

Еще более серьёзные изменения принёс 20 век – иное качество и темп жизни, иные требования к внешности, здоровью, комфорту, новые образы мужчин и женщин, новые технологии. В 1908 г. Карл Несслер впервые продемонстрировал в Лондоне химическую завивку-перманент. Иосиф Майер выпустил в 1924 г. устройство для плоской намотки волос, вызвавшее переворот в технике завивки. Компания Gillette придумала безопасную бритву, нанеся удар по барбершопам. Позже, в 30-е гг., изобрели электробритву, ставшую невероятно популярной. Все это подорвало мужской салонный бизнес, и в послевоенное время большинство барбершопов закрылось.

Но даже в динамичном и нетерпеливом 20-м столетии в некоторых парикмахерских, особенно в небольших городах, порой сохранялась та самая уютная атмосфера, которую так ценили клиенты. Исаак Спивак вспоминает о городке Каушаны (Бессарабия) в 1930-е годы: «…Коль я упомянул о пятнице, надо отметить, что это был очень радостный день. Евреи, работающие у хозяев, получали свою зарплату. Также в пятницу евреи ходили в парикмахерские. Это было вроде ритуала – каждый ходил к своему парикмахеру, естественно, сидели в очереди, узнавали последние события, разговаривали. Помню, какой там стоял шум – евреи любят поговорить и часто все сразу. Наконец после стрижки и бритья все довольные возвращались по своим домам встречать Субботу.

…С появлением у евреев радио события обсуждались в общественных местах, особенно в открывшихся государственных парикмахерских, где уже работал не один мастер, а несколько». (kehilalinks.jewishgen.org)

ИзменитьУбрать
(0)

У женщин 20 столетия бешеную популярность приобретали элегантные, прогрессивные, удобные короткие стрижки – неувядающее каре, боб, пикси, паж, гарсон, сессун… На этом фоне периодически вспыхивала мода на начёсы и «бабетты». И снова на женских головах выстраивались «башни», со спрятанными внутри шарфиками, картонками, даже консервными банками (очевидцы утверждают, что это не миф), которыми изобретательные советские женщины удерживали форму причёски – своего рода привет из 18 века. Было и увлечение хипповой длиной и естественностью, тем более что всё больше производилось средств ухода. В 1960-е одним из крупных центров парикмахерской моды стал Лондон.

Всё больше становилось женщин-парик­махеров (сейчас они участвуют в международных конкурсах наравне с мужчинами). Появлялись культовые причёски, связанные с кинозвёздами и их персонажами («стрижка Рейчел»). Имена знаменитых стилистов ставили рядом с именами выдающихся художников, архитекторов, дизайнеров.

«Многие женские проблемы, перед которыми пасуют лучшие психиатры, часто решает парикмахер второй категории». (Мэри Маккарти)

Уже в наше время, в 10-е годы 21 в., возродились барбершопы, снова став модным и стильным местом не только профессионального ухода, но и общения.

Индустрия парикмахерского искусства постоянно пополняется изобретениями, чуть ли не каждый день предлагая технологии по уходу, новые термины, необычные техники стрижек. Времена меняются – и салоны красоты меняются вместе с ними. Но парикмахер неизменно остаётся одним из важнейших людей в нашей жизни. Даже если теперь новости и анекдоты рассказывает не он, а висящий на стене салона телевизор…


1Причёска предполагает прямой пробор и объёмный низкий пучок. Актуальна по сей день
2Подразумеваются бухарские или горские евреи.

Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №170 > ПОБРИТЬ, ПОСТРИЧЬ И СОТВОРИТЬ
  Замечания/предложения
по работе сайта


2024-07-16 01:24:33
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Еврейский педсовет Jewniverse - Yiddish Shtetl Всемирный клуб одесситов