БС"Д
Войти
Чтобы войти, сначала зарегистрируйтесь.
Главная > История > Жизнь Бегина > Захват и казнь английских сержантов
Оглавление

31.10.2003 00:25
balu
  Жизнь Бегина  
Рассказ Шмуэля Каца  
  Раздел Палестины. Война за независимость

Захват и казнь английских сержантов

Ночью 11 июля в кафе в Натании людям ЭЦЕЛ удалось захватить двух английских сержантов из военной разведки. Их звали Клиффорд Мартин и Марвин Файс. Эти солдаты нарушили категорический запрет командования армии на развлечения в еврейских городах и поселениях не при исполнении обязанностей. Англичане, достаточно простые люди, захотели выпить в человеческой обстановке... в компании привлекательных женщин. Их желание вполне можно понять, но цена за эту выпивку была ими заплачена непомерная. Женщины, пригласившие сержантов развлечься, были связными ЭЦЕЛ, которые действовали по заданию оперативного отдела этой организации.

Англичан спрятали в заранее приготовленном для этой цели подземном бункере, отрытом за несколько дней до операции. Внутри у пленников была вода, холодильник с едой, сигареты, туалет, вентиляция и все необходимое для существования в условиях осады.

Английское командование герметически «закрыло» город — никто не мог войти и выйти из него. Был введен комендантский час — жизнь в Натанье существовала, казалось, по другим законам, законам охоты на дичь. Но английских сержантов как будто проглотила (а ведь действительно проглотила) сухая песчаная земля приморского города.

В течение 17 дней комендантского часа, предпринимая тщательные поиски группы, в которую входили люди ЭЦЕЛ и пленные сержанты, совместные патрули полиции и армии не раз проходили в нескольких шагах от входа в бункер, но ничего не обнаружили.

Параллельно в Палестине и во всем мире продолжалась борьба за жизнь приговоренных к смерти подпольщиков и захваченных английских сержантов. Британское командование в Палестине требовало от лидеров еврейского истеблишмента оказания помощи в освобождении сержантов. Но проблема была в том, что никаких контактов между руководством Иргуна и, скажем, Еврейского агентства не было в это время.

И в этом случае, как и в предыдущем, люди «Хаганы» принимали участие в поисках захваченных англичан. Все их усилия, отметим, весьма серьезные усилия, были безуспешными. Найти сержантов не удавалось никому.

В США группа сенаторов потребовала от государственного секретаря генерала Джорджа Маршалла вмешательства в судьбу приговоренных к смерти подпольщиков.

Нелегальная репатриация из Европы продолжалась в Палестину все это время. Англичане, мобилизовав свой флот, ловили суда с беженцами как в море, так и на побережье. Драки между англичанами и высылаемыми на Кипр и обратно на континент отчаявшимися людьми были суровыми и бескомпромиссными. Англичан было больше, они были сильнее, они были вооружены, сыты. Драки эти при всей их кровавой и жестокой безысходности были все-таки не смертельными — ни один английский солдат не погиб в столкновениях с высылаемыми беженцами. Среди высылаемых жертвы были. Это надо помнить, как и тот факт, что англичане вели себя по отношению к несчастным людям последовательно безжалостно и жестоко.

Неизвестно, что происходило в подземном бункере с захваченными сержантами. До сегодняшнего дня люди ЭЦЕЛ хранят в тайне имена тех, кто ловил, сторожил и приводил в исполнение смертный приговор англичанам.

Вот что написали в письме, переправленном из тюрьмы Менахему Бегину, приговоренные к смерти подпольщики:

«Любимому командиру! Мы были счастливы получить от вас письмо, прочитали его с огромным интересом... Мы не думаем, что совершили нечто необычное. Мы действительно думаем, что это рядовой поступок. Мы знали, что это может случиться, и считаем, что наши друзья могут вынести то же самое в случае подобного испытания.

Всегда считали и считаем, что все возможное необходимо сделать для нашего общего дела. Наша вера в это не пошатнулась и в создавшихся условиях. Мы готовы ко всему, и не потому, что у нас нет другого выбора.

