БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > Мигдаль Times > №170 > ВИДАЛ БОЕВОГО ДУХА И РЫЦАРЬ ПРОСТОТЫ
В номере №170

Чтобы ставить отрицательные оценки, нужно зарегистрироваться
0
Интересно, хорошо написано

ВИДАЛ БОЕВОГО ДУХА И РЫЦАРЬ ПРОСТОТЫ
Наталия БАКЧЕВНИКОВА

Новатор – изменивший устоявшийся порядок в мире моды и предложивший миру новые стандарты красоты.

Новатор – изменивший устоявшийся порядок в мире моды и предложивший миру новые стандарты красоты.

Парикмахер – освободивший женщин от начёса, лака, бигуди и частых походов в салоны красоты. Его причёски без единого укладочного средства выглядели элегантно и благодаря так называемой «салонной памяти» сохраняли форму даже через месяц после стрижки.

Стилист – тративший на беседы с женщинами больше времени, чем на работу с их волосами. Он обсуждал их образ жизни, природу волос, наблюдал за их пластикой, типом лица и манерой одеваться. Это позволяло найти индивидуальный стиль каждой и часто порождало дружбу.

ИзменитьУбрать
(0)

Оригинал – воплотивший любовь к геометрии и архитектуре в геометрических стрижках.

Мальчик из бедной еврейской семьи, получивший награду из рук королевы Великобритании.

Псих – швырявший ножницы в потолок и расчёски на пол.

Он завершил эру «месье Антуанов» и «месье Александров», и парикмахеры обрели фамилии.

Автор книг и ведущий шоу.

«Битлз парикмахерского искусства», «Шанель причёсок»...

И это всё он – Мастер, чьё имя стало брендом, – Видал Сэссун!

В 1954 г., в 26 лет, он открыл салон в фешенебельном районе Лондона на Бонд-стрит. Чёрно-белый, со стальными шестами по фасаду, с большими фотографиями на стенах, с ультрановым оборудованием – этот салон походил на галерею современного искусства. Он был блестящим в прямом и переносном смыслах.

Открытое пространство позволяло с улицы наблюдать, как стригут женщин. Мастер ворошил их волосы руками, строил гримасы, словно «танцевал» вокруг кресла, работал всем телом. Его движения завораживали. Всё было непривычно, нравилось и будоражило. Сюда приходили представительницы разных социальных сословий. В очереди на стрижку герцогиня Бедфордская сидела на ступеньках наружной лестницы рядом с продавщицей, вспоминал Видал Сэссун. Он говорил, что его радует отражение в зеркале женской улыбки после стрижки – независимо от того, Катрин ли это Денёв или никому не известная девушка.

Хвалёная английская чопорность сдавала позиции. Эра феминизма стояла в дверях. Изменялось женское самовосприятие.

Подобное привлекло подобное. В 1957 г. модельер Мэри Куант выпускает новую коллекцию – подрыв основ! – мини-юбки. Это не просто короткий подол, это другая психология! Она дарит миру колготки, сумки-рюкзаки и туфли на платформе. Она создаёт образ новой женщины – энергичной, уверенной, динамичной, но не менее женственной и желанной!

Вполне закономерно, что Мэри предложила Видалу Сэссуну делать стрижки её моделям. Но начала она с себя. Оба они со смехом вспоминали, что сразу породнились кровью: Видал при первой стрижке порезал Мэри ухо.

Тандем двух революционеров произвёл фурор! Никто так не шил, никто так не стриг. Высокая мода сходила с подиумов и шла на улицы. Это вдохновляло. Англия переставала быть жёстким кастовым обществом. Лондон становился местом, предлагавшим всем – попробуйте! Сюда ехали за настроением, сюда ехали за вдохновением. Все. Режиссёры, сценаристы, актёры, музыканты, фотографы. И Лондон их не разочаровывал.

В 1964 г. Сэссун впервые сделал ставшую всемирно известной стрижку «пять точек».

Кажущаяся простота и естественность его образов привлекала к мастеру многих «звёзд». Известные модельеры Парижа и Рима приглашали молодого британца создавать с ними неповторимый стиль. В 1965 г. Эммануэль Унгаро, работавший в авангардном стиле, предложил Видалу сотрудничество, результатом которого стала «асимметричная стрижка» – новая концепция Сэссуна.

На вершине славы он оказался после публикации в культовом журнале «Vogue» фотографии актрисы Нэнси Кван с его стрижкой.