Мы чувствуем себя неплохо, несмотря на сложные условия и обстоятельства. Время проходит быстро, незаметно и весело.

С любовью и уважением Нисим, Шимон, Эфраим».

Можно предположить, что это были необыкновенные, сильные, убежденные в своей правоте молодые люди — Авшалом Хавив, Меир Накар, Яков Вайс. Они верили в своего командира по имени Менахем Бегин, любили его, были готовы ради него на все. Они и отдали за него, за свою независимую страну все, что у них было, — жизнь.

28 июля английское правительство на специальном заседании приняло решение, зачитанное чуть позже по радиостанции «Голос Иерусалима».

Вот текст этого сообщения:

«Приговор военного трибунала по делу трех боевиков, схваченных при прорыве в крепость Акко, должен быть приведен в исполнение завтра».

Главный раввин Палестины Ицхак Герцог, замечательный человек, великий знаток иудаизма, попросил в тот вечер срочной аудиенции у Верховного наместника страны. Ответ адъютанта наместника раввину был краток: «Наместник занят». Сам наместник даже не вышел к Герцогу навстречу, вероятно, стеснялся.

Руководители еврейского населения в Эрец-Исраэль, Голда Меир и Ицхак бен-Цви также обратились к наместнику. Руководитель его канцелярии ответил, что «наместник не может изменить принятого ранее решения».

Накануне, 27 июля, англичане сняли комендантский час и осаду Натании, посчитав, что захваченные сержанты уже переправлены в другое место.

За несколько недель до этих событий штаб ЭЦЕЛ на экстренном заседании принял единогласное решение: «Если они повесят наших людей, то мы повесим их людей».

Бегин вызвал Паглина, который нашел командира сомневающимся. Бегин, согласно рассказу Паглина, не сомневался в том, что сержантов на этот раз надо повесить, — авторитет ЭЦЕЛ, как подпольной, сражающейся с оккупантами организации, не мог быть поставлен под сомнение, как и готовность на самые отчаянные, ради достижения цели, поступки. «Мы не преступники, а борцы за свободу, таков наш главный принцип дествий», — говорил он. Бегин ненавидел кровавые акции, связанные с убийством людей, но в данном случае он был уверен в необходимости и правоте жесточайшего поступка.

Сомнения Бегина были связаны с безопасностью людей Иргуна, охранявших схваченных сержантов. Ответственность за их судьбу тревожила командира ЭЦЕЛ.

«Я бы не хотел, чтобы наши люди были схвачены англичанами в последний момент операции, когда они будут вешать сержантов», — сказал Бегин вызванному для консультаций Паглину — этот молодой, очень спокойный человек пользовался особым доверием командира Иргуна. В конце концов Паглин был отправлен в Натанию для оценки общей ситуации в городе и принятия решения относительно действий на месте. Решение Паглином было принято, приказ был отдан.

В ту же ночь сержантов казнили. Тела их были извлечены из бункера и повешены в небольшой роще неподалеку. Отмечу, что вели себя эти люди, Файс и Мартин, мужественно и достойно в свой последний час.

Джон Кимхи, еврейско-английский писатель и журналист, был корреспондентом агентства «Рейтер» в Палестине.

Вот что он писал тогда:

«Весь мир был шокирован этим жестоким продуманным действием. Реакция в Англии была ошеломляющей. Все английские газеты, голоса так называемой общественности в унисон выражали требование к правительству — оставить Палестину, отказаться от мандата...

Реакция в Лондоне была простой — перед террором и насилием англичане должны отступить».

Бегин после этой ночи долго находился в плохом расположении духа, его тревожило и огорчало происшедшее. Повторяю, он не сомневался ни секунды в необходимости и правильности совершенного. Давалась ему эта уверенность дорогой ценой.

В «Ответе английскому отцу погибшего солдата» Бегин написал (позже эта прокламация была опубликована в английских газетах) как ответ на открытое письмо отца сержанта Марвина Прайса в одной из лондонских газет:

«Мы тоже дети наших отцов и отцы наших детей. Б-г свидетель, что мы не хотели кровопролития, которое усиливается с каждым днем в нашей стране. Не к нам вы должны были обращать свою просьбу о помиловании вашего сына, сэр.

Просьбу о помиловании вы должны были обращать к тем, кто убил сына старика Накара,... кто убил брата Эдит Вайс, к тем, кто не обратил внимания на мольбы родственников. К ним идите... на Даунинг-стрит, скажите им: «Вы убийцы! Вы убили моего сына!»

Конечно же, надо быть очень значительным человеком, обладать великой силой, чтобы написать с такой уверенностью такие горькие и непростые слова. Прежде всего потому, что все существо Бегина протестовало против убийства людей, особенно против такого убийства.

«Врагу мы отплатили той же их монетой, — писал потом Бегин в воспоминаниях, — мы предупредили их о последствиях казни — англичане не вняли нашим предупреждениям. На их эшафот мы ответили нашим эшафотом. Но последующие после казни дни для меня стали черными от переживаний, черными, как ночь без звезд».

Запомним эти слова.

И все же со дня казни сержантов и до своего ухода из Палестины англичане больше никого не приговаривали к смертной казни и не приводили другие подобные приговоры в исполнение по отношению к представителям еврейского населения Эрец-Исраэль.

«Одно можно сказать с уверенностью, что если бы мы освободили сержантов тогда, то англичане застроили бы всю страну виселицами и правили бы здесь до сегодняшнего дня. Казнь сержантов в Натании спасла многих наших людей от виселицы и нанесла смертельный удар по английской власти в Палестине» — так написал Бегин в книге «Восстание».

Признанный в мире историк, специалист по политическому террору, профессор Бойер Белл так пишет в своей книге о подпольных организациях ЭЦЕЛ и ЛЕХИ:

«...Естественно, смерть двух сержантов должна была вдохнуть дух жизни в противостояние англичан мятежу Иргуна, приклеить ярлык террориста на каждого еврея и отложить реализацию их мечты о создании независимого государства. Произошло же обратное: казнь сержантов нанесла тот самый последний удар, переломивший хребет английскому мандату...»

Вместо волны гнева и акций мести в Англии усилилась общественная позиция, которую газета «Манчестер гардиан» охарактеризовала фразой — «Пришло время уйти из Палестины». Специалист по международному праву Норман Бентвич пишет в книге воспоминаний относительно реакции в Англии, последовавшей после казни сержантов:

«...общее ощущение было таково, что не следует Британии воспользоваться крайними мерами, чтобы подавить восстание, а необходимо отказаться от нежелательного мандата, породившего столько ненависти, несчастий и позора».

Власть Англии в Палестине пошатнулась, дала сбой, уже виден был невооруженным глазом конец мандата. Но или из упрямства, или в силу воспитания, или по инерции чиновники Великобритании продолжали проводить в Палестине так называемую политику «железной руки».

Сразу после казни сержантов были арестованы мэры городов Тель-Авив, Петах-Тиква, Натания. Незадолго до ареста англичане просили именно их содействия в переговорах с ЭЦЕЛ об освобождении захваченных сержантов. Арестованы были и лидеры ревизионистского движения. В Англии общественность требовала: «Немедленно уйти из проклятой Палестины».

  Отправить ссылку друзьям

  Жизнь Бегина  
Рассказ Шмуэля Каца  
  Раздел Палестины. Война за независимость
Главная > История > Жизнь Бегина > Захват и казнь английских сержантов
  Замечания/предложения
по работе сайта


2017-11-22 03:43:28
// Powered by Migdal website kernel
Вебмастер живет по адресу webmaster@migdal.org.ua
Сайт создан и поддерживается Клубом Еврейского Студента
Международного Еврейского Общинного Центра «Мигдаль» .

Адрес: г. Одесса, ул. Малая Арнаутская, 46-а.
Тел.: 37-21-28, 777-07-18, факс: 34-39-68.

Председатель правления центра «Мигдаль»Кира Верховская .


Jerusalem Anthologia Еврейский педсовет Всемирный клуб одесситов