Мода на Сэссуна не миновала и СССР. Повальное увлечение причёской а-ля Мирей Матье пришло после её гастролей в 70-х. В те годы мастеров просто просили сделать «сэссун». Применявшееся в этой стрижке градуирование помогало волосам естественно закручиваться вовнутрь.

Переехав в Штаты после женитьбы на актрисе Беверли Адамс (а познакомились они в его салоне на Бонд-стрит), Сэссун начал американскую страничку своей биографии.

В 1965 г. он открыл огромную студию красоты на Мэдисон-авеню. Здесь он воплощал свои идеи: «кроил» шедевры по анатомическим ориентирам – по точкам на лбу, затылке, висках. Презентация в Нью-Йорке собрала столько народу, что мероприятие пришлось вынести на улицу. Реакция прессы вознесла молодого мастера на ослепительный небосклон американской моды. Его стрижки носили Ава Гарднер, Элизабет Тейлор, Голди Хоун, Настасья Кински, Кэмерон Диас.

Роман Полански пригласил его делать причёску Мии Фэрроу на съёмках фильма «Ребенок Розмари». Суперкороткая асимметричная стрижка стала культовой, а «стиль от Сэссун» вошёл в лексикон. Термин «sassuning» означал полный цикл обслуживания – с мытьём, окрашиванием, стрижкой, укладкой и… разговорами.

«Фишка» мастера была в «wash and go» («вымой и иди»): вымыла голову, расчесала, встряхнула головой и – вуаля! – волосы сами укладывались в заданную форму.

ИзменитьУбрать
(0)

Хорошая стрижка предполагала здоровые волосы, поэтому естественным образом возник интерес Сэссуна к средствам ухода за волосами. Когда он открыл первую линейку Vidal Sassoon, это вызвало сильнейший ажиотаж. Акции Видала взлетели до небес.

Он проводил массовые шоу парикмахерского искусства, участвовал в телевизионных передачах, издавал книги, стал хозяином многомиллионной империи, включавшей салоны красоты, продукты ухода за волосами, Академии парикмахерского искусства.

А ведь в его детстве ничто не предвещало весь этот глянец.

Видал родился в 1927 году. Отец – еврей из Са­лоник, корни матери – из Киева. Отец оставил семью, когда Видалу было три года, а его брату – и того меньше. Мать, не имея средств к существованию, отдала сыновей в приют. Почти через семь лет дети вернулись домой. Мать повторно вышла замуж. С отчимом им повезло: он любил книги, оперу и бокс. И – главное – он любил детей своей жены. Видал вспоминал, что отчим круто изменил их жизнь, мальчики обрели отца, а ритуал похода в книжный магазин запомнили на всю жизнь.

Когда началась война, лондонских детей вывезли в деревни подальше от бомбардировок «люфтваффе». Для пацанов это было увлекательное приключение, для горожан деревня – экзотика и свобода. Примерно через год мама и отчим приехали туда же. Подросток начал работать: развозил деревенскую почту, кроил перчатки. Жизнь в деревне в течение 18 месяцев сплотила семью, но пора было возвращаться в Лондон.

Бомбежки продолжались. Семья сняла ветхий дом в бедном районе, но ночевали на платформах в метро. Видал нанялся велокурьером – разво­зил сообщения из Лондон-сити в доки. Он лихо рулил мимо горящих развалин, мечтая поймать немецкого шпиона и стать героем.

Прозу в эту жизнь внесла мать. Сын представлялся ей парикмахером: видение ей было. Стать учеником дамского парикмахера? Как о таком сказать друзьям?! А как же мечта быть футболистом? Но спорить не получилось, и в назначенный день, одетый во всё лучшее, он с мамой очутился в салоне Адольфа Коэна – известного парикмахера Ист-Энда. Надежда затеплилась в мальчике, когда плата за обучение оказалась невероятно высока. «Какие сто гиней! – удручённо сказала мама. – У нас нет даже ста пуговиц!» Но, как говорится, не судьба. Или, наоборот, судьба. На выходе из салона Видал радостно распахнул перед мамой дверь, а с Коэном, прощаясь, раскланялся. Приятно пораженный парикмахер вернул мать с сыном и взялся обучать Сэссуна бесплатно. Адольф Коэн, как вспоминал позднее Видал, тратил на него столько времени, так терпеливо и с любовью делился знаниями, так гордился своей профессией, что постепенно сломил сопротивление ученика и привёл его к убеждению, что парикмахерское дело «в ­своём лучшем проявлении есть форма искусства».

Оттуда же, из своего первого ученичества, будущий мэтр вынес высокие требования к дисциплине и внешнему виду: всегда «с иголочки», в брюках со стрелками и в начищенных туфлях.

Жизнь не ограничивалась стенами парикмахерской. Послевоенная Англия пугала возрождением былой заразы: фашисты вылезли из подполья и вышли на улицы со старыми лозунгами. Да только евреи уже не были лёгкой добычей. «Никогда снова!» – стало не просто их девизом, а образом жизни. Евреи-ветераны – лётчики, моряки, подводники, десантники – вернувшись с вой­ны, встретили фашизм у порога своего дома и решили покончить с ним в Британии. Их было 43 человека, отсюда и название организации еврейских боевиков – «Группа 43». Они собирали лондонскую молодёжь, обучали её боевым приёмам и вместе с ними выходили на разгоны митингов чёрнорубашечников. В числе активистов был и 18-летний Видал Сэссун.

Физическая подготовка и боевой дух вскоре опять пригодились ему: в 1948 г. в Израиле, в Войне за независимость. Угроза существованию еврейского государства была пугающе реальной. На счету был «каждый штык». Эта тема обсуждалась в доме Сэссунов. Идея отправиться в Израиль захватила Видала. В июле 1948-го он уже был в Хайфе и вступил в боевые части Паль­маха. «Этот год стал одним из лучших в моей жизни», – вспоминал он позже. По его словам, именно тогда он в полной мере обрёл чувство собственного достоинства и гордости своим еврейством. Год в войне Израиля за независимость дал Видалу редкий духовный опыт: он был там, где творилась история. Он всегда ощущал себя евреем. Забегая вперёд, скажу, что, будучи членом Британской антифашистской организации, он поддерживал еврейскую молодёжь, а в 1982 г. открыл Международный центр по исследованию антисемитизма при Еврейском университете в Иерусалиме (сейчас носящий его имя).

ИзменитьУбрать
(0)

Вернувшись в Лондон, Сэссун пошёл учиться к лучшему лондонскому парикмахеру – Раймонду Бессону. И – понеслось. Раймонд был экстравагантен. Он вёл популярное шоу, смело эпатировал публику, носил голубой фрак, содержал лошадей, гарцевал в розовом костюме. Но главное – он творил чудеса обычными ножницами. Невероятно харизматичный, он был, как сказали бы сейчас, иконой стиля. Его творения, вспоминал Сэссун, были безупречны.

«Он научил меня делать стрижки. Простыми ножницами. А геометрию я добавил сам. Это случилось позднее», – вспоминал Видал. По его словам, это была не работа, а страсть.

Фанат здорового образа жизни, Видал играл в футбол, плавал, обожал растяжки, был в прекрасной физической форме и работал по 14 часов в сутки, Он менял своё ремесло, превращая его в искусство, а для этого менялся сам. Он брал уроки сценической речи на протяжении трёх (!) лет, учился владеть голосом и аудиторией, напрочь избавился от простонарод­ного акцента «кокни».

Сэссун был завзятым театралом. Он не стал архитектором, хотя мечтал, но был хорошо образован в этой области. Он посетил архитектурные столицы мира – Чикаго, Цинциннати, Барселону, Токио, Бильбао. В дизайне причёсок он вдохновлялся принципами баухауса. Он делился не только идеями, но и успехом, и членов своей команды делал партнёрами.

Мальчик из приюта, он признавался: «Всё, чего я достиг, я достиг благодаря одной великой леди и её вере в меня». Эта леди – Бетти Сэссун, его еврейская мама.


Добавление комментария
Поля, отмеченные * , заполнять обязательно
Подписать сообщение как


      Зарегистрироваться  Забыли пароль?
* Текст
 Показать подсказку по форматированию текста
  
Главная > Мигдаль Times > №170 > ВИДАЛ БОЕВОГО ДУХА И РЫЦАРЬ ПРОСТОТЫ
  Замечания/предложения
по работе сайта


2024-07-22 01:41:15
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua

Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: (+38 048) 770-18-69, (+38 048) 770-18-61.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jerusalem Anthologia Dr. NONA Jewniverse - Yiddish Shtetl